1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия

Немецкий эксперт: Отношения США с Россией могут стать менее прагматичными

Эксперт германского общества внешней политики Хеннинг Рике комментирует в интервью Deutsche Welle итоги выборов в США, а также возможное влияние новой расстановки сил в Конгрессе на американо-российские отношения.

Хеннинг Рике

Хеннинг Рике

Расстановка сил в Палате представителей Конгресса США изменилась - большинство по итогам выборов в ней будет республиканским. В Сенате демократам удалось сохранить перевес. В интервью Deutsche Welle эксперт германского общества внешней политики Хеннинг Рике (Henning Riecke) прокомментировал возможные последствия результатов выборов для отношений США со странами ЕС и Россией.

Deutsche Welle : Успех республиканцев был предсказуем. Теперь они смогут блокировать в Палате представителей многие внутриполитические начинания президента-демократа. Ожидаете ли вы, как и некоторые другие наблюдатели, "бегства" Барака Обамы во внешнюю политику, вмешиваться в которую у народных избранников меньше возможностей?

Хеннинг Рике: Нет, я такого бегства не ожидаю, хотя есть некоторые внешнеполитические темы, которые для Обамы и впредь останутся первостепенно важными, в частности, Афганистан и сценарий вывода американских войск из этой страны. Но самая главная проблема президента - безработица, рабочие места, а также сокращение государственной задолженности. Это - внутриполитические задачи, находить решения, для которых ему придется вместе с республиканцами. Так что бегства во внешнюю политику не будет, если Обама хочет быть переизбранным на пост президента через два года.

- А какими могут стать последствия выборов в американский Конгресс для стран Европейского Союза?

- Самые главные изменения, на которые надо настроиться европейцам, это предстоящие торговые конфликты, их усиление. Американцы ведь хотят, чтобы их экономика выстояла в конкурентной борьбе с европейцами. Это необходимо для создания новых рабочих мест в США. И это объединяет республиканцев и демократов.

Вторая тема - Афганистан. Особое внимание будет привлечено к тому, насколько Обама сможет сдержать свое обещание вывести войска из этой страны. Никто не ожидает от него кардинального изменения стратегии, но я думаю, что возрастет нажим на европейцев с тем, чтобы они действовали в одном с американцами ритме и не оставили США в Афганистане в одиночестве. От европейцев потребуют большей гибкости - и в том, что касается возможного наращивания их контингентов, и в форматах операций в Афганистане.

- Став два года назад президентом, Обама добился заметного улучшения американо-российских отношений. Насколько такая политика партнерства с Россией устраивает и республиканцев?

- Могу себе представить - хотя я не уверен в этом - что на правительство в Вашингтоне возрастет нажим не проводить в отношении России слишком уж прагматичную политику. Не исключено, что Обама будет подвергаться критике со стороны Палаты представителей, когда речь зайдет о соблюдении прав человека в России, о политике Москвы в отношении ее непосредственных соседей. Правда, и республиканцев больше интересует помощь Москвы в решении проблем Ирана и Афганистана, чем внутренняя ситуация в России.

- Подписанный недавно новый американо-российский договор об ограничении стратегических наступательных вооружений до сих пор не ратифицирован в США. Как вы оцениваете его будущее?

- В самом деле, СНВ еще не ратифицирован американцами, но, скорее всего, он будет ратифицирован, возможно, еще прежним составом Сената. Так как речь идет о международном договоре, участия Палаты представителей не требуется. Но и новый ее состав, полагаю, не будет чинить препятствий, поскольку многие республиканцы также считают этот договор важным элементом в американо-российских отношениях. СНВ активно поддерживают военные круги США, поскольку высоко оценивают значение содержащихся в нем инструментов верификации. Так что я думаю, что этот договор состоится.

- А другие инициативы в сфере ядерного разоружения?

- С ними сложнее. Не думаю, что другие элементы ядерного разоружения, такие, как всеобъемлющий отказ от ядерных испытаний и запрет на производство оружейного плутония войдут в повестку дня в ходе второй половины президентства Обамы.

- На предстоящем саммите НАТО в Лиссабоне речь пойдет о проекте противоракетной обороны для Европы. Как относятся в США к идее привлечения России к реализации таких планов?

- В принципе, Соединенные Штаты хотели бы привлечь Россию к участию в этом проекте и положительно относятся к кооперации в этой сфере. Но проблема, как всегда, в деталях. В США по-прежнему есть большие опасения в отношении передачи России современных технологий и допуска к натовской системе страны, не являющейся членом альянса. С моей точки зрения, эти проблемы политически решаемые, и я думаю, что новый Конгресс не станет торпедировать планы ПРО для Европы, поскольку республиканцы вообще заинтересованы в более сильном военном присутствии. А поскольку побудить Иран отказаться от ядерной программы удастся едва ли, то такая система представляется и одним из элементов политики сдерживания Тегерана, за которую ратуют республиканцы.

Но система ПРО - это еще и вопрос денег. Вполне допускаю, что Вашингтон усилит нажим на европейцев с тем, чтобы они взяли на себя большую часть расходов по созданию системы ПРО для Европы.

Беседовал Никита Жолквер, Берлин
Редактор: Глеб Гаврик

Архив

Контекст

Пресса