1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа

Немецкий эксперт: "Военная доктрина России - много шума из ничего"

Профессор европейского колледжа в Варшаве и Брюгге Ханнес Адомайт (Hannes Adomeit), оценивая новую военную доктрину России, указал на повторение тезисов десятилетней давности.

Российский танк Т-80 во время учений

Российский танк Т-80 во время учений

Ханнес Адомайт

Ханнес Адомайт

Известный немецкий эксперт по вопросам безопасности Ханнес Адомайт в интервью Deutsche Welle заявил, что главная проблема, угрожающая стабильности в Европе, это недоверие в отношениях между Россией и Западом.

Deutsche Welle: В начале февраля президент России Дмитрий Медведев утвердил новую военную доктрину России. Речь в ней идет о новых угрозах для России - терроризме, возможных региональных конфликтах вблизи ее рубежей, о риске распространения ядерного оружия, о расширении НАТО. Как вы оцениваете этот документ?

Ханнес Адомайт: По сути дела, все это уже было. Ничего нового в документе нет. Странно, что в Москве решили реанимировать старые тезисы, в особенности о той угрозе, которая, якобы, по-прежнему исходит от блока НАТО. И тот факт, что вновь сделан акцент на роли ядерных вооружений для России, это тоже уже было в доктрине 2000 года и других концепциях обеспечения национальной безопасности. Поэтому мне не совсем понятно, зачем вообще понадобилась новая военная доктрина.

- Вы упомянули ставку Москвы на ядерные вооружения. Россия в случае агрессии оставляет за собой право первой нанести ядерный удар. Это шаг назад, признак слабости?

- Все это уже было в прежних концепциях и военных доктринах. Но по сравнению с доктриной организации Варшавского договора можно говорить об изменении. Ведь тогда Советский Союз исключал применение ядерного оружия первым. Обычные же вооруженные силы современной России относительно слабы - в сравнении с армиями стран НАТО. Вследствие такой слабости еще в 2000 году Россия предусмотрела возможность нанесения ядерного удара первой - даже в том случае, если она подвергнется нападению с использованием только обычных вооружений. Так что здесь ничего нового нет. Все это было и в прежней доктрине.

- Давайте поговорим о безопасности в Европе, которая в значительной степени зависит от состояния российско-американских отношений. Исходит ли сейчас угроза европейской безопасности с этой стороны?

- Нет. Поэтому я и не вижу необходимости в новых военных доктринах. Существуют политические проблемы, на которые указывает предложение Дмитрия Медведева о новой архитектуре европейской безопасности. Вопрос в том, насколько реалистично такое предложение. Думаю, нельзя исходить из того, что Россия сегодня в самом деле ощущает реальную угрозу собственной безопасности. Москва просто хочет оказать влияние на дискуссии о проблемах безопасности, которые ведутся на Западе.

- Но ведь есть целый ряд нерешенных проблем в отношениях Москвы и Вашингтона: буксующие переговоры о сокращении стратегических арсеналов двух стран, не аннулированные окончательно американские планы противоракетной обороны для Европы. Европейцев, однако, эти нерешенные проблемы, похоже, вовсе не беспокоят…

- Европу они не особенно беспокоят потому, что вероятность применения ядерного оружия, да и вероятность конфликта с применением только обычных вооружений между США и Россией, чрезвычайно мала. На это, кстати, указывается и в новой российской военной доктрине. Так что во многом это - много шума из ничего. Ведь и Америка, и Россия говорят друг о друге не как о потенциальных противниках, а как о партнерах. Так что довольно странно постулировать ядерный удар по партнеру.

- А есть ли сходство между американской и российской военными доктринами?

- Да, определенные параллели существуют. Обе стороны оставляют за собой право на применение ядерного оружия для защиты от нападения с использованием обычных вооружений. Есть сходство и в использовании военной силы в превентивных целях.

- Барак Обама начинал как "голубь мира". Как вы думаете, он сможет и дальше проводить такую политику?

- Ему приходится реагировать на действительно существующие сегодня угрозы безопасности. Это, например, Иран, который постепенно превращается в ядерную военную державу. Обаме надо решать проблемы обеспечения безопасности на Ближнем и Среднем Востоке, например в Ираке. Ситуация в Афганистане все больше выходит из-под контроля. Не решена палестинская проблема. Каждому, разумеется, хочется быть "голубем мира". Есть, однако, политические конфликты, решение которых отчасти возможно только с применением военной силы - или хотя бы создание с ее помощью рамочных условий для использования политических и экономических инструментов.

- Давайте вернемся к проблеме блока НАТО, который по-прежнему воспринимается Москвой как угроза. Вам не кажется, что альянс в его нынешнем виде устарел? Почему не рассматривается всерьез предложение Медведева о новой архитектуре европейской безопасности?

- Потому что есть целый ряд нерешенных проблем и вопросов без ответов. Я вижу главный смысл инициативы Медведева в попытке подорвать эффективность НАТО. В центре его предложения - создание новой международной организации, члены которой в соответствие с принципом неделимости безопасности должны отказаться от любых действий, которые могут быть восприняты другим государством как угроза его национальной безопасности. Какие это могут быть действия?

Ну, например, подпадает ли под такую классификацию возможное вступление в НАТО Украины или Грузии? Что, Россия хочет получить право вето в делах альянса? А как быть с дислокацией американских военнослужащих в странах, которые раньше были членами Варшавского договора? Это тоже следует считать действием, угрожающим безопасности России? Или вопрос о противоракетной обороне - общей для стран НАТО или, скажем, предусматривающей защиту только территории США. Все такие меры могут быть интерпретированы как действия, направленные в ущерб безопасности России.

Новая общеевропейская организация безопасности не имеет смысла, если не будет решена главная проблема, а именно - недоверие между Россией и Западом, США и Европой. Все тщетно до тех пор, пока существует такое недоверие.

- Вы говорите о недоверии. Но разве сам блок НАТО совершенно не нуждается в реформировании?

- В НАТО только ленивый не говорит о необходимости реформ. Предложений хоть отбавляй. Проблема в том, что в НАТО нет единства. Государства Балтии, Польша, другие страны - бывшие участницы Варшавского договора, находящиеся вблизи российских границ, хотят сохранить альянс в прежнем виде, то есть оборонительный блок с действующей 5-й статьей договора о взаимной защите в случае нападения на одного из членов. Речь идет о действенной защите от вновь окрепшей России.

В то же время США и целый ряд стран Западной Европы видят необходимость в расширении задач альянса и ослаблении прежних чисто оборонительных функций. С их точки зрения, блок НАТО должен взять на себя решение разных проблем в разных регионах мира. То есть речь идет о постепенном отходе от пятой статьи и переориентации на совсем другие, глобальные задачи. Придти к консенсусу, однако, очень трудно. Подготовка идет, создана комиссия, но, насколько можно судить, внутренние противоречия в НАТО настолько велики, что будет трудно выработать по-настоящему новую концепцию.

Беседовал Никита Жолквер
Редактор: Андрей Кобяков

Контекст