1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия

Немецкий эксперт: Имидж России может быть подорван

Эксперт берлинского Фонда науки и политики Уве Хальбах скептически оценивает заявление Дмитрия Медведева о прекращении российской военной операции в Южной Осетии.

default

Пятидневная война окончена?

Эксперт берлинского Фонда науки и политики Уве Хальбах (Uwe Halbach) считает, что, если Россия прекратит военные действия, то ее отношения с Западом не пострадают. Интервью Deutsche Welle.

Deutsche Welle: Господин Хальбах, 12 августа российский президент Дмитрий Медведев объявил о завершении операции в Южной Осетии. Пятидневная война окончилась?

Deutschland Uwe Halbach

Уве Хальбах

Уве Хальбах: Это еще не совсем ясно. Он объявил ведь и о том, что боевые действия могут быть возобновлены в случае агрессивных действий с грузинской стороны. Оперативная обстановка в Грузии непонятная, сведения о том, сложили ли грузинские войска оружие или нет, поступают противоречивые. Так что прекращение огня еще не стопроцентное.

- Какие цели, по вашему мнению, преследовали конфликтующие стороны и чего они добились?

- Грузинская сторона уже давно преследовала цель вывести на международный уровень тлевшие в Абхазии и Южной Осетии конфликты, привлечь к их решению мировое сообщество и тем самым уменьшить здесь роль России. Россия же преследовала прямо противоположную цель - сохранить монополию на поддержание мира на Кавказе и по возможности не подпускать к нему других игроков.

- А нефть? Какую роль играла она в этом конфликте?

- Я не думаю, что нефть непосредственно была решающим фактором в этом военном конфликте. Я вообще скептически отношусть к расхожей формуле "война за нефть". Это геополитическое клише. При оценке геоэкономической функции Кавказа, однако, он, конечно, играет заметную роль как регион транзита каспийской нефти. Известно, что Азербайджан - важный производитель нефти, а Грузия - ее не менее важный транспортер. Нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан - существенный элемент в восприятии Кавказа Россией и западными странами. Но я бы не сказал, что этот конфликт разгорелся из-за нефти.

- Что же будет дальше? Предположим, перемирие будет все-таки соблюдаться. Надо начинать переговоры. Но Россия отказывается вести их с президентом Саакашвили и требует, чтобы он ушел...

- Такое требование смены режима трудно осуществимо. И по оценкам западных наблюдателей, позиции Саакашвили сильно пошатнулись. О чем он, собственно, думал, на что рассчитывал, начиная наступление на Южную Осетию? Но все равно отказ Москвы рассматривать его как партнера по мирным переговорам просто так не претворить в жизнь.

- Господин Хальбах, какие последствия будет иметь эта война для отношений России и Запада?

- Все будет зависеть от того, окончилась эта война или она будет продолжаться. От того, как следует понимать слова Путина о том, что военную акцию надо проводить до ее логического завершения. Что является ее логическим завершением? Если, как объявил президент Медведев, российская миссия закончена, если ее цель состояла в том, чтобы отразить грузинское нападение, тогда Запад будет и далее вести себя с Россией, как прежде, и Россия сохранит свою важную роль на мировой арене. Если же российские действия в Грузии будут продолжаться и возникнет впечатление, что Россия пытается захватить Грузию, тогда ее имидж как ответственного и важного игрока на мировой арене, которого Россия добивалась последние годы, будет сильно подорван.

Никита Жолквер

Контекст