1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия

Немецкий спецназ в Афганистане

В Германии продолжаются споры о том, насколько неограниченной должна быть солидарность с Америкой в её походе против международного терроризма, а тем временем бундесвер уже вовсю в этом походе участвует.

default

Части КСК находятся на территории Афганистана с ноября прошлого года

Причем, участвует не только телегеничным присутствием кораблей военно-морского флота в тёплом Индийском океане, экипажами самолетов АВАКС и санитарных Аэробусов, но и вполне конкретно где-то в горах Кандагара. Подразделения немецкого спецназа вместе с их коллегами из США и Великобритании уже давно ведут боевые действия против окопавшихся на гористой афгано-пакистанской границе террористов Аль-Каиды, охотятся за бен Ладеном, принимали участие в штурме подземной крепости Тора-Бора.

Похвала сенаторов

Публика в Германии узнала об этом в общем-то случайно. Газета "Франкфуртер альгемайне зоннтагсцайтунг" привела высказывания американских сенаторов, которые весьма похвально отозвались о ратном труде в Афганистане бундесверовских спецназовцев. В тот же день информацию сенаторов подтвердил министр обороны ФРГ Рудольф Шарпинг, чем поверг в прострацию почти всю немецкую политическую элиту. Первый шок, однако, прошел довольно быстро. В Германии вспомнили, что еще в ноябре прошлого года бундестаг проголосовал за выделение на подмогу американцам в их глобальной антитеррористической операции трёх тысяч девятисот военнослужащих бундесвера и в том числе – тех самых спецназовцев. Ясно, что элитные армейские подразделения предполагалось использовать не на "картошке".

Спецназ бундесвера

KSK Kommando Spezialkräfte

Kommando Spezialkräfte (KSK) – это относительно молодое подразделение бундесвера, еще не до конца сформированное, но уже боеготовое. Его численность – примерно тысяча военнослужащих, главная задача – антитеррористические операции, подчиняется напрямую высшему военному и политическому командованию армии ФРГ.

Спецназовцев учат эвакуировать гражданских лиц, например, из захваченных самолетов или охваченных боевыми действиями зон, искать и спасать на территории противника сбитых пилотов Люфтваффе, проводить тайные операции, охотиться за террористами. В программе обучения – тактика ближнего боя, в том числе рукопашного, прыжки с парашютом, десантирование с вертолетов, подрывное дело, выживание в экстремальных условиях – в горах, джунглях, в пустыне.

KSK – это армейский аналог группы специального назначения пограничной охраны ФРГ ГСГ-9, которая выполняет примерно такие же задачи внутри страны. Используется также опыт спецназа союзников по НАТО – британского САС, французского КОР и американских "Дельта форс".

Поводом создания немецкого спецназа стал захват террористами в 1994 году сотрудников радиостанции "Немецкая волна" в Руанде. У бундесвера тогда не оказалось должным образом обученных и оснащенных военнослужащих, поэтому освободить моих коллег попросили бельгийских десантников.

Из воскресных газет

Scharping mit General im Bundestag

Подтвердив факт присутствия немецких спецназовцев в Афганистане, Рудольф Шарпинг вместе с тем уклонился от ответов на более конкретные вопросы журналистов – сколько их там точно, какие операции проводят и где. Такая немногословность в общем понятна – глупо трубить о ходе антитеррористической операции до её завершения. Скрытность отвечает и требованиям безопасности самих спецназовцев. Как отметил министр иностранных дел ФРГ Йошка Фишер:

" Безопасность участников операции – а она отчасти крайне рискованна – имеет абсолютный приоритет, и немецкое правительство будет неуклонно следовать этому правилу."

Убедительный аргумент. Однако, действия немецкого спецназа в Афганистане оказались сюрпризом не только для общественности страны, но и для депутатов парламента, которых правительство обещало держать в курсе дела. Понятно недоумение председателя парламентской комиссии по вопросам обороны социал-демократа Гельмута Вичорека:

" До сих пор, слава Богу, среди немецких военнослужащих, принимающих участие в афганской операции, потерь нет. Но надо быть осторожным с излишней секретностью. Обеспечивая необходимую меру безопасности наших солдат, надо вместе с тем в определенной степени информировать общество о том, что мы делаем с нашим бундесвером. "

Куда более критичны были в своих оценках представители оппозиции.

Председатель Свободной демократической партии Германии Гидо Вестервелле назвал "неприемлемым" то обстоятельство, что о действиях КSК в Афганистане депутаты бундестага узнают из воскресных газет. Вестервелле потребовал от федерального канцлера возобновить информационные встречи с лидерами парламентских фракций и партий.

Еще более остро высказался внешнеполитический эксперт объединенной христианской фракции Карл Ламерс. Он считает "скандальным" тот факт, что правительство держит парламент в неведении – в нарушение взятых на себя обязательств.

"Может быть правительство выжидало, пока из Кандагара в Германию не будет отправлен первый цинковый гроб", - задает в этой связи вопрос комментатор газеты "Франкфуртер рундшау". "Но в таком случае, - продолжает он, - излишняя скрытность оказалась бы не только ошибочной, но и политически крайне опасной".

Контекст

Ссылки в интернете