1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Немецкий эксперт: "В заявлении генштаба России больше театральности, чем реальности"

В заявлении Юрия Балуевского о готовности нанесения превентивного удара, в том числе ядерного, по словам немецкого эксперта, прозвучал тезис 8-летней давности. И это вряд ли следует воспринимать как угрозу.

default

Российский солдат заряжает ракетную установку

Hannes Adomeit

Немецкий военный эксперт Ханнес Адомайт

Немецкий военный эксперт Ханнес Адомайт (Hannes Adomeit) в интервью Deutsche Welle заявил, что причины последнего заявления главы российского генштаба могут носить как внешне-, так и внутриполитический характер. Deutsche Welle: Следует ли отнестись к заявлению Юрия Балуевского всерьез? Ханнес Адомайт : Тезис, который выдвинул Юрий Балуевский, не содержит абсолютно ничего нового. Право применить любые средства, в том числе и ядерное оружие, в случае угрозы для национальной безопасности отвечает государственной стратегии России. Соответствующий документ существует уже с 2000 года. Так что начальник генерального штаба в своем выступлении на конференции в Москве не сказал ничего нового. - И все-таки - какой повод появился у Балуевского или у России для того, чтобы именно сейчас озвучить тезис о возможности применения ядерного оружия?

Russland Generalstabchef Juri Balujewski

Начальник Генштаба ВС России генерал Юрий Балуевский

- Состоялась конференция, которую организовали представители вооруженных сил. Как правило, такие мероприятия имеют весьма нерегулярный характер. Однако какое-то заявление должно было последовать. И совершенно очевидно, что на конференции были затронуты вопросы, которые сегодня определяют отношения между Россией и США, а также Россией и НАТО. Это в том числе и вопрос о размещении Соединенными Штатами элементов своей системы ПРО в Восточной Европе, а именно в Чехии и Польше. Заявление Балуевского было воспринято как в Москве, так и на Западе именно в этом контексте, хотя он сам таких акцентов не расставлял. - То, что стиль заявления Балуевского достаточно жесткий, может быть и обдуманным шагом? - Это головоломка, над которой сейчас бьются западные военные эксперты и политики. Ясности нет. Если бы эта конференция была связана с представлением Россией новой концепции общеевропейской безопасности, то тогда сделанное заявление несло бы иной смысл. Но вполне возможно, что оно было вызвано обострением ситуации во внутриполитической жизни России. И что стиль государственной политики, принятой внутри страны, то есть авторитарное управление, переносится и на внешнюю политику. Это первый ключевой момент. Второй связан с тем, что США с помощью НАТО стремятся укрепить свои позиции в Центральной и Восточной Европе. А это совсем не отвечает представлениям Москвы о развитии данного региона, включая постсоветское пространство, где российская сторона всегда имела вес. В этой связи можно предположить, что целью такой кампании является противостояние, как принято говорить в Москве, продвижению НАТО на постсоветской территории. - Предстоящие выборы президента России могли сыграть здесь свою роль? - Да, как я уже сказал, причиной могут быть и обострившиеся отношения внутри страны. На фоне антиамериканских настроений, но совсем необязательно антиевропейских, в российском обществе и в кругу политической элиты сегодня одной из главных задач остается демонстрация военной мощи государства, с которой надо считаться. Это один момент. Здесь есть и важный психологический аспект - стремление показать, что США и НАТО не могут оказать на Россию давление, что у страны есть собственные представления как о внутренней, так и внешней политике. - И все-таки еще раз: следует ли воспринимать заявление Балуевского как некую серьезную угрозу? - Никакая это не угроза. Это просто констатация того, что определено уже давно принятыми официальными документами. Однако что касается той доктрины, которая прозвучала в заявлении Балуевского, то здесь гораздо больше театральности и нагнетания обстановки, чем реальности. Беседовала Марина Борисова

Пресса

Контекст