1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Немецкий банкир: Российское правительство готово к реформам

Йорг Бонгартц, председатель правления ООО "Дойче банк", считает правильным решение России упростить прием на работу высококвалифицированных иностранных специалистов и призывает продолжить процесс дебюрократизации.

Йорг Бонгартц

Йорг Бонгартц

Председатель правления ООО "Дойче банк" Йорг Бонгартц (Jörg Bongartz) приветствует решение России упростить прием на работу высококвалифицированных специалистов из-за рубежа. Соответствующий закон вступил в силу 1 июля. "Работая в России, я хотел бы как можно реже сталкиваться с бюрократическими процедурами", - заявил Бонгартц в интервью Deutsche Welle. Он надеется, что на нынешних изменениях процесс не закончится. По мнению Йорга Бонгартца, новый закон повысит привлекательность России не только для высококвалифицированных иностранных кадров, но и для иностранных инвесторов.

Deutsche Welle: В России вступает в силу новый закон, цель которого - упростить процедуру приема на работу высококвалифицированных иностранных кадров. В какой степени прежняя практика влияла на решение о том, приглашать таких специалистов из-за рубежа или нет ?

Йорг Бонгартц: В тех случаях, когда "Дойче банк" приглашал на работу высококвалифицированных сотрудников из-за рубежа, мы всегда - без каких-либо исключений - получали для них соответствующие разрешения на работу и пребывание в России. Но оформление этих документов было делом весьма хлопотным и долгим. В том числе и потому, что до настоящего времени разрешение на работу в России выдавалось иностранным специалистам сроком на один год. То есть через год процесс оформления документов приходилось начинать заново. Нынешнее увеличение срока до трех лет - это весьма существенное облегчение прежней процедуры.

Кроме того (и это обстоятельство было для нас источником постоянной головной боли) за три недели до окончания срока действия разрешения на работу приходилось начинать собирать документы для его продления, контактировать с соответствующими органами власти, направлять им всевозможные подтверждения. Это приводило к тому, что срок действия новой рабочей визы в итоге сокращался с года до 9-10 месяцев. Потому что в качестве точки отсчета брали не дату выдачи нового разрешения, а дату подачи документов на его получение. Я лично два-три раза сталкивался с подобными трудностями. На это тратилось, конечно, много сил и времени.

Сейчас многое должно измениться. У нас появится возможность занимать специалистов в течение более длительного срока. Это существенно облегчает долгосрочное планирование. У нас были случаи, когда специалисты не успевали получить новое разрешение на работу. Как раз в этом году - из-за того, что подтверждение квот для иностранных сотрудников было получено нами очень поздно, - двое наших сотрудников были вынуждены временно выехать из России за границу. Подобные инциденты, конечно, очень вредят бизнесу. В данных конкретных случаях нам пришлось ломать голову над тем, где занять этих сотрудников на время получения необходимых разрешений. Один в итоге отправился в Азию, где встречался с клиентами, а второй работал в Нью-Йорке, но здесь в России нам их в это время очень не хватало.

- Какова доля высококвалифицированных иностранных специалистов среди сотрудников "Дойче банк" в России?

- Эта доля не очень высока. Всего у нас работают около тысячи сотрудников. Так вот, в зависимости от ситуации, 30-50 человек - это иностранцы.

- Верите ли Вы в то, что в связи со вступлением в силу нового закона привлекать высококвалифицированных иностранных специалистов на работу в реальности станет легче и что в России для них не будут созданы новые бюрократические преграды?

- Многое будет зависеть от того, как будет регулироваться процесс выдачи трехлетних разрешений на работу. Конечно, возможность упростить этот процесс, сделать его еще менее бюрократическим, существует. С другой стороны, чего-то невозможного от иностранцев в России не требуют. Необходимые для получения разрешения документы у каждого специалиста должны быть так или иначе.

Кроме того, в нашей структуре, например, существует нечто вроде "визового отдела". Он занимается получением виз, подготовкой приглашений, помогает иностранным специалистам при въезде в Россию, при постановке на учет и так далее. Теперь работы у этого отдела станет меньше, потому что готовить пакет документов на продление рабочей визы для того или иного сотрудника придется впредь раз в три года, а не каждый год.

Но мы, конечно, по-прежнему будем вынуждены заниматься вопросами получения нашими сотрудниками въездных виз, регистрации и так далее. С моей точки зрения, есть возможности упростить или устранить бюрократические процедуры и в данном случае. Но у меня сложилось твердое впечатление, что российское правительство готово к реформам. Поэтому я думаю, что мы находимся на верном пути, который ведет к ощутимому облегчению условий работы для бизнеса… Я уверен, что на изменениях, вступающих в силу 1 июля, процесс этот не закончится.

- Вы упомянули про регистрацию, которую для иностранцев в России никто не отменял. А какие еще бюрократические процедуры можно, по вашему мнению, упростить или вовсе отменить?

- Работая в России, я хотел бы как можно реже сталкиваться с бюрократическими процедурами при въезде в страну и оформлении разрешения на работу. В данном случае я имею в виду и возможность облегчения визового режима, и упрощение регистрации, и сокращение количества запрашиваемых документов. Например, мне сейчас надо представить диплом с апостилем, хотя пять лет назад я это уже делал. То есть такого быть, конечно, не должно.

Так что упростить можно еще многие процедуры, сократив время, которое сейчас приходится тратить на соблюдение бюрократических формальностей. Конечно, облегчение визового режима зависит не только от России, но и - как в моем случае - от Евросоюза. Но такая возможность обсуждается. Так что, не исключено, что в будущем договоренность о таком облегчении действительно будет достигнута.

- Создавая для высококвалифицированных иностранных кадров более комфортные условия работы, власти надеются на повышение привлекательности России для зарубежных инвесторов. Новый закон будет способствовать достижению успеха?

- Конечно, это еще один шаг вперед. Но есть и немало других моментов, важных для иностранных инвесторов. Будучи банком, мы являемся частью финансовой системы. Мы участвуем в процессе, направленном на превращение Москвы в один из международных финансовых центров. И можно еще очень многое сделать, чтобы облегчить нашу работу в данном направлении. Так, многие процессы должны быть гармонизированы с действующими по всему миру правилами. К примеру, наши сотрудники, занимающиеся трейдерской деятельностью, должны иметь лицензию. Это нормально - во всем мире существуют подобные правила. Но в России экзамены на получение лицензии проводятся на русском языке, что для многих иностранцев сложно. Поэтому, если ставится цель привлечь высококвалифицированных специалистов, работающих в финансовом секторе, надо согласиться с тем, что в этой сфере английский будет полноправным языком общения.

Что касается перспектив, то в ходе контактов с партнерами у меня сложилось впечатление, что сейчас в России преобладает стремление к открытости. Дмитрий Медведев в Санкт-Петербурге, как мне представляется, подал сигнал, свидетельствующий о большей готовности привлекать иностранных инвесторов и улучшать условия их работы в России.

Беседовал Вячеслав Юрин
Редактор: Вадим Шаталин

Архив

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме