1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мосты

Немецкий район Азово: экономика плетётся в хвосте

28.02.2002

Мы продолжаем поездку по Азовскому немецкому национальному району Омской области.

До 1989 года иностранцы не имели права въезда в Омскую область, город и прилегающие к нему районы считались «закрытыми». Но после того как произошли политические перемены, стало возможным создание немецкого национального района. Во время референдума в октябре 91 года 82,7 процента населения этой части области высказались за создание немецкого национального района с центром в поселке Азово. Понятно, что создание национального района был бы немыслим без поддержки со стороны Германии. Среди первых иностранцев, получивших возможность посетить Омск и область, была делегация VDA, предложившая по поручению германского правительства помощь и сотрудничество жителям будущего национального района, в частности, в немецком селе Александровка. Было решено, что первым важным мероприятием станет строительство хлебопекарни в Александровке. В 1992 году первая пекарня в немецком национальном районе была пущена в строй. По сегодняшний день она обеспечивает Александровку и жителей окрестных сел десятью сортами хлеба. В селе Побочино вскоре был построен сыродельный завод, который снабжает весь национальный район высококачественным сыром. ОН известие и в самом Омске. В первые годы существования немецкого района началось широкомасштабное строительство жилья в западной части районного центра Азово. Здесь в короткие сроки был создан новый центр поселка с красивыми жилыми коттеджами, почтамтом, банком, лютеранской церковью и гимназией. Благодаря тому, что в районе создана собственная строительная фирма, были созданы сотни новых рабочих мест. В них особенно нуждались переселенцы из Казахстана, Киргизии и других регионов бывшего СССР, которые были временно расселены по контейнерным домикам. Координатором совместных германо-российских строительных и экономических проектов стал Банк реконструкции и развития. Сегодня от Омска до национального района ведет широкое асфальтовое шоссе. Раньше в дождливую погоду до села Звонарева Кут, расположенного в восточной части немецкого района, было практически невозможно добраться, сегодня 15-километровая асфальтированная дорога делает это возможным в любую погоду и в любое время года. По этой дороге мы и едем с Александром Александровичем Шпетом, заместителем главы администрации Азовского национального района по экономическим вопросам.

- Александр Александрович, откуда Вы родом?

- Я родился в Оренбургской области. До 9 лет жил там, потом после смерти отца переехал в Казахстан. В Казахстане жил до 92 года. В 92 году в Омской области образовался немецкий национальный район, и с первых дней его образования я работаю заместитель главы по экономике.

- Что собой сегодня представляет экономика района?

- Если кратко описать: семь предприятий, акционерных обществ, бывшие колхозы, совхозы, две птицефабрики, один ремонтный завод, масса небольших цехов по переработке мяса, молока, два строящихся предприятия: кирпичный и спиртово-водочный завод.

- Кирпичный завод до сих пор строится. Его строительство началось вместе с организацией национального района. Сегодня району 10 лет, а кирпичный завод еще не достроен. В чем проблема?

- Строительство началось не с начала образования района, а в 93 году, а район был организован в 92 году. Проблема одна: он кредитовался через Сберегательный банк России, но гарантом на получение кредита была германская сторона. После «обвала» рубля в 98 году, и после того как в ФРГ к власти пришел Шредер, позиция Германии по отношению к немецкому национальному району резко изменилась. Были приостановлены все кредиты, а строительство завода заморожено. Эти два года мы охраняли завод, не позволяя его растащить, хотя в России многие предприятия, строительство которых было приостановлено, были разворованы. Нам удалось сохранить этот завод, и мы нашли богатого предпринимателя, который взялся достраивать это предприятие. Ему это очень дорого обходится. Оборудование поставлялось из Германии. Оно уже было в употреблении, но согласно данным, которые были представлены немецкой стороной, оно было отреставрировано, восстановлено. Оборудование оставалось только смонтировать, и можно было начинать работу. Однако когда мы распечатали все эти контейнеры и начали установку оборудования, оказалось, что оборудование сняли и даже толком не почистили, не говоря уже о реставрации. Все подшипники не годные, шестерни отработанные. Предпринимателю Лейнвеберу приходится сегодня большие деньги вкладывать в ремонт этого оборудования.

- Германская сторона вложила восемь миллионов марок в начало строительства этого завода.

- Эти кредиты были даны на возвратной основе, и этому предпринимателю придется их выплачивать. Сегодня мы сделали реструктуризацию этого долга, и он эти деньги будет возвращать, но в течение десяти лет. Но, учитывая то, что запуск завода произойдет в лучшем случае летом следующего года, а рентабельность его не очень высокая, то возможности его не высоки. Но для района этот завод выгоден. Мы можем растянуть возврат кредитов на 10, а то и на больше лет. Возвратные деньги мы направляем на другие программы района, как у нас было и оговорено с немецкой стороной. Важность запуска этого предприятия для района заключается в другом. Во-первых, создание рабочих мест, во-вторых, поступление налогов в бюджет. Завод будет платить минимум 3 миллиона рублей в год. При нашем бюджете в 16 миллионов и долгах в 20 миллионов, это для нас такой подарок, который трудно себе даже представить.

- То есть предприниматель Лейнвебер берет в руки предприятие, которое было долгостроем и, тем не менее, оно выгодно для района.

- Выгодно, как я уже говорил, по двум причинам. Те люди, которые у него уже сейчас работают, получают в среднем 3-4 тысячи рублей в месяц. Рядом сельскохозяйственный кооператив, где людям платят в лучшем случае полторы тысячи рублей. То есть уже сейчас, на стадии строительства, район выигрывает. Сами понимаете, от зарплаты идут налоги, поддерживаются семьи. Сегодня на строительстве завода работают 60 человек. А когда завод будет запущен, будут работать около 100 человек. Это хорошая, стабильная зарплата. Но самое главное – налоги, которые позволят району встать на ноги. Налогооблагаемая база в районе сейчас очень низкая.

- Предприниматель Лейнвебер, который купил этот завод, не новичок в национальном немецком районе. Многие дома в городе Азове построены его строительной фирмой. Вы ему доверяете? Много ли таких предпринимателей в вашем районе?

- Лейнвебера мы знаем с 92 года, с момента организации района он работал здесь. Он строил жилье, построил банк. В общем, это надежный человек, с которым можно работать и которому можно доверять. Лейнвебер в последнее время очень много строит на севере. У него богатая фирма, где работают около 1000 человек. Он поставил сам фирму на ноги, и он заинтересован в строительстве завода не меньше нас. Дело в том, что сегодня он завозит кирпич и стройматериалы из Свердловской области. Запуск завода для него очень выгоден. Себестоимость кирпича в лучшем случае за 1000 кирпичей - 600-700 рублей. Если газ пустят, а он на это рассчитывает, и кирпич будет обжигаться на газе, то он будет стоить еще дешевле. Сегодняшняя цена за 1000 кирпичей достигает 1.5–2 тысяч рублей, а доставка на север около трех тысяч, можете представить, какая экономия для него будет, если он пустит этот завод в строй? К сожалению, таких богатых предпринимателей в районе, откровенно говоря, не так много. Есть у нас строительная компания «Бот». Она тоже сегодня вышла на север, так как большого объема работ у них в нашем районе нет. Они обладают большой базой, есть бетонные цеха, есть цеха по производству строительных материалов. Многое он производит сам, но основной объем работ у него пока на севере.

- Почему азовские или омские предприниматели вынуждены идти на север?

- Потому, что район на данный момент не имеет средств для того, чтобы выступать в роли крупного заказчика. Мы строим за счет кредитов кирпичный завод, но это строит частный предприниматель, строим спиртовой завод, один предприниматель у нас там задействован. Других крупных объектов, где они могли бы приложить свои силы, сегодня в районе нет. А на севере есть заказчики. Они там зарабатывают деньги, но это и нам выгодно. В любом случае, эти предприятия зарабатывают деньги и дают возможность заработать нашим людям, которые у них работают.

- То есть жители вашего района работают на севере?

- Да, они зарабатывают деньги и привозят их в район. Район испытывает большие трудности. Мы сами не в состоянии предоставить людям такую работу. Но семьи живут здесь. Мужчины зарабатывают на севере прилично. По крайней мере, в 5-6 раз больше, чем они заработали бы у нас.

- Существует ли какая-нибудь договорная форма с предпринимателем Лейнвебером по поводу поставки кирпича району по льготным ценам?

- Такого договора нет, и я считаю, что в этом нет необходимости. Кирпич для объектов, которые мы будем в дальнейшем строить для района, вполне достаточно купить у него за нормальную цену. Если он будет платить налоги в бюджет, зачем нам льготы? Пусть он зарабатывает деньги, платит налоги, а мы на эти средства будем строить в нормальных рыночных условиях. А рассчитывать на какие-то льготы было бы просто глупо.

- То есть это все равно дешевле, нежели поставлять кирпич из других регионов?

- Совершенно верно. Чем возить кирпич из Свердловска за несколько тысяч километров, лучше его купить у себя в районе. В любом случае мы в выигрыше. А Лейнвебер должен зарабатывать деньги на этом заводе и платить нормальные налоги в бюджет. Я хотел бы сказать несколько слов о том, как развивался район с 95 года. Развитие района мы разбили на два этапа: первый этап предполагал строительство дорог. Мы построили более ста километров дорог, построили водовод от Иртыша, инженерную сеть, протянули электролинии. Первый этап заключался в создании инженерной инфраструктуры, жилья, то есть базы, на основе которой район мог бы развиваться. Эту базу мы на восемьдесят процентов завершили. Кое-что нам не удалось довести до конца. Мы продолжаем строить и дороги, и водоводы, но уже не такими темпами, как раньше. Второй этап предполагал создать на этой базе глубокую переработку сельскохозяйственной продукции. Мы же сельхозрайон. Планировалось построить спиртово-водочный завод, рядом – картофелеперерабатывающий завод. Отходы этих двух предприятий направлять на комбикормовый завод. Комбикормовый завод резко увеличивает кормовую базу наших сельхозпредприятий, повышается в 2 раза поголовье скота. Соответственно увеличиваются объемы получаемого мяса и молока. Строятся мясоперерабатывающие предприятия и три небольших молокозавода. Программа переработки сельхозпродукции предполагала строительство такого комплекса предприятий. Это позволило бы нам продавать не просто сырье, зерно, мясо, молоко, а готовую продукцию. Я думаю излишне объяснять, что готовую продукцию продавать выгоднее, чем сырье. Кроме всего прочего, было намечено строительство кирпичного и стекольного завода в местах, где уровень безработицы среди населения выше всего. Кирпичный завод будет запущен в следующем году, а стекольный, я думаю, года через два – три. В Омске нет стекольного завода. Все стекло завозится из других регионов. Нам удалось найти здесь в области залежи кварцевого песка, который годится для производства стекла. Бизнес-план уже готов. Сейчас мы заканчиваем спиртовой завод, потом картофелеперерабатывающий и комбикормовый. На базе этих предприятий, которые выступят в роли гаранта возврата кредита, будем строить стекольный завод. Это программа была составлена в 1995 году. Мы рассчитывали ее закончить в 2002-2003 году. В конце 98 года мы должны были закончить спиртовой завод. Но, увы, «обвал» рубля 98 года отбросил нас на три года назад. Сейчас мы становимся на ноги и рассчитываем, что в 2005-2006 году завершим эту программу. Это позволит району получить бездефицитный бюджет. Району сегодня необходим бюджет в 40-45 миллионов рублей, а мы имеем только 16. Мы живем на грани бедности. А строительство этих предприятий позволит нам получить этот бюджет. Тогда мы сможем свободно строить жилье, появятся подряды и появится работа для таких предпринимателей, как Лейнвебер, Бот и других. Им уже не надо будет брать заказы на севере, возить своих людей туда, они смогут работать здесь на месте.

- Бытует мнение, что спиртовой завод, предприятие по производству водки выгодно для перерабатывающей промышленности, но как мне кажется, у немцев существует некая настороженность: предприятие, которое производит алкоголь, будет спаивать народ. Вы можете опровергнуть это утверждение?

- В Сибири все заводы построены в довоенные и послевоенные годы. Только в Омской области необходимо 1,5 миллиона декалитров спирта в год, а производится 600 тысяч. 900 тысяч декалитров спирта в омскую область завозятся. А любой завод естественно продаст спирт не лучшего качества. То есть сегодня люди употребляют в основном суррогат. В связи с этим развито самогоноварение, изготовление спирта на дому. Много случаев отравления, как, например, в Белоруссии, где недавно отравилось около ста человек. Мы же, за Уралом, в Сибири строим современное предприятие. Такого больше нет. Это технологии 98 года. Качество спирта позволяет разливать водку «Абсолют». Чистейший спирт, которым отравить человека невозможно. Люди пили, пьют и будут пить, но пусть они пьют то, что можно пить, а не отраву.

- Но завод, наверное, будет производить не только алкогольные напитки, ведь спирт необходим и в других сферах.

- Конечно. Будет выпускаться медицинский, технический спирт, весь спектр спиртов необходимых сегодня на нашей территории. И, конечно же, высококачественный питьевой спирт, что очень важно. В России на сегодняшний день высококачественный питьевой спирт производится только в Калининграде, Туле и будет производиться у нас.

- Этот спиртовой завод будет иметь непосредственное отношение к Азовскому национальному району или он будет частным?

- Это частное предприятие, которое будет находиться на территории Азовского района.

- Германская сторона не вкладывала никаких средств в этот проект?

- Нет, это все было построено за счет российских кредитов. Оборудование мы купили в Германии. Немецкая технология 98 года. Оборудование поставлено фирмой "Schmidt". Что касается денег, то немцы в такие проекты денег не вкладывают, и мы это понимаем. Но для экономики района это большой плюс. Сначала мы строим этот завод, так как его рентабельность в сегодняшних условиях составляет 300 процентов. На каждый вложенный рубль мы получаем 3 рубля. Это позволит быстро окупиться проекту, и за счет этого реализовывать другие проекты.

- До кризиса, когда началось строительство этого спиртового завода, каковы были расчеты, во сколько он обходился?

- Он стоил около 33 миллионов марок, включая здание, инженерное оборудование, монтаж, обучение специалистов, вплоть до оборотных средств. Марка стоила до «обвала» рубля чуть больше трех рублей, а после «обвала» без малого двенадцать рублей. Стоимость завода в одно мгновение выросло в 4 раза. В 98 году все банки до января не работали. Когда в 99 году стали заново просчитывать стоимость этих проектов, все были в растерянности.

- Ведь часть оборудования была куплена, а остальная часть должна была поступить из Германии.

- Большую часть купили, здание купили. Мы попали в тяжелое положение, но, несмотря на это, здание и инженерная сеть готовы на 95 процентов. Оборудования завезено примерно на 70 процентов. Я думаю, что скоро будет решен вопрос по дальнейшему кредитованию. Сейчас завод заморожен, 7 месяцев он стоит, но кредиты пойдут. Сбербанк России взялся за этот проект. Надеюсь, что решение по продолжению кредитования будет принято. Если этот вопрос будет решен, то в течение 4-5 месяцев проект будет завершен. Мы рассчитываем, что к весне 2002 года он пойдет.

Из рассказа заместителя главы администрации Азовского национального района Александра Александровича Шпета понятно, что не все в Азовском национальном районе происходит так, как планировалось в начальном этапе его создания. Сегодняшние трудности связаны, прежде всего, с тем, что правительство Германии заморозило финансирование строительных и некоторых экономических проектов. Сегодня больше внимания уделяется культурным проектам, как то: финансирование культурных центров, так называемых Бегегнугсцетров, мест встреч российских немцев, курсы немецкого языка. Это понятно, ведь не хлебом единым жив человек, однако, замороженные экономические программы создают сложности в дальнейшем развитии инфраструктуры национального района. Такие проблемы, как нехватка жилья и рабочих мест заставляют людей крепко задумываться над тем, а стоит ли связывать свое будущее с немецким национальным районом? Ведь жить в контейнерных домиков десять лет и не иметь конкретного представления о сроках получения жилья не каждый сможет. Вот и получается, что рыба ищет, где глубже, а человек – где лучше. Немало немцев из Азовского национального района уже уехали в Германию, а многие сидят на чемоданах. Но есть и такие, кто, несмотря на все сложности, пытается и дальше созидать, создавать рабочие места, налаживать производство. О них мы поговорим в следующих выпусках передачи «Мосты».