1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа

Немецкий политолог: "Саакашвили переоценивает свои реальные возможности"

Немецкий политолог поделилась в интервью с DW-WORLD.DE своим мнением о причинах и последствиях событий в Кодорском ущелье.

default

Михаил Саакашвили

Эва-Мария Аух (Eva-Maria Auch), эксперт по Кавказу факультета восточно-европейской истории университета Бонна, считает, что нынешний конфликт вокруг Кодорского ущелья – это лишь верхушка айсберга.

- Почему, казалось бы, банальная операция по устранению вооруженной группировки, привела к новой эскалации грузино-абхазского конфликта и ухудшению отношений между Москвой и Тбилиси?

- Кодорское ущелье всегда служило лакмусовой бумажкой для двусторонних конфликтов. Долгие годы оно было камнем преткновения в российско-грузинских отношениях. В частности, Москва упрекала Тбилиси в том, что в ущелье находятся чеченские боевики. События последних дней превратили Кодорское ущелье в площадку для выяснения отношений между Грузией и Абхазией.

Тем не менее, если рассматривать этот конфликт в более широкой исторической перспективе, то его корни все-таки лежат в истории российско-грузинских отношений. К последнему обострению привели два события. Во-первых, это тренировочные маневры российских войск на южной границе, сопровождаемые высказыванием Сергея Иванова о том, что Грузия в ходе этих маневров рассматривается как потенциальный противник. Во-вторых, это резолюция грузинского парламента о выводе российского миротворческого контингента из Абхазии и Южной Осетии.

- Стоит ли опасаться дальнейшего обострения ситуации?

Georgien Abchasien Kodori-Schlucht Soldaten

Грузинские военные в Кодорском ущелье

- На мой взгляд, положение уже обострилось донельзя. Сейчас, когда внимание мировой общественности сконцентрировано на ближневосточном конфликте, и Грузия, и Россия могут воспользоваться этой ситуацией, чтобы "под шумок" проводить свои геополитические маневры. Однако если взглянуть на реальное соотношение сил, то я бы предостерегла грузинскую сторону от переоценки собственных позиций. У меня складывается впечатление, что военное крыло в Тбилиси имеет слишком большое влияние на Саакашвили, и что президент Грузии переоценивает свои реальные возможности. Грузия не в состоянии вести войну с Россией. В то же время, Россия тоже не может себе позволить вступать в новый вооруженный конфликт на Кавказе.

- В российских СМИ распространено мнение, что операцией в Кодорском ущелье Саакашвили, наоборот, попытался привлечь к себе внимание Запада.

- Грузия добивается вывода из региона российских войск потому, что хочет перевести задачу разрешения местных конфликтов на международные рельсы. Тбилиси стремится к более тесному сотрудничеству с такими организациями, как Европейская комиссия и ОБСЕ. Другими словами: место России должно занять международное сообщество. Однако, на мой взгляд, момент для подачи такого сигнала выбран грузинским руководством неудачно. Мир сейчас слишком занят разрешением конфликта на Ближнем Востоке.

Одновременно Саакашвили пытается таким образом отвлечь собственных сограждан от внутриполитических проблем, с которыми он в последние месяцы справляется все хуже. Ему срочно нужна легкая победа. А если Саакашвили действительно удастся привлечь в регион международные организации, то он таким образом продемонстрирует своим избирателям, что курс на сближение с Западом не пустые обещания. В то же время Грузия не сможет выжить без такого важного партнера по региону, как Россия. Поэтому Саакашвили, идя на обострение с Москвой, на мой взгляд, делает ошибку.

- Может ли Москва воспользоваться событиями в Кодорском ущелье, чтобы отложить вывод своих войск из региона?

- Да, это вполне возможно. Многое будет зависеть от того, какую роль в разрешении конфликта сыграет Запад, какие конкретные предложения поступят от ЕС и НАТО.

- Какие шаги могли бы сблизить позиции сторон конфликта ?

- Всем сторонам необходимо вновь сесть за стол переговоров, причем переговоры эти должны вестись на высшем уровне – между Путиным и Саакашвили. Вполне возможно, что для такого диалога понадобится посредничество третьей стороны, и эту роль может взять на себя Европа.

Немаловажное значение для разрешения конфликта как вокруг Абхазии, так и вокруг Южной Осетии имеет решение социальных проблем местного населения. Европейский Союз мог бы и здесь сыграть положительную роль.

Контекст