1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия из первых рук

Немецкий полицейский говорит по-русски

18.09.2008

Знаете, кто такие «Лохас»? Вот и я до сегодняшнего дня не знал. Так что вместе и повысим уровень познаний.

default

Но сначала мы с Вами познакомимся с немецким полицейским родом из Узбекистана, а ещё - побываем в магазине, где туфли стоят 3 евро, а джинсы - 4. Давайте с магазина и начнём. А петь для нас сегодня будет Мадонна. Почему? Потому что она как раз к племени таинственных «Лохас» и принадлежит:

«Хорошо, но дороговато», вздыхает Синди Дильманн. 5 евро за модную шелковую блузку - разве это дорого? В обычном магазине она все 100 стоит. Но для Синди - да, дороговато. Она уже 9 лет прикована к инвалидной коляске, живёт на социальное пособие. В универмаге для бедных она впервые. А всего людей, которые живут на социальное пособие - в одном только Кельне около 120 тысяч. Каждый 5 ребёнок растёт в бедной семье. Вот для них-то благотворительный фонд евангелической церкви и решил открыть специальный магазин. Один из инициаторов проекта - Биргитта Нойманн:

«Магазин рассчитан на покупателей с низкими доходами. Поэтому логично было расположить его в районе, где больше всего безработных».

В Кёльне такой район - Кальк. Вот, среди безработных набрали и продавцов. Три четверти зарплаты берёт на себя агентство по труду, четверть - благотворительный фонд. Одна из продавщиц - Корнелия Зембовски. Ей 46 лет, вот уже несколько лет она не могла найти работы. Теперь она сортирует товар, обслуживает покупателей, если надо - садится за кассу:

«Я так рада, что я здесь среди людей, я до того, как начала работать, я всех чуралась. Когда кто-нибудь со мной заговаривал, я старалась сделать вид, что не слышу и дальше шла. Нет, никто меня не обижал, но я всех боялась. А здесь, в универмаге, мне помогли от этого страха избавиться».

А вообще-то совсем дешёвых магазинов в Германии более чем достаточно. Но расположены они обычно далеко за городом, без машины не добраться. Ну, и товар там, мягко говоря, бросовый: пластиковые туфли ядовито-зеленого цвета, майки, которые расползаются после второй стирки, нейлоновый блузки, которые носили модницы в китайской провинции 20 лет тому назад, кучи ярких и пёстрых пластиковых изделий совершенно непонятного предназначения. А в магазине для бедных в Кёльне - совсем другой ассортимент. Здесь можно найти и фирменные вещи отличного качества. Какая-то часть - это уже поношенная одежда из частных пожертвований. Но большинство вещей - новые, от крупных торговых фирм. Например, нужно освободить склады для новой коллекции или избавиться от товара, который не успели продать в сезон. Это, конечно, доставляет и неудобства, признаёт заведующий магазином Рубен Вендт:

«Это все пожертвования, поэтому я не могу, например, что-то дополнительно заказать. Многие покупатели, конечно, спрашивают, а у вас еще будет такое пальто другого размера? Приходится отвечать, мы не знаем, загляните на следующей неделе, может быть, Вам повезёт. У наших клиентов времени много, зато можно за чисто символическую цену купить хорошую вещь».

Магазин работает всего-то три месяца. И клиентов пока мало, человек по 10-15 в день. Но с каждым месяцем их становится все больше. Вот и Синди Дильман нашла 2 любовных романа и подушку. Так что теперь она будет постоянной покупательницей:

«Как-никак экономия. Одно дело - 50 евро за брюки заплатить, другое - 10. Нет, я эти деньги не откладываю, не получается, зато на ужин себе что-нибудь вкусненькое куплю. Вот вам и вся экономия».

А теперь другая тема. Моя полиция меня бережет. Примерно 20 процентов населения Германии - мигранты. Поэтому власти давно уже пытается привлечь мигрантов и на службу в полиции. Пока это плохо удаётся. Точных данных нет, но по оценкам доля мигрантов в полиции составляет всего 3 процента. В основном это немецкие граждане турецкого происхождения. Совсем плохи дела с полицейскими, говорящими по-русски, хотя в Германии проживает около 3 миллионов переселенцев из бывшего Советского Союза. Например, в городе Дюссельдорфе русскоговорящих много, а полицейский - всего 1. Зовут его Владимир Луценко, он родом из Узбекистана.

«Тысячапятьсоттридцатьпервый, выезжает по вызову на Потсдамер-штрассе… Там какая-то семейная ссора с дракой. Соседи позвонили в полицию. Они точно не знают, но вроде бы ругаются по-русски».

А раз по-русски, значит, вызывают Владимира Луценко с напарником.

«Я работаю на южной окраине Дюссельдорфа, тут много переселенцев из России. Многие плохо говорят по-немецки или совсем не говорят. Ясное дело, тут же меня вызывают, мне как-то легче людей успокоить».

Сам Владимир отлично говорит по-немецки и очень этим гордится. В полицию он попал только с третьей попытки:

«Первый раз, это было всего через три года после переезда в Германию. Я тогда языка толком не знал и не прошёл собеседование, На второй раз меня по здоровью отсеяли, я как раз перед этим получил травму на работе».

Это было пять лет тому назад. А сегодня Владимир Луценко уже незаменимый работник, считает его начальник Дирк Зауэрборн:

«У него подход к людям лучше, он лучше вживается в ситуацию и реагирует быстрее. Дело не только в языке, он просто лучше знает своих земляков, понимает их манеру поведения, например, что нельзя выносить сор из избы. Ну, и они не так враждебно на него реагируют».

И точно, семейный скандал на Потсдамерштрассе Владимиру удалось уладить всего-то за каких-то 15 минут, напарник его только подстраховывал. Как он это сумел - его тайна. Жалко, но журналистов в таких случаях близко не подпускают: охрана прав личности.

«Тысячапятьсоттридцатьпервый, семейная ссора улажена, Дополнительные меры не требуются».

Ну, а теперь, как я и обещал в начале передачи, мы с Вами будем выяснять, кто такие «Лохас». Только с «лохами» их не надо путать. «Лохас» - это мода, пришедшая в Германию из Америки. Вся фраза по-английски звучит так: «Lifestyle of Health and Sustainability“, а сокращенно - „Лохас». Перевести это можно примерно так. «Здоровый образ жизни и защита среды обитания». Звучит очень скучно. Сразу перед глазами возникают эко-фрики в колючих свитерах-самовязах, фанатическим блеском в глазах и экологически чистой морковкой во рту. Но «Лохас» - это совсем другой калибр, уверяет сотрудник института изучения проблем будущего в Келькхайме Айке Венцель:

«Самое важное в стиле жизни «Лохас» это то, что их сознательное отношение к окружающей среде, к своему здоровью выражается не в критике и отказе от потребления. Они говорят, да, я хочу сохранить своё здоровье, я хочу сохранить среду обитания, но при этом я не намерен отказываться от наслаждений и удовольствий».

Но что это тогда за человек, этот «Лохас», опишите его, пожалуйста:

«Это, скорее, прагматичный человек, который говорит: надо принимать мир таким, какой он есть. Я бы сказал, такой прагматичный идеалист, который в своей будничной жизни пытается сделать мир немножко лучше. Но они никого не агитируют, не протестуют, а просто сами делают то, что считают правильным. «Лохас» пытаются совместить вещи, которые раньше считались несовместимыми, например, здоровье и наслаждение жизнью, удовольствие и ответственность. Они считают, что все идеологии умерли. Раньше ведь считалось, что защита среды обитания - это аскетизм, а гедонизм - это игры юппи и яппи. А «Лохас» пытаются это совместить».

А есть у них какие-то кумиры или образцы для подражания?

«Да, есть, конечно, даже много таких кумиров. Вот, пожалуйста, Мадонна. Она все время меняется, выдумывает себя заново. Но в одном она последовательна, она знает, что надо хорошо относиться к себе, к своему телу, но и духовная жизнь важна. Или возьмите Джулию Робертс. Она пользуется только натуральной косметикой, она использует солнечные батареи, «Лохас» - это люди, которые соблюдают определённые этические нормы, но они их устанавливают сами, и применяют к самим себе. Они заботятся о среде обитания, но без этого мрачного упорства, что, мол, завтра настанет конец света. Это, на самом деле, оптимисты».

Но это же перспективная целевая группа. А как рынок, уже на них прореагировал?

«Конечно. Смотрите, биологически чистые продукты. Начиная с 2002-го года, этот рынок растёт по 10 процентов в год. Но это не только продукты питания. В последние полтора года наметился тренд - экологически чистая одежда. То есть, хлопок, выращенный безо всяких пестицидов, безо всякой химии. Так сказать, экологически корректная мода. Начали это маленькие фирмы, а сейчас и гиганты это подхватили».

И всё равно непонятно. Охрана среды обитания, но при этом роскошь, экология, но без отказа от потребления. Для меня это остается противоречием. Может быть это самообман, такая модная поза? Давайте конкретно, могу ли я еще на машине ездить?

Конечно, можете. «Лохас» же не собираются взять и отменить всё общество потребления. Потреблять можно, но разумно. Например, изменить манеру вождения, чтобы сжигать как можно меньше горючего. Использовать экономичные автомобили с гибридными двигателями. Больше пользоваться велосипедом. Если надо поехать куда-нибудь за пятьсот километров, купить билет не на самолёт, а на поезд, потому что это меньше загрязняет окружающую среду.

А теперь честно, сколько продержится эта мода?

«Лохас» или вот эта новая экологическая тенденция - это мега-тренд. Это глобальный мега-тренд. Он уже захватил Северную Америку и большую часть Европы. Я уверен, что он продержится как минимум 30 лет. Может быть, появится более благозвучное название, но тренд сохранится.

Вот и всё на сегодня. Передачу мне помогли подготовить Надежда Баева, Клаудия Мюллер и Анна Геррберг.

Аудио- и видеофайлы по теме