1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Политика и общество

Немецкий эксперт о политике символов "большой восьмерки"

О том, сколько символизма допустимо в политике и чего стоит ожидать от предстоящей встречи G-8, в интервью DW-WORLD.DE рассказал ведущий немецкий эксперт в области политики символов и популяризации политических реалий.

default

Ульрих Сарчинелли

Ульрих Сарчинелли (Ulrich Sarcinelli) - профессор политологии при университете Кобленц-Ландау, эксперт в области политики символов.

DW -WORLD .DE : В преддверии саммита "большой восьмерки" внимание общественности привлекают, как ни странно, не темы, которые будут обсуждаться в ходе встречи, а затеянные в Хайлигендамме строительные работы. Можно ли считать плохим стартом тот факт, что в общественном сознании доминируют темы безопасности и затраченных на организацию саммита денежных средств?

Ульрих Сарчинелли: Заранее подсчитывать расходы – это типично немецкий подход к делу. Любая приглашающая сторона старается показать себя в лучшем виде. Естественно, это стоит денег. Однако нельзя забывать, что подобные мероприятия сродни рекламе – в мировых масштабах – для отдельного региона и нации в целом. Поэтому, на мой взгляд, не стоит делать особый акцент на финансовых деталях.

- Однако, как известно, простому гражданину доступ в Хайлигендамм заказан. Влияет ли этот факт на общественное мнение?

- Важным вопросом является то, как пройдет встреча в действительности, какой будет организация, символика и инсценировка этого мероприятия. Необходимо попытаться избежать впечатления, что саммит "большой восьмерки" – это герметичная, не имеющая ничего общего с нормальной жизнью и потребностями рядового обывателя встреча политических элит.

- Получается, символика во время переговоров G -8 важнее возможных результатов саммита?

- Итогом подобных встреч являются, как правило, осязаемые результаты в форме подписанных соглашений и четко названных позиций, договоренность о которых достигается уже в ходе предварительных переговоров. Это, так сказать, – номинальный результат саммита. Однако чем меньше политическое наполнение, то есть реальная проблематика подобных встреч, тем больше опасность подмены их политической инсценировкой, суррогатной политикой.

При этом следует отличать суррогатную политику от понятия "политика символов". Как известно, любой политический шаг имеет внешнее, символьное выражение – в виде определенных действий и поступков – и реальное содержание. Вопрос в том, как эти две плоскости соотносятся друг с другом, насколько первая величина доминирует над второй.

- Что, собственно, символизирует саммит "большой восьмерки"?

- Во-первых, конечно, значение стран-участников на мировой арене. Саммит служит показателем готовности этих государств к сотрудничеству и подчеркивает особую роль всех задействованных сторон, в первую очередь, глав государств и правительств. Кроме того, в зависимости от актуальной политической расстановки сил на встрече "большой восьмерки" могут быть достигнуты различные цели. Так, приглашающий глава государства или правительства, в данном случае канцлер ФРГ, имеет возможность расставить акценты и проявить политическую инициативу в определенных областях.

- Бытует мнение, что саммит "большой восьмерки" – это некое проявление высокомерия власть имущих.

- Да, такое впечатление может сложиться. Саммит G-8 – это закрытая встреча с достаточно узким кругом участников. Не удивительно, что рано или поздно возникает вопрос: а какое, собственно, отношение имеют эти ведущие экономические державы к странам, не представленным на саммите? Ситуация усугубляется еще и тем, что в организации и протекании подобных встреч еще недостаточно четко отражается растущее значение неправительственных актеров.

В результате складывается поляризация: они там вверху – мы тут внизу. Кроме того, из-за растущих год от года расходов на соблюдение мер безопасности у рядового гражданина возникает впечатление, что саммит "большой восьмерки" – это нечто обособленное, оторванное от действительности. Это создает дополнительные причины для враждебности.

- Не увеличилась ли доля символизма в политике в последние годы?

- Я не поддерживаю такую точку зрения. Современные СМИ и, в частности, телевидение формируют мнение, что политические действия – это суть действия символические. Однако не стоит забывать о том, что политика символов существует испокон веков. Достаточно вспомнить придворные церемонии Средневековья, монархов Нового времени или же разнообразные обычаи богатых традициями городов.

- В чем же разница между исторической и современной политикой символов?

- В старину присутствовать при политических церемониях могла, как правило, лишь элита: придворная знать, избранные дворяне, и лишь в особых случаях - простолюдины. Сегодня же политика символов более демократична: любой гражданин имеет возможность наблюдать за ней благодаря СМИ, которые во многом влияют на степень ритуализации политических мероприятий.

Ужесточение конкуренции на ограниченный товар, коим является общественное внимание, привело к тому, что как политики, так и средства массовой информации борются за интерес аудитории. Первые – при помощи зрелищных поступков, вторые – за счет соответствующей драматизации событий. В результате создается обманчивое впечатление о преобладании символизма в современной политической жизни. Однако не стоит забывать, что политика символов является неотъемлемой частью любой политической деятельности, а политики в чистом виде не существует.

Беседовал Пабло Вальден

Контекст

ДОСЬЕ