1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Украина

Немецкий эксперт: Жесткие условия МВФ Украине - вынужденная необходимость

В интервью DW советник украинского правительства Роберт Кирхнер оценил условия экстренного кредита Украине, который пообещал предоставить МВФ, и способность страны преодолеть кризис.

Роберт Кирхнер (Robert Kirchner) - сотрудник независимой консалтинговой фирмы Berlin economics. Он входит в группу немецких советников при правительстве Украины. В интервью DW он прокомментировал финансовое и экономическое положение на Украине, а также возможности страны по выходу из кризиса и роль, которую сыграет в этом обещанный МВФ кредит в размере 14-18 млрд долларов.

DW: Господин Кирхнер, чем отличается экстренная помощь Международного валютного фонда от кредита, который предлагал Кремль еще правительству Януковича?

Роберт Кирхнер

Роберт Кирхнер

Роберт Кирхнер: Я вижу два отличия. Во-первых, кредит МВФ - это только часть международного пакета помощи, который составит до 27 миллиардов долларов в ближайшие два года. Так что общий размер гораздо выше. Но главное отличие от российского кредита, о котором речь шла в декабре 2013 года, - это условия предоставления. МВФ требует проведения реформ, чтобы устранить двойной дефицит, то есть дефицит бюджета и платежного баланса. Это необходимо для оздоровления финансов. А российский кредит просто финансировал прорехи, причем только на короткое время. Но дефицит оставался или даже рос, а вместе с ним и долговые обязательства. Проблема не решалась, а только откладывалась.

- Финансовое и экономическое положение на Украине критическое. Правительство за правительством затягивало реформы. Сколько времени у нового правительства, чтобы реализовать эту жесткую программу?

- Начинать надо с первой минуты. Если не скорректировать расходы, то до конца года дефицит бюджета мог бы достигнуть 10 процентов от ВВП. Профинансировать такой дефицит невозможно, тем более что у Украины нет доступа к рынкам капитала. Правительство сразу же запросило помощи у МВФ. Мы этого давно требовали. Но прежние правительства не готовы были выполнять требования МВФ. А нынешнее правительство, может быть, из-за отсутствия выбора, конструктивно обсудило и приняло жесткую программу реформ. Теперь дело за ее реализацией.

Программа рассчитана на два года. В апреле МВФ должен ее утвердить. Тут же поступит первый транш. Кое-что уже сделано. За это время правительство намерено сократить дефицит бюджета до 2,5 процента. Оно также отпустило обменный курс гривны. Это важный сигнал. Жесткий обменный курс был причиной многих экономических проблем. Были повышены тарифы на газ и отопление.

- Какую роль в консолидации бюджета может сыграть борьба с коррупцией?

- Это тоже важный фактор. Возьмем систему госдотаций, государственных закупок - везде есть указания, что определенные лица на этом наживались. Если сделать систему прозрачной, это позволит сократить расходы, сделать их социально приемлемыми.

- А если остановить воровство чиновников, может быть, и финансовая ситуация нормализуется?

- Я не думаю, что этим можно обойтись. Надо сокращать субсидии. Мы как-то подсчитали, что тарифы на энергоносители составляют лишь 16 процентов их реальной стоимости. Конечно, и в энергетическом секторе процветала коррупция, но надо повышать доходность бюджета.

- В программе, которую вы представили правительству Украины, речь идет о борьбе с бюрократией. Это только сокращение армии чиновников или реформы всех структур?

- Нет, главная задача - раскрепостить предпринимателей, чтобы они могли вкладывать деньги и создавать рабочие места. Больше всего страдает малый и средний бизнес. Даже самое малое предприятие обязано содержать бухгалтера. Для простых платежей на Украине требуется четыре документа, в Евросоюзе достаточно одного счета. Сколько ресурсов можно высвободить! Но главное - улучшение инвестиционного климата. Экономика Украины в стагнации. Это надо как можно быстрее изменить.

- В этом году ожидается даже спад на три процента, хотя правительство, по вашим словам, принимает правильные меры?

- Эти реформы в краткосрочной перспективе не сказываются. Они скорее даже сдерживают рост в результате финансовой консолидации. Но в средне- и долгосрочной перспективе они сработают. Правда, есть непредсказуемый фактор - это политика России по отношению к Украине. Сейчас никто не может сказать, как она будет развиваться.

- Но это проблема: если быстро подписать соглашение об ассоциации с Евросоюзом, не спровоцирует ли это очень жесткую реакцию со стороны России?

- Мы всегда отдавали предпочтение соглашению с ЕС перед Таможенным союзом с Россией. Политическая его часть уже подписана. Экономическую планируется подписать осенью. Евросоюз уже открыл свой рынок для целого ряда украинских товаров. Украина сэкономит на этом до полумиллиарда евро. Это - верный курс. Что до реакции России, то есть важные экономические рычаги. Если она усилит давление, Евросоюз должен будет указать России на неприемлемость таких действий. А, с другой стороны, необходимо помочь Украине справиться с потерями на российском рынке.

Не надо забывать, что большая часть экспорта в Россию - в основном, продукты машиностроения, - производится на Востоке Украины. Нельзя допустить массового недовольства в этом регионе. Тут международное сообщество должно прийти на помощь. Может быть нужны инвестиционные программы. Если Россия не будет покупать тепловозы и железнодорожные вагоны, может быть, стоит использовать мощности для модернизации украинских железных дорог.

Смотреть видео 02:32

Немецкие СМИ: Взгляд Запада на украинский кризис не должен быть однобоким

Аудио- и видеофайлы по теме