1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Еуропа и Беларусь

Немецкий рынок труда

18.02.2002

Если бы в ФРГ никто не работал по-черному, безработицы здесь вообще бы не было.

У советских колхозников, если помните, были четыре врага, которые из года в год мешали им выращивать хорошие урожаи – весна, лето, осень и зима. Провалы отечественного сельского хозяйства советские лидеры объясняли то морозами, то засухой, то распутицей, то урожай градом побило. Форсмажорные, мол, обстоятельства, от нас не зависящие. Примерно также объясняют лидеры сегодняшней Германии рост безработицы в стране. В январе она достигла четырех миллионов трёхсот тысяч человек. Это всё, дескать, эхо спада мировой коньюнктуры, да к тому же погода подкачала – зима в Германии стоит необычайно суровая, вот и не могут многие, например, строительные фирмы работать на свежем воздухе, увольняют сотрудников. Мировая коньюнктура – еще куда ни шло. Убедительный аргумент. Но погода? Трескучие морозы в Германии и в самом деле были, дней пять. Всё остальное время зимы не было вообще, в январе зафиксирована рекордная для этого времени года температура – до двадцати градусов в Баварии, в предгорьях Альп, семнадцать с солнышком в Берлине. Некоторые пивные уже даже столики на улицу выставили, люди загорали на скамеечках в чем мать родила. Загорать можно, а работать – холодно?

Немецкие экономисты в своих оценках единодушны: безработица в ФРГ -проблема в основном доморощенная. Слишком разжирела система социальных гарантий, слишком слабы побудительные мотивы браться за малооплачиваемую работу, слишком неповоротливо законодательство, регулирующее вопросы заполнения вакансий и увольнения работающих. Слишком высоки, наконец, налоги и обязательные отчисления во всевозможные фонды социального страхования. Куда выгоднее работать нелегально, по-черному. Гарантий, правда, нет никаких, зато всё заработанное – твое. И работают в Германии по-черному отнюдь не только «белые» вороны. Эксперты подсчитали: если бы рынка нелегального труда здесь не было, то количество занятых легально возросло бы почти на шесть с половиной миллиона человек. А безработных в Германии, напомню, четыре и три десятых миллиона. Значит, была бы полная занятость плюс два миллиона с лишним вакансий.

Впрочем, вакансий полно и сейчас – полтора миллиона. Заполнять их подходящими безработными призвана биржа труда – или федеральное ведомство по труду со штаб-квартирой в Нюрнберге, десятью земельными филиалами и сотнями отделений по всей стране. Это самое крупное ведомство ФРГ. Здесь работают девяносто тысяч служащих и чиновников, правда, только десятая их часть занята непосредственно поиском работы для безработного. Остальные выссчитывают полагающийся размер пособий и «непогодных» денег, организуют курсы повышения квалификации, дают советы, ведут статистику, перебирают бумажки и просто протирают штаны. При этом регулярнго гордо рапортуют о своих успехах, что с их помощью нашел новое место каждый второй безработный. На днях стали известны результаты выборочной проверки, которую провела Счетная палата ФРГ. Выяснилось, что сотрудники биржы труда занимались банальными приписками. На самом деле им удается пристраивать не каждого второго, а только каждого пятого безработного. Себе в актив государственные посредники записывали случаи, когда человек нашел работу сам, скажем, по объявлению в газете. Или фирма нашла его, а бирже труда всего лишь сообщила, что вакансии больше нет. Как успешное посредничество регистрировался и контакт между безработным и отделом кадров потенциального работодателя, даже если на работу его так и не брали.

Далека от совершенства и статистика биржы труда. В её картотеке – сотни тысяч «мертвых душ». Так, примерно треть всех зарегистрированных безработных работу вовсе и не ищут. Они её или уже нашли, но еще по каким-либо причинам к ней не приступили, или место им обещано, некоторые просто дожидаются перехода в состояние пенсионера, или вовсе ходить работу не хотят, предпочитая варить обеды трудяге-мужу и воспитывать детей. По данным экономического института Инфас, еще примерно двадцать процентов относятся к группе «недостаточно мотивированных»: нет работы и не надо, на пособие проживу.

Наряду с государственной биржей труда есть в Германии и конкурирующие с ней частные маклерские конторы. Для безработного их услуги бесплатны – гонорар они берут с фирмы, для которой находят толкового сотрудника. В прошлом году частные посредники сумели обеспечить вакансиями сто тридцать тысяч немецких безработных. В сравнении с изрядно приукрашенной статистикой государственного ведомства по труду, это немного. Надо, однако, учитывать, что частные посредники были допущены на рынок труда только пять лет назад, после того, как монополию государства в этой сфере устранил Конституционный суд. Устранил, к сожалению, не до конца. Обратиться в частную маклерскую фирму человек может не ранее, чем через полгода после увольнения. А получить лицензию на такую посредническую деятельность едва ли не труднее, чем слетать на Луну. С точки зрения сотрудников государственной биржи, ограничения логичны. Если дать маклерам полную свободу, им самим станет нечего делать. А другую работу им вряд ли сумеет подыскать даже частный посредник.

Берлинское метро – одно из старейших в мире - отметило столетний юбилей

К числу столичных достопримечательностей оно не относится. Подземных мраморных дворцов здесь нет, и названия станций непросто укладываются в несню.

Не побивает берлинское метро и никаких мировых рекордов. Сто семьдесят станций. Протяженность подземных и наземных путей – полторы сотни километров. Для сравнения в Нью-Йорке – триста девяносто восемь. В год берлинское метро перевозит порядка четырехсот миллионов пассажиров. В Москве – в восемь раз больше. Нет здесь станций, как в Пном-Пене, находящихся на глубине ста метров под землей. В Берлине редкая из станций вырота глубже, чем на десяти метрах. В бразильском Порто Аллегре средняя скорость движения поездов метро – почти пятьдесят километров в час. В столице Германии – всего тридцать.

И тем не менее, сегодня невозможно себе представить Берлин без метро. Если бы его не было, город оказался бы в транспортном параличе. Нельзя, однако, утверждать, что сто лет назад берлинские власти отличались особой прозорливостью и целенаправленно развивали общественный транспорт. К метро они относились, скорее, скептически, опасались, что подземные туннели порушат систему городской канализации. Вернеру фон Сименсу пришлось ждать семнадцать лет, прежде чем в тысяча восемьсот девяносто шестом году берлинские власти утвердили его план строительства первого шестикилометрового отрезка, целиком проходящего по наземной эстакаде. В том году в Будапеште уже праздновали открытие первого в Европе метрополитена. Премьера в Берлине состоялась пятнадцатого февраля тысяча девятьсот второго года, когда по громыхающей чугунной эстакаде, кстати, сохранившейся до сих пор, проехал первый «министерский» поезд метро. В вагоне сидел кайзер Вильгельм второй. Это была его первая и последняя поездка на этом виде транспорта. Вагон качнуло и кайзеру на глаза съехал его любимый остроконечный прусский шлем. Не любил берлинское метро и нобелевский лауреат Роберт Кох, открывший туберкулезную палочку. «Вы ни за какие коврижки не заставите меня ездить в этой бацилловозке», говорил Кох, который панически боялся микробов и вирусов, а потому ходил по Берлину в основном пешком. Как бы то ни было, восемнадцатого февраля тысяча девятьсот второго года, то есть ровно сто лет назад через берлинский район Кройцберг проехал первый поезд с нормальными пассажирами, которые добросовестно заплатили кондуктору деньги за проезд.

И всё-же кое в чем берлинское метро уникально. Это – единственная в мире подземка, которая на протяжении нескольких десятилетий связывала два противостоящих другу другу военно-политических блока: восточный и западный. Подземные туннели в Берлине были проложены так, что после раздела города в тысяча девятьсот шестьдесят первом году оказалось, что некоторые ветки западноберлинского метро проходят под территорией Восточного Берлина.

И, стоя в столице ГДР в определенном месте на улице, можно было услышать, как где-то у тебя под ногами проезжает поезд метро, и ты знаешь, что там в вагонах сидят люди из свободного мира со свободно конвертируемой валютой в карманах. А где еще в мире были КПП в метро? Для меня, например, самым острым журналистским ощущением был именно переход через границу в берлинском метро. Спускаешься из серого социализма на станцию – турникеты, таможня, пограничники, досмотр и тщательная проверка документов – открывается дверь и ты сразу, словно в машине времени, оказываешься на перроне с капиталистическими рекламными плакатами на стенах, к нему подъезжает ярко разукрашенный капиталистический поезд, в вагонах которого сидят разноцветные капиталистические пассажиры. Проезжаешь пару остановок, выходишь наружу и попадаешь на залитый светом и неоном бульвар Курфюрстендамм. Контраст – разительный, особенно в сравнении с достаточно серым и безликим Восточным Берлином.

В свое время я был счастливым обладателем заветного пропуска, выданного советским посольством, так что границу в метро пересекал на законных основаниях. Но несмотря на педантичный контроль гедеэровских пограничников и строгие меры безопасности в берлинском подземелье, в восьмидесятом году несколько жителей Восточного Берлина всё же сумели таинственным образом пробраться в туннель западноберлинского метро и бежать на Запад на поезде линии номер восемь. Уникальный в мире случай. Германская история задокументирована и на станции Моренштрассе. Стены здесь после войны выложили мраморными плитами из рейхсканцелярии Гитлера. Уникальной можно считать и экскурсию, которую предлагает берлинский метрополитен за сорок евро с человека. Любителей острых ощущений сажают на деревянные скамейки в открытые товарные вагоны и катают по столичному подземелью. Это, пожалуй, самая необычная экскурсия по городу, во время которой практически ничего нельзя увидеть из берлинских достопримечательностей.

Ну, а дальше что? После переезда в Берлин правительства и парламента возникли было планы строительства новых веток метро. Хотели, в частности, продлить пятую линию – от площади Александерплатц сюда, к Рейхстагу, ведомству федерального канцлера и нашей «столичной студии». Даже конечную станцию уже построили – с перронами и выходами. Но вот уехать с неё никуда нельзя, туннель так и не прорыли. Денег в берлинской казне нет и строительство поэтому заморозили. Готовую же станцию сдают под дискотеки, перформансы и заседания акционеров.

Новости «Русского Берлина»

По приглашению влиятельной неправительственной организации Германское общество внешней политики в Берлине выступил с докладом Саид-Хассан Абумуслимов, в прошлом вице-президент Чечни, а ныне доверенное лицо Аслана Масхадова. В 90-е годы Абумуслимов принимал активное участие во всех переговорах чеченских сепаратистов с федеральным центром. Прочитанный им доклад на тему «Возможность мирных переговоров в Чечне» носил ярко выраженный антироссийский характер. Предоставление Абумуслимову трибуны для выступления в Берлине, в том числе на нашей радиостанции, где он принял участие в «Дискуссионном клубе» «Немецкой волны», вызвало негативную реакцию в Москве. В частности, близкий к Кремлю информационный портал в интернете Страна.ру обвинил Общество внешней политики в создании режима благоприятствования чеченским боевикам...

В связи с завершением кинофестиваля «Берлинале» в клубе «Таракан» были проведены очередные тараканьи бега. Многочисленная публика получила возможность поставить по пять евро на одного из семи насекомых, вышедших на старт. Среди фаворитов числились тараканы с кличками Иван, Спутник, Памир и Урал. Идея проведения бегов, ставших за последнее время одним из излюбленных берлинских аттракционов, принадлежит художнику Николаю Макарову. До воссоединения Германии он жил в ГДР и приобрел там известность как мастер реалистической живописи. Его называли «русским Рембрандтом». Однако с 1999 года Макаров отошел от искусства ради своего нового увлечения. Опираясь на традиции русских эмигрантов 20-х годов, Макаров существенно модернизировал тараканьи бега, транслируя их ход на большой экран и замеряя результаты с помощью электронных датчиков...

В рамках цикла мероприятий «Особенный концерт» в зале «Тертианум» выступила семья эмигрантов из России – Михаил и Марина Калюжные вместе с их сыном Славой. Михаил играет на кларнете. Марина – на фортепиано. Оба они закончили петербургскую консерваторию имени Римского-Корсакова и дают сейчас камерные концерты не только в Германии, но и по всей Европе. Их строгий классический стиль оригинально контрастирует с выступлениями 11-летнего Славы, который поет и танцует чечетку. Слава - лауреат немецкого конкурса «Молодежь музицирует» и играет одну из ролей в идущем в Берлине мюзикле «Эмиль и сыщики»...

В полуфинале чемпионата мира по спидвею, прошедшего в Берлине, тройного успеха добились спортсмены из России. Юрий Поликарпов, Валерий Перцев и Владимир Фадеев заняли три первых места. На пятом месте оказался также уроженец России Вячеслав Никулин, получивший немецкое гражданство после переезда в Германию и выступающий теперь за эту страну. На соревнованиях, ежегодно проводимых на искусственном льду стадиона Вильмерсдорф, присутствовало более 4 тысяч зрителей...

35-летний выходец из бывшего Советского Союза приговорен к 18 месяцам тюремного заключения за пособничество банде сутенеров. По собственному признанию, он около полугода работал курьером, доставляя проституток из России и Украины в берлинские публичные дома. Проститутки приезжали в Германию по фальшивым туристическим приглашениям. Затем главарь банды, который находится сейчас в розыске, пристраивал их с помощью газетных объявлений в публичные дома...