1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа

Немецкий эксперт: Россия не может смириться с новым статусом бывших сателлитов

Отношения между ЕС и Россией накануне саммита остаются напряженными. Немецкий эксперт в интервью DW-WORLD.DE отметила несколько причин охлаждения взаимоотношений Брюсселя и Москвы.

default

Накануне саммита ЕС-Россия в Самаре немецкий эксперт Ирис Кемпе проанализировала причины кризиса в двусторонних отношениях.

DW -WORLD .DE : Как вы расцениваете нынешние отношения между Евросоюзом и Россией?

Ирис Кемпе: В настоящее время отношения между ЕС и Россией являются очень напряженными - по нескольким причинам. Во-первых, из-за инициативы новых стран-членов ЕС, в первую очередь Польши, которая блокирует начало переговоров по новому Соглашению о партнерстве и сотрудничестве со стороны ЕС.

Другие "проблемные" страны Евросоюза - это страны Балтии. В последние несколько недель они, прежде всего Эстония, можно сказать, (я говорю это, сильно преувеличивая) вели настоящую войну с Россией.

То есть отдельные члены ЕС по-настоящему блокируют эти отношения. А те страны, которые традиционно формируют отношения Евросоюза с Россией, такие как Германия, да и Финляндия, уже, конечно, не могут пренебрегать их опасениями.

Со стороны России отношения тоже складываются непросто. Россия заинтересована в безвизовом режиме. Но не желает учитывать интересы новых стран-членов ЕС, которые вплоть до 1990-х годов входили в сферу влияния Варшавского договора, и по-прежнему не принимает того факта, что они являются частью ЕС.

- Но ведь участники саммита, в частности, европейцы, подчеркивают важность партнерства и свое желание способствовать ему и снять напряженность. Может ли предстоящий саммит помочь решить сложные вопросы?

- Одно время в Европе опасались, что саммит вообще не состоится. До этого не дошло. Но я не думаю, что саммит действительно станет прорывом в решении зашедших в тупик вопросов, в блокаде переговоров по соглашению о партнерстве и сотрудничестве. Есть и другие чувствительные пункты: отношения в сфере энергетики, в частности, поставок газа, между Россией и ЕС, тоже напряженные. Это связано с тем, что Россия не заинтересована подписать Энергетическую хартию. Я не думаю, что по всем этим вопросам может быть достигнут прорыв на саммите. Хотя бы уже потому, что отдельные страны - прежде всего Польша и страны Балтии - слишком близко воспринимают все проблемы в отношениях двух сторон.

- Считаете ли вы, что этим странам следовало бы несколько скорректировать свою позицию?

- В определенной степени, в особенности, что касается Польши. Мне кажется, что ее позиция слишком походит на блокаду. Разумнее будет, если страны, у которых есть сомнения в правильности российской политики Евросоюза, совещались с другими странами ЕС. Это касается литовцев, латышей, эстонцев. Чтобы блокировать не ради самой блокады, а в конце концов выработать конструктивную позицию. В целом же, совсем неплохо критически показать России, где могут проходить границы партнерства, но в конечном итоге это должно быть конструктивно.

- А как должна выглядеть конструктивная позиция России?

- В отношении Польши России следовало бы подумать, насколько разумно продолжать блокировать импорт польского мяса. Что же касается отношений со странами Балтии – тут речь идет о длительных процессах, об историческом примирении. А в краткосрочной перспективе и о том, что не следует вновь и вновь инструментализировать вопросы современной политики - как, например, в случае с прекращением железнодорожного сообщения между Санкт-Петербургом и Таллином из-за переноса памятника в Таллине.

В энергетических вопросах России следовало бы подумать, как ей приблизиться к европейски стандартам, к интересам европейцев. Но и это – долгосрочный, сложный процесс, который связан с положением демократии в России.

- Почему нынешний кризис проявился именно сейчас? Ведь те конфликты, которые вы очертили, носят глубинный характер. Прогресс в отношениях ЕС-Россия был, например, в 2005 году, когда были определены четыре общих пространства...

- И в последние годы отношения между ЕС и Россией не всегда складывались просто. Во время "оранжевой" революции на Украине саммит ЕС-Россия в Гааге был настоящей катастрофой, никакого согласия достигнуто не было. Объясняется это тем, как стороны относились к "оранжевой" революции и президентским выборам.

Отношения далеко не всегда развивались гладко. Зависит это от актуальных событий. А вот что касается структурных вопросов, то в какой-то степени серьезный прогресс был достигнут с принятием четырех общих пространств. Но что они на самом деле решают? Осталась неподписанной Энергетическая хартия, не было достигнуто соглашения по вопросам демократии, Чечни, оценке выборов на постсоветском пространстве, то есть во всех тонких вопросах. Так же и ЕС не пошел на уступки России и не снял полностью визовый режим для граждан РФ...

Нынешняя ситуация связана с расширением ЕС до 27 членов, принятием новых центральноевропейских стран. И с тем, что в России сейчас, в отличие от времен Ельцина, когда демократия декларировалась, по крайней мере, формально, как важная цель, речь идет о путинской концепции суверенной демократии c соответствующей внешней политикой. И Кремль не рассматривает ЕС как общность, а выделяет отдельные страны и старается порой настроить одну страну против другой...

- Значит, изменилась политика России в отношении ЕС?

- Нет, изменились обе стороны - и ЕС, и Россия - и их политика. Они не те, что были десять лет назад. Причина не кроется в политике лишь одной стороны, это было бы слишком простым объяснением.

- Можно ли надеяться, что нынешний кризис будет преодолен?

- Работать для его преодоления можно, но причины кризиса лежат глубже... Декларации хороши, но изменить структуры сложнее. Не исключено, но на это нужно время.

- Значит ли это, что ЕС не вкладывает больших надежд в предстоящий саммит?

- Да. И остается лишь надеяться, что отдельные страны-члены не будут слишком настаивать на блокаде.

Беседовала Ольга Солонарь

_____________________
Ирис Кемпе (Iris Kempe) - эксперт Центра прикладных политических исследований при университете Мюнхена.

Актуально

Контекст

Хроника

Аналитика