1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Немецкий дирижер казахского оркестра представил свой коллектив на родине

Тридцатилетний уроженец Вупперталя и выпускник Петербургской консерватории представил в Германии программу, которую "не стыдно показать" европейской публике.

default

Ян Мориц Онкен

Лето. Жара. Перед выставочным комплексом на "Музейной миле" Бонна останавливаются автобусы. Один. Второй. Третий. Из автобусов высыпают как один черноволосые галдящие ребята. Это - студенты Алма-Атинской государственной консерватории. Среди них выделяется высокий блондин в красном свитере. Это - молодой немецкий дирижер Ян Мориц Онкен (Jan Moritz Onken). Он уже второй год руководит студенческим оркестром. В начале 2007 года Институт имени Гете города Алма-Аты пригласил Онкена в Казахстан для того, чтобы он отрепетировал с оркестром два концерта. Но дирижер и молодые музыканты так понравились друг другу, что решили не расставаться.

На помощь пришла Германская служба академических обменов DAAD: она поддерживает такого рода обмен доцентами. Онкен получил стипендию, позволяющую ему жить и работать в Казахстане. Результатом работы молодого дирижера с оркестром стала программа, которую "не стыдно показать" европейской публике - в том числе, в Берлине и в Бонне.

Тридцатилетний уроженец Вупперталя и выпускник Петербургской консерватории, побеседовал с корреспондентом Deutsche Welle об особенностях российской дирижерской школы и казахской классической музыки.

Deutsche Welle: Ян, вы учились в Петербурге. Почему?

Ян Мориц Онкен: Потому что мой бывший педагог по виолончели, профессор Дортмундской консерватории, господин Бер, рекомендовал мне учиться либо в Вене, либо в Санкт-Петербурге. Но Петербург мне оказался ближе в том числе, как человеку. Там самая сильная дирижерская школа. Вообще, Петербург - идеальное место для формирования дирижера.

- В чем состоит специфика этой школы?

- В сочетании высочайших требований к себе как к музыканту, тщательная работа с партитурой, с оркестровым материалом. И главное: особый дух, особое отношение с оркестром, с музыкантами. И вообще - к музыке.

- Как вы оказались в Алма-Ате? Вы выбрали этот город - или город выбрал вас?

- Мы нашли друг друга. Я приехал первый раз по приглашению института имени Гете и работал с оркестром над двумя программами. Я сразу почувствовал, что у этого оркестра большой потенциал. У ребят огромное любопытство и большое желание учиться и развиваться. Мы быстро поняли, что подходим друг другу.

- Для большинства ваших слушателей Казахстан не является классической страной академической музыки. Казахский оркестр - скорее экзотика.

- Молодое поколение в Казахстане очень открыто всем новым тенденциям в искусстве и в музыке. И вообще - в жизни. В Казахстане происходит интеграция собственного наследия и лучшего из того, что предлагает западная традиция. Алма-атинская аудитория открывает для себя классическую музыку "с восточным оттенком". Казахстан - страна, которая очень открыто принимает все новое. И я испытываю на себе очень большую толерантность в отношении иных культур и мнений. Это очень большой плюс.

Анастасия Рахманова

Контекст