1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Немецкий эксперт: "Встреча в Сочи - искусный шахматный ход Москвы"

В Сочи завершилась встреча так называемой "душанбинской четверки". Политические переговоры, проводимые в таком формате, вызвали интерес у экспертов на Западе.

Встречадушанбинской четверки в Сочи

Встреча ''душанбинской четверки'' в Сочи

Россия пытается усилить свое влияние в Центральной Азии, а также в Афганистане и Пакистане, полагает немецкий эксперт Гюнтер Кнабе (Günter Knabe). Встреча в Сочи лидеров Афганистана, Пакистана, Таджикистана и России - искусный шахматный ход России, отметил Кнабе в интервью Deutsche Welle.

Deutsche Welle: В Сочи завершилась встреча так называемой "душанбинской четверки". Какие общие интересы заставили лидеров России, Афганистана, Пакистана и Таджикистана сесть за стол переговоров?

Гюнтер Кнабе: Россия всеми своими политическими маневрами дает понять, что желает снова оказывать влияние на страны бывшего СССР и соседние с ними государства. Я называю это "фантомной болью распавшейся империи". На Западе внимательно, с большим недоверием и скепсисом, за этим наблюдают. Россия вновь пытается включиться в "большую кровавую афганскую игру", потому что Афганистан является основным центром, вокруг которого группируются другие проблемы.

- Почему переговоры в Сочи проводили именно в таком составе?

Экcперт Гюнтер Кнабе

Экcперт Гюнтер Кнабе

- Большой интерес представляет участие в сочинской встрече пакистанского президента Зардари. Пакистан и Афганистан политически взаимосвязаны, они - как сиамские близнецы: проблемы Афганистана ни в коем случае нельзя решить без участия Пакистана. И то, что России удалось посадить за один стол переговоров Карзая и Зардари, бросается в глаза.

Еще один гость России на этой встрече - Эмомали Рахмон, президент страны, косвенно втянутой в конфликт в Афганистане. И афганская проблематика очень сильно затрагивает Душанбе. В итоге получается, что приглашенные главы трех государств имеют большое значение для России, но при этом друг к другу отнюдь не благосклонны.

- Чего конкретно хочет достичь Россия и каким образом?

- По моим оценкам, Россия в любом случае хочет не допустить долгосрочного присутствия НАТО и США в Афганистане, Пакистане и Ираке. Подлинный же интерес состоит в том, чтобы конфликт в Афганистане завершился как можно скорее. Пример того, как важно России снова играть значительную роль в регионе, - июньская конференция, посвященная проблеме производства и контрабанды наркотиков из Афганистана. Для России - это очень большая проблема, потому что основная часть героина попадает в страну именно из Афганистана. НАТО и силы ISAF находятся в Афганистане уже почти 9 лет и пока никаких успехов в борьбе с наркотиками не добились.

На маковых плантациях в Афганистане

На маковых плантациях в Афганистане

Сейчас Россия предлагает НАТО и ISAF свою помощь в этом вопросе и надеется, что она будет принята. Я считаю, это очень правильный ход. Производство и продажа наркотиков - проблема не только для России, но и для всей Европы. Для России это, конечно, возможность сделать определенный шаг назад и как бы вновь "войти" в Афганистан.

Кроме того, после свержения в Афганистане коммунистического режима в Россию бежали 200 тысяч высокообразованных афганцев. Эти инженеры, врачи и учителя могли бы вернуться, чтобы помочь в восстановлении Афганистана. Россия напоминает, что в годы советской оккупации с ее помощью были реализованы многочисленные проекты: строительство дорог, домов, мостов, фабрик и так далее. Это именно та сфера, где Россия совместно с Западом могла бы помочь Афганистану. Понятно, что американцы на такие инициативы практически никак не реагируют.

- Каковы интересы Афганистана и Пакистана?

- Интересы Карзая заключаются в том, что он хочет в определенной степени освободиться от большого влияния США. С этой точки, конечно, любопытен тот факт, что Карзай с Медведевым сидят за столом переговоров. Есть и другая интрига в этой игре - пакистанский президент Зардари, который, конечно, тоже пытается ослабить влияние США на свою страну. Американцы совершенно справедливо критикуют Пакистан за то, что пакистанская разведка ISI оказывает поддержку "Талибану", "Аль-Каиде" и другим исламским террористическим организациям в Афганистане.

Пакистан всегда стремился установить в Афганистане свой протекторат. И это важный момент, чтобы понять, почему между этими странами существуют такие амбивалентные отношения. Спор между Пакистаном и Афганистаном очень давний, решить его, вероятно, не удастся и Медведеву.

- Какую роль играет Афганистан в отношениях между Россией и Таджикистаном?

Эмомали Рахмон

Эмомали Рахмон

- Президент Таджикистана Рахмон очень сильно заинтересован в том, чтобы играть роль в урегулировании конфликта в Афганистане. До сих пор Душанбе не рассматривали как значимого игрока, в отличие от Ташкента. Узбекистану это удалось благодаря военной базе в Термезе. Таджикистан хочет, чтобы его принимали всерьез, и в определенных обстоятельствах он мог бы что-то предложить Западу в плане логистики, которая важна для ведения военных действий в Афганистане. Но Россия не заинтересована в том, чтобы Таджикистан попал под западное влияние. Таджикистан очень обеспокоен тем, что из Афганистана на его территорию могут проникнуть исламские экстремисты и террористы. Эту тревогу разделяет и Россия, которая опасается дестабилизации ситуации в целом в Центральной Азии.

- Встреча глав Ирана, Афганистана и Таджикистана на минувшей неделе, нынешняя встреча в Сочи с участием также Пакистана и России - видят ли на Западе некую тенденцию?

- Переговоры, которые ведут лидеры персоязычных стран, на Западе воспринимают с большим скепсисом, если вообще воспринимают всерьез. Если когда-нибудь будет образован так называемый "союз персоязычных стран" - хотя я не считаю, что это произойдет в обозримом будущем, - на Западе к этому отнесутся весьма негативно.

Иран, который уже сейчас претендует на лидерство на пространстве от Индии до Израиля и все больше укрепляет свои позиции в Центральной Азии, вызывает критику Запада. Если же будет образован, например, тройственный союз, это еще более усилит роль Ирана, что очень тревожит Запад.

Беседовала Наталья Позднякова
Редактор: Михаил Бушуев

Архив:

Контекст