1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Немецкий эксперт: МОК упустил шанс в борьбе с допингом

МОК позволил олимпийской сборной России участвовать в Играх в Рио. Почему это решение вызвало возмущение в мире спорта, в интервью DW объяснил эксперт в области допинга Фриц Зёргель.

Решение Международного олимпийского комитета (МОК) о допуске сборной России на Олимпиаду в Рио-де-Жанейро вызвало шквал критики на Западе. В интервью DW Фриц Зёргель (Fritz Sörgel), директор нюрнбергского института биомедицинских и фармацевтических исследований, один крупнейших экспертов в области допинга, рассказал о возможных последствиях этого шага и своем отношении к сложившейся ситуации.

DW: Господин Зёргель, МОК принял решение о допуске российских атлетов на Олимпиаду в Рио. Упустил ли МОК при этом шанс дать четкий сигнал, что допинг недопустим?

Фриц Зёргель: Да, в этом отношении шанс в любом случае упущен. Это обидно прежде всего из-за того, что делу была дана серьезная огласка. Возможно, не в России, но в других странах. В этом смысле упущен очень большой шанс. Но это можно было бы просчитать заранее.

- Незадолго до оглашения решения МОК вы говорили об "отвратительной договорной игре". Идет ли речь об общем решении МОК, России и международных спортивных федераций?

Фриц Зёргель

Фриц Зёргель

- Об общем - нет. По крайней мере, исходя из того, что не было никакой общей телеконференции (смеется. - Ред.). Однако задумаемся: до начала Олимпиады осталось 2 недели. И сравним: обычно процесс обвинения кого-либо в допинговых нарушениях, либо оправдание по этому вопросу, либо претворение в жизнь вердикта CAS (Спортивный арбитражный суд. - Ред.) занимает продолжительное время. А теперь все проходит гладко. Спортсмены могут подать документы в федерации, чтобы доказать, что они чисты. И это длится менее двух недель. Для меня это все - признаки договорной системы, игры с заранее известным результатом.

- Полагаете ли вы, что в случае с менее крупной страной решение было бы иным?

- Да, к примеру, в случае с Кенией, на которую также обращали внимание. В связи с известными предубеждениями все прошло бы куда проще. Однако нужно честно заявить: подобные предубеждения действуют и в отношении России. Интересно, как бы это прошло, к примеру, в случае с США.

- Юлия Степанова, которая ранее была дисквалифицирована за использование допинга, выступала как главный свидетель во время раскрытия государственной допинг-системы в РФ. Однако, по мнению МОК, Степанова не соответствует "этическим требованиям, предъявляемым к олимпийцу", в связи с чем не может принять участие в Играх в Рио. А американский спринтер Джастин Гэтлин, дважды уличенный в применении допинга, выйдет на старт. МОК применяет двойные стандарты?

- Это обоснование является абсолютной наглостью. То, что Степанова сдала положительный допинг-тест, конечно, проблема. Однако она вместе с мужем и немецким журналистом Хайо Зеппельтом (Hajo Seppelt) немало сделала для разоблачения российской допинг-системы. И потом ее обвиняют в том, что она не соответствует этическим стандартам. С чисто человеческой точки зрения, это самый худший аспект во всей истории. И что это может означать для других спортсменов, которые могли бы выступить в роли информаторов? Вот что: "Будем-ка мы держаться подальше от этого".

- Данное решение МОК может также подействовать устрашающе на спортсменов, которые задумывались над тем, чтобы последовать примеру Юлии Степановой?

- Да, одно связано с другим. Глава МОК Томас Бах (Thomas Bach) сумел выйти из положения - как минимум, временно. Я не знаю, поставлена ли в этом деле точка. Спортсменка отстранена, а россияне участвуют в соревнованиях. Все идет прекрасно, не так ли?

- Вы говорите о Томасе Бахе. Будет ли МОК в долгосрочной перспективе придерживаться решения по Степановой?

- Прогнозы - всегда дело неблагодарное. Нужно посмотреть на весь МОК, с какими претензиями им придется столкнуться. Может случиться и так, что в некоторых странах, где к подобным вещам относятся критически, отношение к Международному олимпийскому комитету перерастет в неприязнь. К таким странам я, кстати, отношу и Германию. Но стран, которые внимательно следят за событиями в МОК, не так много в мире. В Великобритании, к примеру, тема допинга не обсуждается так активно, как у нас.

- Заглянув в будущее борьбы с допингом: не воспримут ли это решение (о допуске сборной России в Рио. - Ред) уличенные в применении запрещенных препаратов как карт-бланш?

- Так далеко я бы не заходил. Это решение уже оставил след, особенно в тех странах, где такая допинг-система внедрена на любительском уровне. Конечно, из худших допинговых случаев извлечь уроки нельзя. Но есть достаточно спортсменов, которые задумываются над тем, что делают, и они должны сделать вывод из этой истории: "Если я совершаю проступок, о нем становится известно. И очень широко". То, что уличенные в использовании допинга должны с этим считаться, так или иначе ясно, однако в случае России речь идет о совершенно другом измерении.

- С учетом все новых и новых допинговых скандалов, откуда вы берете силы для дальнейшей борьбы? Чувствуете ли вы себя разочарованным, особенно после таких решений?

- Нет. Разочаровывается и устает тот, кто непосредственно занят в спортивной сфере в качестве какого-то функционера. Для стороннего наблюдателя, занимающегося допинговыми вопросами, в том числе с научной точки зрения, все в порядке. Нужно рассуждать трезво и держаться на расстоянии. Хотя то, что меня некоторые вещи расстраивают, это очевидно.

- Чего вы хотели от МОК в борьбе с допингом?

- Хотелось бы, чтобы МОК решал определенные дела так, как их следует решать. Как уже я сказал, сейчас такой шанс упущен. Но будут и другие, и тогда МОК не удастся выйти из положения так легко, как в этот раз.

Смотрите также:

Контекст