1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Немецкий ПЕН-центр отреагировал на конфликт вокруг "Тангейзера"

Богохульство и сатира - разные вещи, считает немецкий писатель, член президиума ПЕН-центра в Германии Маттиас Бискупек. В интервью DW он дал оценку происходящему в Новосибирске.

Маттиас Бискупек

Маттиас Бискупек

Опасения в связи с конфликтом вокруг спектакля "Тангейзер", поставленного в Новосибирском государственном академическом театре оперы и балета, высказал в беседе с Deutsche Welle Маттиас Бискупек (Matthias Biskupek) - известный немецкий писатель, член президиума немецкого подразделения международной неправительственной организации "ПЕН-клуб".

DW. Что вы можете сказать по поводу истории с "Тангейзером"?

Маттиас Бискупек: Я внимательно слежу за развитием ситуации в Новосибирском театре оперы и балета. Мне это интересно еще и потому, что я сам в свое время работал в театре. Причем русский театр для нас, немцев, всегда был образцом для подражания.

Контекст

Даже во времена СССР в некоторых русских театрах ставили пьесы, авторы которых выступали с критикой власти. И понятно, что при советском режиме это не оставалось без последствий. Но меня поражает то, что подобные вещи происходят сейчас, когда Россия объявляет себя демократической страной. Как могут быть у церкви настолько развязаны руки, что она вправе влиять на решение таких вопросов, как увольнение директора театра! Лично мне это внушает опасения.

- Допустимо ли подобное в Германии?

- В Германии подобное недопустимо. Да, немецкое уголовное право запрещает богохульство. Так, в прошлом году прокуратура предъявила обвинение активистке движения Femen, которая в полуобнаженном виде устроила акцию протеста в Кельнском кафедральном соборе. Но одно дело, когда такое выступление проводится в церкви, а другое - на подмостках театра. Наша свобода творчества и искусства закреплена в немецкой Конституции. К слову, когда известного немецкого сатирика Курта Тухольского (Kurt Tucholsky) в свое время спросили:"Что позволено сатире?", он ответил: "Сатире позволено все".