1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Немецкий эксперт: Новому президенту РФ придется восстанавливать отношения с Европой

На международной арене Россия воспринимается теперь намного серьезнее, нежели еще несколько лет назад, считает немецкий политолог.

default

Петер Шульце

На вопросы корреспондента DW-WORLD.DE ответил профессор политологии университета Гёттингена Петер Шульце (Peter Schulze).

DW -WORLD .DE : Каковы, на Ваш взгляд, основные итоги российской внешней политики последних лет на европейском направлении?

Петер Шульце: Это весьма сложный вопрос, поскольку переговоры по поводу нового договора о партнерстве между Европейским Союзом и Россией до сих пор ни к чему не привели. Виной тому – не позиция Москвы, а разногласия между старыми и новыми членами ЕС, в особенности это касается стран Балтии и Польши.

Важным результатом можно считать отход России от той роли, которую она играла на международной арене в 90-е годы, а также в первые годы президентства Путина, – роли своеобразного "младшего брата", которого можно учить тому, как решать внутриполитические вопросы и какой позиции придерживаться в своей внешней политике.

В 2007 году доминирование Евросоюза по отношению к России окончательно закончилось. Это находит отражение и в том факте, что ЕС больше не может изменять или критиковать российскую позицию по поводу нового партнерского соглашения.

- Как, по Вашему мнению, будет развиваться ситуация с заключением нового Соглашения о партнерстве и сотрудничестве между ЕС и Россией?

- Уже существует предварительная версия этого соглашения, и я не думаю, что там будут произведены существенные изменения. Некоторые пожелания российской стороны, в частности, ослабление или отмена визового режима, не смогут быть учтены, однако Москва сможет отстоять свою позицию в формулировке конкретных проектов.

Таким образом, новое соглашение потеряет идеологическую направленность, которая до сих пор имела место. Это будет договор между двумя геополитическими силами по поводу общих интересов в четырех сферах: внутриполитическая безопасность и борьба с терроризмом, экономическое сотрудничество, гуманитарная сфера, а также укрепление государственных структур и развитие правового государства и демократии.

Интересно и то, что ни одна, ни другая сторона не выполнила всех положений старого Соглашения о партнерстве, и, несмотря на это, между Москвой и Брюсселем развивался интенсивный диалог. Подобное соглашение – это только рамка, внутри которой осуществляется экономическое, социальное и политическое сотрудничество между государствами. Поэтому никакой трагедии в том, что до сих пор не заключено новое соглашение, я не вижу.

- Как Вы оцениваете идею Владимира Путина о создании Европейско-российского института прав человека и демократии, высказанную осенью на саммите России и ЕС в Лиссабоне?

- Это заведомо неосуществимое предложение. В Европе уже существует Суд по правам человека. Я не думаю, что Евросоюз поддержит идею создания еще одной подобной организации.

- Как изменилась за последние годы роль России на международной политической арене?

Россия вновь является игроком международной политики. Это осознали как Соединенные Штаты и Европа, так и государства Азиатско-Тихоокеанского региона. Особенно ясно это стало на рубеже 2005 и 2006 года, когда Россия – крупная энергетическая и сырьевая держава – впервые повернула на новый политический курс, против которого ничего невозможно было предпринять. Формально он был правильным и соответствовал долгосрочным интересам России. Но методы и способы действий, избранные российским руководством, у большинства не вызывали симпатии.

Тем не менее, вместе с тем пришло осознание того, что это уже не Россия времен Ельцина или первого президентского срока Путина, и что новая Россия будет играть все более активную роль в международной политике – в одиночку или в союзе с новыми партнерами, в частности, со среднеазиатскими государствами и Китаем, состоящими в Шанхайской организации сотрудничества.

С другой стороны, существуют опасения, что Россия будет использовать свое новое положение недостаточно разумно и осмотрительно, как, например, в отношениях с Грузией и Украиной.

Так или иначе, с этой страной теперь следует обходиться иначе, чем это было раньше. Можно лишь надеяться, что новые российские элиты в сфере внешней политики и госбезопасности не будут злоупотреблять новой властной позицией России.

- Какие важнейшие задачи во внешнеполитической сфере будут стоять перед новым президентом?

Прежде всего ему предстоит решить проблемы на европейском направлении. Он должен доказать, что политика России – это не политика лавирования, и что сотрудничество с азиатскими государствами не означает отход от Европы - это худшее, что может произойти.

Задачей должно стать развитие добрососедских отношений, интенсивное экономическое сотрудничество и восстановление доверительных отношений с Европой в политической сфере.

Беседовала Ольга Демидова

Контекст