1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Рынок и человек

Немецкий концерн E.ON интересуется иранским газом, чтобы меньше зависеть от российского

08.06.2005

Сегодня мы поговорим о сотовых телефонах и природном газе. Вы узнаете, почему немецкий концерн Siemens так и не сумел сделать свои заводы по производству «мобильников» прибыльным и теперь полностью уступает их молодой тайваньской компании BenQ. А затем речь у нас пойдёт о новой стратегии крупнейшего в Германии энергетического концерна E.ON, который проявляет сейчас повышенный интерес к иранскому газу, чтобы в будущем меньше зависеть от российского Газпрома.

Вообще-то эту сделку ждали давно, и тем не менее она стала сенсацией недели: как было официально объявлено во вторник в Мюнхене, впредь выпуском сотовых телефонов марки Siemens будет заниматься не знаменитый немецкий электротехнический гигант с полуторавековой историей, а молодая и сравнительно малоизвестная тайваньская компания BenQ. Сименсовские «трубки» весьма популярны в России и других постсоветских государствах. Поэтому я решил достаточно подробно остановиться на этой весьма красноречивой европейско-азиатской истории о том, как стремительно меняются в эпоху глобализации лидеры в области высоких технологий. Итак…

Выбор дался нам весьма нелегко, мы тщательно изучили и проверили многочисленные варианты. При этом нашей объявленной целью было найти перспективное долгосрочное решение, которое устраивало бы наших клиентов, наших сотрудников и наших акционеров. Кроме того, мы стремились сохранить те высокие ценности, которые сумели создать в этом бизнесе – нашу превосходную технологию, наш сильный брэнд, но прежде всего – нашу команду из болеющих за дело, высококвалифицированных и гибких сотрудников.

То, что в устах нового шефа концерна Siemens Клауса Клайнфельда (Klaus Kleinfeld) звучит как сообщение о большой победе, на самом деле является попыткой за громкими словами скрыть весьма болезненное поражение. Крупнейшему в Европе производителю электроники так и не удалось удержаться на таком весьма престижном и высокодоходном рынке, как рынок сотовых телефонов – якобы «превосходная технология» и «сильный брэнд» «Сименса» оказались просто неконкурентоспособными. Впрочем, лично для Клауса Клайнфельда сделка с тайваньской компанией BenQ, о которой он объявил в этот вторник на пресс-конференции в Мюнхене, всё-таки является победой. Когда в конце января на общем собрании акционеров концерна Siemens его избрали новым председателем правления, он получил наказ: поскорее санировать малорентабельные подразделения концерна и, прежде всего, сделать, наконец, что-то с убыточным производством «мобильников». Время поджимало, поскольку в последние месяцы – в это трудно поверить, но это факт – выпуск сотовых телефонов приносил «Сименсу» грандиозные убытки: более одного миллиона евро в день! Одновременно стремительно сокращалась доля немецкого концерна на мировом рынке «трубок»: в списке лидеров он опустился после компаний Nokia, Motorola, Samsung и LG Electronics на пятое место. Впрочем, избавление от головной боли обошлось «Сименсу» весьма недёшево: свои заводы по производству мобильников в Германии, Бразилии и Китае он не продал, а просто отдал - да ещё с приплатой в 350 миллионов евро, которые получили тайваньцы за то, что согласились взяться за санацию убыточных предприятий. Почему они вообще заинтересовались этим делом, объяснил собравшимся в Мюнхене журналистам подключённый с помощью системы видеоконференцсвязи из Тайбэя глава компании BenQ господин Lee:

Мы уже являемся важным игроком на азиатском рынке бытовой электроники. Это партнёрство обеспечит нам дополнительный выход на рынки Европы и Латинской Америки.

Действительно, компания BenQ, возникшая пару лет назад на основе некоторых подразделений тайваньского компьютерного концерна Acer, уже весьма прочно закрепилась в Азии. На неё работают 14 тысяч человек в самой Тайване, а также в Китае и Малайзии. Она выпускает ноутбуки, сканнеры, жидкокристаллические дисплеи, цифровые фотокамеры и прочую электронику. Есть у неё и завод в Мексике. Опыт выпуска сотовых телефонов BenQ тоже имеет – правда, производил он в основном чужие мобильники по заказу других компаний. И вот теперь, безвозмездно получив на пять лет марку Siemens, будет продвигать свои «трубки» по всему миру. Тайваньцы заявляют, что уже через год решат проблему, с которой так и не смогли справиться немцы: сделают производство мобильников прибыльным. Как им это удастся?

BenQ перенимает всех наших сотрудников как в Германии, так и за пределами Германии.

… заявил Клаус Клайнфельд, так что провести массовые увольнения тайваньцы не смогут – во всяком случае, до лета следующего года. Так что они, по всей видимости, пойдут по испытанному пути – будут быстро перенимать у лидеров отрасли их технические новинки и выпускать достаточно дешёвые трубки для массового потребителя в отдельных регионах, где у них наиболее прочные позиции. Это то, чего так не сумел сделать сам концерн Siemens: он не пробился в группу лидеров с глобальным брэндом и широчайшим ассортиментом продукции, не стал производителем экслюзивных дорогих «трубок» и не наладил выпуска дешёвой массовой продукции. Siemens был просто производителем добротных телефонов, часто упускавшим веяния моды и новейшие технические тенденции. Именно поэтому он и потерпел поражение.

А теперь от уже состоявшейся сделки перейдём к энергетическому проекту, который пока только разрабатывается. Но если он будет реализован, то затронет интересы доброго десятка стран, в том числе и России, значение которой как поставщика природного газа для Центральной и Западной Европы может уменьшиться…

Музыка из оперы Джузеппе Верди «Набукко» зазвучала сейчас отнюдь не случайно, ведь проекту строительства газопровода из Ирана в Австрию и Германию его авторы дали именно это звучное название: Набукко.

Крупнейшими в мире запасами природного газа обладает Россия – этот факт широко известен, особенно среди самих россиян. Куда менее известно, что на втором месте, хотя и со значительным отрывом, идёт Иран. Эту страну знают как крупного экспортёра нефти и одного из лидеров ОПЕК. А вот её потенциал в газовой отрасли явно недооценен, что во многом объясняется отсутствием подходящей инфраструктуры. Ведь нефть Иран поставляет на мировой рынок главным образом с помощью танкеров через Персидский залив. Для экспорта же газа нужен хотя бы один крупный трансконтинентальный трубопровод, а его нет. Пока нет. Но уже имеется проект такого газопровода, получивший звучное название «Набукко». Разработали этот проект специалисты австрийского энергетического концерна OMV. Они проложили на карте маршрут длиною примерно в 3 тысячи 300 километров. Он начинается на севере Ирана в районе Каспийского моря, проходит по территории Турции, Болгарии, Румынии, Венгрии и Словакии, а затем разделяется на несколько веток – австрийскую, чешскую и германскую. Строительство такого газопровода, с одной стороны, значительно укрепило бы стратегические позиции концерна OMV на европейском рынке. С другой стороны, у России как важнейшего поставщика газа для Центральной и Западной Европы появился бы мощный и, что очень важно, весьма перспективный конкурент. Ведь, по данным немецкой деловой газеты Handelsblatt, российских запасов газа при прогнозируемых объёмах экспорта хватит на 80 лет, а иранских – на 180. Более того, со временем к новой «трубе» могли бы подключиться и другие прикаспийские газодобывающие государства – Туркмения, например, или Казахстан. Однако сначала такой газопровод ещё надо проложить, на что нужны гигантские средства – более 4 с половиной миллиардов евро, подсчитали специалисты австрийского концерна OMV. В одиночку ему с такой инвестиционной программой не справиться, хотя за ним и стоят два мощных акционера – австрийское государство и нефтяная компания эмирата Абу-Даби. Значит, необходимы партнёры и, что не менее важно, крупные импортёры, которые гарантировали бы сбыт иранского газа.

Что касается партнёров, то в реализации проекта «Набукко» готов участвовать, например, венгерский энергетический концерн MOL. В будущий консорциум наверняка войдёт и приватизированная в прошлом году румынская нефтегазовая компания Petrom, контрольный пакет акций которой купил как раз всё тот же австрийский концерн OMV. А вот кто мог бы стать крупным покупателем иранского газа? Глава концерна OMV Вольфганг Руттенсторфер (Wolfgang Ruttenstorfer) в качестве возможных кандидатов называет французский концерн Gaz de France и немецкий RWE. Однако из его интервью немецкой газете Handelsblatt становится очевидным, что наибольшее предпочтение австрийцы отдают немецкому энергетическому гиганту E.ON и его дочерней фирме E.ON Ruhrgas. Более того, по словам Руттенсторфера, предварительные переговоры с E.ON уже идут. Это – сенсация, поскольку до сих пор считалось, что фирма E.ON Ruhrgas делает ставку прежде всего на развитие сотрудничества с российским Газпромом, совладельцем которого она является. А теперь получается, что в бизнесе концерна E.ON может появиться совершенно новое направление - иранское.

В принципе, это шанс диверсифицировать своих поставщиков – шанс как для концерна E. ON, так и в целом для всей Федеративной Республики Германия. Причём привлекательность этого шанса возрастает благодаря появлению новых технологий, позволяющих существенно сократить производственные расходы энергетических компаний, а также благодаря нынешнему высокому уровню цен на нефть и газ…

… считает известный немецкий эксперт в области энергетики, профессор Эссенского университета Кристоф Вебер (Christoph Weber). Сам E.ON пока никак не комментирует сообщения о своём возможном участии в иранском проекте, однако в действиях концерна в последнее время явно прослеживается стремление диверсифицировать свой газовый бизнес, то есть стремление увеличить число партнёров и разнообразить формы сотрудничества с ними. Так, в этот вторник было объявлено, что E.ON, заплатив 75 миллионов евро, увеличил до 30 процентов свою долю в одном из газовых полей у побережья Норвегии. Это – ещё один шаг в сторону новой стратегической цели: из чистого импортёра превратиться в концерн, который газ не только покупает, но и сам добывает.

Мы и в России стремимся к тому, чтобы принимать участие в добыче газа. В этой связи мы продолжаем переговоры с Газпромом о нашем участии в освоении Южнорусского газового месторождения. То же самое можно сказать и о строительстве североевропейского газопровода, с помощью которого Газпром намерен увеличить свои поставки газа в Западную Европу и диверсифицировать маршруты его транспортировки.

… заявил в середине мая на годовой пресс-конференции компании E.ON Ruhrgas её глава Буркхард Бергман (Burckhard Bergman). Проблема только в том, что примерно за месяц до этого Газпром, не дожидаясь окончательной договорённости с E.ON, неожиданно пописал на Ганноверской ярмарке соглашение об участии в освоении Южнорусского месторождения и строительстве газопровода по дну Балтийского моря с немецким концерном BASF, или «Басф», как его называют в России. Так что теперь Е.ОN может оказаться в этом проекте в непривычной для себя роли младшего партнёра и даже вообще лишиться возможности участвовать в нём – и это при том, что держит 6 с половиной процентов акций Газпрома и является тем самым его крупнейшим иностранным акционером. Поэтому не исключено, что именно эффектный шахматный ход руководства Газпрома, решившего столкнуть лбами двух немецких конкурентов - BASF и E.ON –, заставил последнего всерьёз заинтересоваться проектом «Набукко». Правда, его реализация может вызвать серьёзное политическое противодействие со стороны Соединённых Штатов, у которых очень напряжённые отношения с Ираном. Но если в следующем году дело действительно дойдёт до начала строительства газопровода, то любое участие в этом проекте концерна E.ON пойдёт ему на пользу, уверен немецкий эксперт в области энергетики, профессор Эссенского университета Кристоф Вебер:

Оно наверняка укрепит позиции концерна E. ON на переговорах с российскими партнёрами, ведь им придётся считаться с тем, что E. ON и другие немецкие импортёры природного газа впредь уже не будут в такой мере зависеть от российских поставок, как до сих пор.

Ну, что ж, сегодняшний «сотово-газовый» выпуск радиожурнала «Рынок и человек» с рассказом о двух бизнес-интригах, показывающих, насколько увлекательным может быть мир экономики, подошёл к концу.

Я прощаюсь с вами под музыку из оперы Верди «Набукко» и напоминаю, что следующий раз в увлекательный мир экономики мы с вами окунёмся ровно через неделю. Так что до встречи!