1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия

Немецкий политик о деле Литвиненко и активизации шпионской деятельности

Зампредседателя фракции ХДС/ХСС в германском бундестаге Вольфганг Босбах назвал "регулярно проводимые на территории ФРГ операции иностранных спецслужб" "весьма тревожными" для безопасности страны.

default

Вольфганг Босбах

В интервью радиоредакции "Немецкой волны" Вольфганг Босбах указал, что обнаружение следов полония в Гамбурге свидетельствует об "активизации шпионской деятельности".

- Есть ли свидетельства того, что данное дело необходимо расследовать по статье "шпионаж"?

- Речь идет не о доказательствах факта шпионажа, а о двух разных вопросах. В одном случае, и это неоспоримый факт, мы говорим о том, что в Германию оказалось возможным ввезти радиоактивный материал. В этом деле уже есть жертва – это бывший сотрудник спецслужб Литвиненко, которого, судя по всему, умышленно отравили. Конечно, мы задаемся вопросом, как подобное вообще могло случиться и какая опасность грозит Германии. Но есть и другое обстоятельство. В Германии немало людей ведут себя все более беспечно, полагая, что раз Берлинская стена пала и конфликта между Востоком и Западом больше нет, то у нас нет и противников, шпионской деятельности которых стоило бы опасаться. Я лично придерживаюсь иной точки зрения. При этом речь идет не только о выведывании тайн военного или политического характера, но и, например, об экономическом шпионаже. Говоря об этом, я имею в виду не только российские спецслужбы, а иностранные спецслужбы в целом. Не стоит полагать, что с окончанием "холодной войны" спецслужбы прекратили свою деятельность.

- Вы сказали, что обнаружение полония следует расценить как угрозу для безопасности Германии. Что побудило вас сделать этот вывод?

- Если кто-либо сумел ввезти в Германию радиоактивный материал, если его следы были обнаружены здесь, и к тому же существует подозрение, что этот материал использовался для отравления людей или причинения вреда их здоровью, то логично, что расследованием этого дела должны заняться структуры, обеспечивающие безопасность страны. И я надеюсь, что расследование это будет успешным.

- Если окажется, что следы полония связаны с деятельностью спецслужб России, к каким последствиям в двусторонних отношениях это может привести?

- Отвечать на вопрос о том, что было бы, если бы, - занятие неблагодарное. Но если что-либо подобное действительно выяснилось бы, то автоматически возник бы другой вопрос - произошло ли это по приказу или с ведома органов власти или же без их ведома или приказа. Ведь это совершенно меняет дело. Но то, что преступления и покушения, в том числе, у нас в Германии, были совершены при участии или с ведома официальных российских структур, - такого я себе представить не могу.

- Что, по-вашему, следует сделать, чтобы предотвратить повторение истории с полонием?

- Необходимо выяснить, как подобное вообще могло произойти и кто несет за это ответственность. Когда появятся результаты расследования, можно будет сделать выводы. А пока мы бродим в потемках.

Контекст