1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Киргизия

Немецкий эксперт: Не стоит ожидать в Киргизии парламентаризма по западному образцу

Как могут повлиять апрельские события в Киргизии на ситуацию в сфере безопасности в регионе? Ферганская долина остается по-прежнему под пристальным вниманием экспертов.

Митинг в Джалал-Абаде

В Джалал-Абаде, апрель 2010 года

Обстановка в Киргизии после смены власти остается относительно нестабильной. Могут ли воспользоваться нынешним положением в Киргизии, например, исламские экстремисты или террористы? Об этом шла речь в интервью с экспертом по Центральной Азии Института по изучению мира и политики безопасности в Гамбурге Анной Крайкемайер (Dr.Anna Kreikemeyer).

Deutsche Welle : Госпожа Крайкемайер, как вы оцениваете нынешнюю ситуацию в Киргизии?

Анна Крайкемайер: Прошло 26 дней с момента, когда произошел переворот в Киргизии. Пока еще нельзя сказать, что действительно обеспечена полная стабильность в стране. По-прежнему все очень хрупко. Тут есть несколько аспектов. Первый – это вопросы, связанные с правительством. Отстранение от власти экс-президента Бакиева и его выезд из страны через Казахстан в Беларусь произошли, более или менее, без особых происшествий. Сейчас временное правительство Киргизии ходатайствует о выдаче Бакиева и намерено заставить его отвечать перед судом. Временное правительство должно этого добиваться, чтобы упрочить свою легитимность. Но, скорее всего, экс-президента Бакиева не выдадут из Беларуси киргизским властям.

Второй важный момент – проект новой Конституции, предложенный временным правительством. Он предусматривает изменение политической системы, включая переход к парламентаризму и многопартийной системе, а также важные изменения формирования ЦИК. В целом, в проекте имеется масса позитивных изменений, в том числе речь в нем идет об усилении роли парламента и ограничении президентских полномочий. Но в то же время пока нельзя говорить о многопартийной системе по западному образцу. Партии в Киргизии представлены кланами, неформальными объединениями и региональными лидерами. В Центральной Азии не следует ожидать чего-то другого. Нужно реалистично смотреть на эти вещи.

Есть два положительных момента. Во-первых, каждой политической партии в будущем парламенте может быть представлено не более 50 процентов депутатских мандатов. Это будет препятствовать созданию так называемой "президентской" партии. Во-вторых, в составе ЦИК кандидатуры, представленные президентом, будут составлять лишь малую часть, все остальные члены комиссии – выдвиженцы от различных общественных объединений и НПО республики.

Нужно сказать, что все еще наблюдается разделение по региональному признаку "север-юг". Но я не думаю, что это приведет к расколу страны. Временному правительству, может быть, следовало бы сделать несколько демонстративных шагов по предотвращению тенденции к разделению.

Важна будущая роль России в Киргизии. Курсировали слухи о том, что Россия не возражала против прихода к власти временного правительства, потому что экс-президент Бакиев оставил за американцами военную базу в Манасе в качестве транзитного центра. Вопрос заключается в том, насколько Россия использует нестабильную ситуацию в регионе, чтобы утвердить свою роль как необходимого партнера для стран региона. Интересно, как будут складываться отношения между Россией и временным правительством Киргизии в будущем.

Международное сообщество уделяет большое внимание региону. Представители многих государств и всех важных международных организаций работают сейчас в Киргизии, так что можно говорить об успешном менеджменте, направленном на разрешение конфликта.

- Могут ли повлиять апрельские события в Киргизии на ситуацию в сфере безопасности в регионе , существует ли сейчас, например , террористическая угроза со стороны исламских экстремистов или террористов ?

- Нужно очень четко разделять возрождение ислама в обществе, где превалируют мусульмане (это все республики Центральной Азии за исключением Казахстана), а также определенную привлекательность исламского фундаментализма от исламского экстремизма или терроризма. До настоящего момента в регионе не наблюдалось террористических угроз со стороны исламистов. Но в Киргизии растет число фундаментальных исламских течений, например, "Хизб-ут-Тахрир". Особенно сильны эти течения в Ферганской долине, включая как Узбекистан, так и Таджикистан.

Правительства этих стран авторитарно реагируют на такие тенденции, но очень мало обращают внимания на причины возникновения этой проблемы. А они скорее экономические, нежели религиозные.

- Некоторые российские эксперты говорят о том, что Киргизия может стать местом, куда устремятся вооруженные бандформирования , сейчас воюющие на стороне талибов в Афганистане , среди них и члены "ИДУ" ( "Исламского движения Узбекистана" )?

- "Исламское движения Узбекистана" было практически разбито в ходе военных операций в Афганистане. Появляются слухи о том, что в Афганистане и Пакистане "ИДУ" вновь формирует отряды, но найти доказательства этому очень сложно. В любом случае, нет актуальных свидетельств того, что сейчас эта радикальная исламская организация представляет значительную опасность для Центральной Азии или Ферганской долины. Но конечно, нужно очень внимательно наблюдать за ситуацией там, и задача международного сообщества, особенно ОБСЕ, - быть активнее в области предотвращения конфликтов.

Беседовала Наталья Позднякова
Редактор: Михаил Бушуев

Архив:

Контекст