1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа

Немецкие эксперты: Русские в Эстонии ушли от России дальше, чем признают Москва и Таллин

Немецкие эксперты в интервью DW-WORLD.DE дали оценку положению русского меньшинства в Эстонии, отношению России к соотечественникам за границей, а также рассказали о проблемах интеграции русских в эстонское общество.

Русский житель Эстонии с удостоверением личности

Более 100 тысяч русских в Эстонии являются владельцами серых паспортов

Собеседник и DW-WORLD.DE - Карстен Брюггеман (Karsten Brüggemann), сотрудник Североевропейского института истории и культуры при университете Гамбурга, специалист по Эстонии, который с 2002 по 2005 год преподавал историю и немецкий язык в Нарвском колледже при университете Тарту, и Рольф Винкельман (Rolf Winkelmann), в 2007 году защитивший диссертацию об Эстонии в университете Ольденбурга.

DW-WORLD.DE: Какое значение имеет русское меньшинство в Эстонии для России?

Брюггеман: Официальная Россия использует русских в Прибалтике для проведения отвлекающих маневров во внешней политике. Кроме того, заявления о том, что "наших бьют", да еще и в одной из стран ЕС, помогают успокоить население в России и легко забыть о том, что за две недели до этого не менее жестоко были разогнаны демонстрации в Москве и Петербурге. Указания на проблемы меньшинств в странах Балтии позволяют России регулярно обвинять Запад в двойной морали, когда тот критикует Россию за нарушения прав человека.

При том в Кремле упорно не хотят видеть, что в вопросах прав человека в самой России не все соответствует международным стандартам, не только по отношению к лицам "кавказской национальности", но и, например, к представителям финно-угорских меньшинств.

Винкельман: Русское меньшинство в Эстонии нужно Кремлю для отвлечения российского общества от внутренних проблем. Во внешней политике оно играет исключительно пропагандистскую роль, позволяя России выставить себя в роли защитника соотечественников за рубежом. Кроме того, с помощью русских в Прибалтике Россия пытается освежить свою "былую славу" и предстать в роли великой державы.

DW-WORLD.DE: В Москве русское меньшинство в Эстонии рассматривается как часть русского народа, чьи интересы Россия должна защищать. Насколько оправдан такой взгляд?

Брюггеман: Похоже, что в настоящее время Россия невольно делает все, чтобы русские в Эстонии максимально отдалились от своей этнической родины. С другой стороны, эстонцы и латыши тоже не стремятся принять "своих" русских с распростертыми руками. Если правительства в Таллине и Риге не будут совершать одну ошибку за другой, то связь балтийских русских с Россией вскоре сильно ослабнет, как это произошло в период между Первой и Второй мировыми войнами.

Винкельман: Россия использует проблемы русских в странах Балтии в первую очередь для дестабилизации региона. Москва не является конструктивным партнером в решении проблем русского меньшинства в Эстонии. Этого взгляда придерживается сегодня и большая часть русских в Эстонии. У них формируется своя идентичность, которая серьезно отличается от менталитета русских в России.

DW-WORLD.DE: Какое влияние окажет использование русского меньшинства в Эстонии со стороны России, как, например, в случае с переносом памятника в Таллине?

Брюггеман: Делегация российской Госдумы на прошлой неделе сама убедилась, что бойкот эстонских товаров, прежде всего, бьет по русским в Эстонии, которые наиболее активны в торговых связях с Россией. Нужно отметить, что эстонцев до сих пор не особо заботила проблема русских, причем русскими они, как правило, называют лишь тех, кто совсем не говорит по-эстонски. Остается надеяться, что беспорядки в Таллине, закончившие идиллический период восстановления эстонского государства, на долгое время сделают интеграцию меньшинств одной из главных политических тем в Эстонии, в первую очередь, среди этнических эстонцев.

Винкельман: На правовом положении русских в Эстонии это никак не отразится. Однако не исключено, что недавние беспорядки приведут к "охлаждению" и без того не очень теплых отношений между эстонцами и русскими.

DW-WORLD.DE: Каждый третий живущий в Эстонии русский до сих пор является лицом без гражданства. Стало ли это следствием слишком жестких законов о гражданстве с завышенными требованиями к знанию языка? Может быть, эстонские законы больше направлены на выдавливание русских из Эстонии, чем на их интеграцию?

Брюггеман: Во-первых, невозможно стать гражданином Германии, не зная немецкого языка. В случае с Эстонией вообще никакая интеграция невозможна без языка, поскольку группа носителей эстонского языка довольно мала. Проблемой интеграции являются не столько эстонские законы, сколько число не-эстонцев, составляющее 32 процента населения страны. С такой ситуацией еще не сталкивалось ни одно государство ЕС.

Конечно, Эстония еще в 1991 году могла дать гражданство всем не-эстонцам и сделать русский вторым государственным языком. Однако это значительно осложнило бы внутреннюю консолидацию эстонского большинства и лишило бы страну фундамента для интеграции меньшинств. Что касается законов о гражданстве, не помешало бы чуть больше переходных правил и исключений, например, для пожилых людей.

Винкельман: Законы о гражданстве не слишком жесткие. За все время независимости Эстонии было отклонено лишь меньше тысячи заявлений на получение гражданства. Для многих людей причиной, удерживающей их от получения гражданства, предположительно является то, что в повседневной жизни они обходятся без эстонского языка. Молодые мужчины не спешат с натурализацией еще и потому, что, будучи лицами без гражданства, они не обязаны идти служить в эстонскую армию. Для пожилых людей реальной или субъективной проблемой является экзамен на знание языка.

DW-WORLD.DE: Насколько оправдано представление, что проблема столь медленной интеграции русских в Эстонии кроется в их менталитете? В СМИ высказывается мнение, что русские в Эстонии до сих пор не могут смириться с ролью меньшинства. Они якобы воспринимают как вызов требование лояльности по отношению к эстонскому государству и не хотят учить эстонский язык.

Брюггеман: Такое представление предполагает существование монолитной группы русских в Эстонии, что не соответствует действительности. Об этом свидетельствуют многократные безуспешные попытки создания русской партии, которая представляла бы интересы всех русских, живущих в стране. На последних выборах даже "зеленые", не пользующиеся популярностью у избирателя, набрали в три раза больше голосов, чем русская партия.

Представление о проблеме менталитета русских является предрассудком, который охотно повторяют и многие эстонцы. Однако оправдано оно лишь в отношении весьма незначительной части "вечно вчерашних" русских. Мне кажется, что в настоящее время мы являемся свидетелями формирования нового менталитета у русской молодежи в Эстонии. Подростки научились замечать положительный эффект от идентификации со слабым меньшинством, и это кардинально отличает их от своих сверстников в России. Политика Москвы, которая в открытую использует в своих интересах "страдания соотечественников в условиях фашистского режима", еще больше способствует этому развитию и приводит к тому, что русские в Эстонии проявляют, как минимум, пассивную лояльность по отношению к стране. Я уверен, что уже сегодня большинство русских намного дальше удалились от России, чем это готовы признать в Москве или в Таллине.

Винкельман: Как уже выше было сказано, существует ряд причин, в основном личного характера, по которым русские не стремятся к получению эстонского гражданства. Однако было бы неверно делать вывод, что они не приемлют независимое эстонское государство. Об этом свидетельствует и тот факт, что подавляющее большинство русских, в том числе и лица без гражданства, не стремятся уехать из Эстонии в Россию. Большинство русских на эмоциональном уровне ассоциируют себя с Эстонией и не видят проблемы в том, что они являются национальным меньшинством.

Аналитика

Пресса

События

Контекст