1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Украина

Немецкий политик: Выборы украинскому "круглому столу" не помеха

Карл-Георг Вельман заявил в интервью DW, что президентские выборы на Украине 25 мая непременно должны состояться. И их итоги следует признать, даже если восток голосовать не сможет.

Предвыборная агитация в Донецке

Предвыборная агитация в Донецке

Эксперт по вопросам внешней политики фракции ХДС/ХСС в бундестаге Карл-Георг Вельман (Karl-Georg Wellmann) будет одним из наблюдателей ОБСЕ на президентских выборах на Украине 25 мая. В интервью DW он заявил, что результаты этих выборов следует признать даже в том случае, если в двух регионах на востоке страны, где в минувшее воскресенье сепаратисты провели так называемые "референдумы", избиратели не смогут проголосовать. Третью же ступень европейских санкций против России Вельман считает в любом случае неизбежной.

DW: Господин Вельман, Германия, как и другие страны Евросоюза, не признают итогов "референдумов" в Донецкой и Луганской областях. Но как бы мы к этим голосованиям ни относились, разве в стране не возникла новая ситуация?

Карл-Георг Вельман: Нет, я не считаю, что на Украине возникла новая ситуация. С самого начала было ясно, что в стране происходят совершенно различные процессы. Восток Украины - с исторической, социологической, культурной точек зрения - имеет иную структуру, чем ее запад. Так что Украине требуется, как мы это называем, федерализация или, как говорят сами украинцы, регионализация.

Регионы должны иметь больше прав, больше финансовых средств, чтобы они - как и федеральные земли Германии – во многом могли сами решать свои проблемы. Регионам следует передать компетенции в таких вопросах, как культура и образование. Но, как говорится, для танго нужны двое. И если русские с помощью военной силы блокируют начало такого процесса в некоторых регионах, то сделать это будет трудно.

- Каким вы видите будущее этих двух областей? Будут ли они, как Крым, присоединены к России или получат такой примерно статус, как Приднестровье, Абхазия или Южная Осетия?

Карл-Георг Вельман

Карл-Георг Вельман

- По сути дела это не важно. Я думаю, что они получат такой же сепаратистский статус, как Абхазия и Южная Осетия. Они останутся в таком подвешенном состоянии, на сто процентов зависимыми от России. Экономическое положение в этих областях будет неважным. России придется вложить туда очень много денег, хотя разумных шансов на развитие и нет. Но ведь сама России остро нуждается в модернизации, и России, и Украине нужны западные ноу-хау и западные инвестиции. Путин же делает противоположное тому, что вообще-то должен был бы.

- А как на этом фоне вы оцениваете перспективы президентских выборов 25 мая? Ведь в двух регионах на востоке страны они, скорее всего, не состоятся. Признает ли даже в таком случае Германия итоги этого голосования?

- Думаю, что да. Речь идет о двух регионах, в которых были проведены эти псевдоголосования с фальсифицированными результатами. Даже в Крыму, как признают российские правительственные источники, итоги референдума были подтасованы. Так было и на востоке Украины. Это обстоятельство не должно помешать остальной Украине с ее 48 миллионами жителей избрать нового президента, который будет в таком случае демократически легитимным. Что мешает сделать это?

- Например, желание избежать окончательного раскола страны…

- Но ведь Россия и некоторые на востоке Украины говорят сейчас о "хунте" в Киеве, пришедшей к власти недемократическим путем - с помощью примененного Майданом насилия. Хотя это и не так, но действующий глава государства Турчинов действительно не проходил процедуру всенародного голосования. Что следует делать в такой ситуации? Проводить демократические выборы. Что может быть разумнее, чем дать народу возможность самому решить, кто будет им править.

- Но может быть, следует хотя бы отложить выборы, чтобы дать начавшемуся в эту среду в Киеве "круглому столу" чуть больше времени для поиска компромисса по урегулированию кризиса?

- Выборы "круглому столу" не помеха. Если будет новый законно избранный президент, то он сможет возглавить этот процесс и дискуссию о конституционной реформе, а также содействовать началу "круглых столов" и в других сферах - так, как это было после мирных революций в ГДР, Польше, Чехословакии. Я не считаю, что выборы могут такому процессу помешать.

- А вы вообще видите шансы на успех киевского "круглого стола" или считаете, что это только алиби, мероприятие для отвода глаз?

- С нашей точки зрения, нет. Мы хотим вести диалог, усадить людей за стол переговоров. Проблема в том, что Россия этого не хочет. Это недвусмысленно дал понять Сергей Лавров. Он заявил, что и повторная конференция в Женеве его не интересует. Все, что мы видим со стороны России на протяжении последних месяцев, показывает, что она не хочет идти на сотрудничество с Западом. Москва хочет настоять на своем, на своих геополитических интересах и как минимум расколоть и дестабилизировать Украину.

- И как в такой ситуации следует Западу вести себя с Россией? Все еще пытаться наладить диалог?

- У нас произошла кардинальная переоценка наших отношений с Россией. Впредь эти отношения будут совершенно другими, чем еще год назад. Намного проблематичнее станет экономическая сфера, в первую очередь для России. Но, тем не менее, я бы не ставил крест на дипломатии. Дверь для диалога должна оставаться всегда открытой.

- А что с третьей ступенью санкции против России? Вы считаете ее неизбежной?

- Да. Третья ступень санкции будет введена с большой долей вероятности, поскольку Россия не проявляет готовности к сотрудничеству и хочет во что бы то ни стало настоять на своем. Таков мой прогноз. Но фактически мы уже имеем дело с экономическими санкциями. Деловые круги уже со своей стороны реагируют, сворачивая связи с Россией. Отток капиталов приобрел гигантские масштабы, нет новых капиталовложений, в которых Россия крайне нуждается.

- В чем вы видите смысл дополнительных экономических санкций?

- Эти меры дадут понять Путину или по крайней мере российским экономически мыслящим элитам, что потери вследствие действий России намного выше, чем преимущества, которые она получает, отрезая части Украины с устаревшими и убыточными предприятиями тяжелой промышленности.