1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Киргизия

Немецкие эксперты: Революция в Киргизии не оправдала надежд

Пять лет назад в Киргизии с поста президента был свергнут Аскар Акаев, а к власти пришла политическая оппозиция. Этот процесс был назван "тюльпановой революцией".

Оппозиция заняла здание правительства. 24 марта 2005 года

Оппозиция заняла здание правительства. 24 марта 2005 года

Пять лет назад за событиями в Киргизии, которую считали тогда островком демократии в Центральной Азии, с большим интересом наблюдали на Западе. К чему привела смена власти в республике и как оценивают нынешнюю ситуацию в Киргизии западные эксперты? Об этом в интервью Deutsche Welle рассказали немецкие эксперты Михаэль Лаубш (Michael Laubsch) и Беате Эшмент (Beate Eschment).

Deutsche Welle: Господин Лаубш, каковы, на ваш взгляд, с позиций сегодняшнего дня, основные причины мартовских событий 2005 года в Киргизии?

Михаэль Лаубш

Михаэль Лаубш

Михаэль Лаубш: Думаю, что причины революции 2005 года были как в социальной ситуации, которая со времени создания независимого государства становилась все более нестабильной, так и в ситуации с правами человека. Она в Киргизии была не столь тяжела, как, к примеру, в Туркмении или Узбекистане, но тоже ухудшалась. Полагаю, что все же основной фактор в событиях 2005 года - это социальное недовольство населения и усиливающаяся разница между положением элиты, прибравшей к рукам все финансы и ресурсы страны, и упадком населения, который касался механизмов социальной системы, призванной защищать и поддерживать граждан.

После "тюльпановой революции" была надежда, что это со временем изменится. Запад в первую очередь наблюдал за динамикой в правозащитной области и в 2006 - 2008 годах действительно мог видеть определенные признаки развития гражданского общества. Появилось много независимых НПО, имелась надежда, что в Киргизии произойдет расцвет демократии. Но оказалось, что это была ложная надежда.

- Как эти события повлияли на ситуацию во всем регионе?

- Многие эксперты полагали, что революция в Киргизии станет "бикфордовым шнуром" к гражданскому развитию в Центральной Азии и такие страны, как Таджикистан, Казахстан, возьмут Киргизию в качестве образца. Этого не произошло, и то гражданское движение, импульсом к которому послужили события 2005 года, хотя и сохраняется в Киргизии, но было поставлено под пресс в последние годы самим режимом, как это было при Акаеве.

При этом надо отметить и аспект стабильности в регионе. В Ферганской долине, где зачастую происходят социальные протесты в силу сложных экономических условий, видится негативная перспектива в свете дестабилизации для всего региона, не говоря уже о факторе исламизма на юге Киргизии.

- Госпожа Эшмент, события марта 2005 года в Киргизии в Европе называли по-разному, в том числе "тюльпановой революцией". Какое определение вы считаете более точным?

Беате Эшмент: Это, конечно, не было революцией, поскольку революция подразумевает смену системы, а в Киргизии, без сомнений, смены системы не произошло. Там произошла смена фигур, персоналий, но новая фигура во власти проводит ту же политику, что и предшественник. Я бы даже не называла это "так называемой революцией" и исключила бы вообще слово "революция".

- В 2005 году Запад связывал с событиями в Киргизии надежду на демократизацию в этой республике. Соседи же по региону больше говорили о дестабилизации. Чьи ожидания, на ваш взгляд, оправдались?

Беате Эшмент

Беате Эшмент

- Это сложный вопрос. Дело не только в ожиданиях Запада. Я была в 2005 году в Киргизии. Там сами жители возлагали большие надежды на перемены. Думаю, Запад сейчас в растерянности из-за того, что происходит в Киргизии. С одной стороны, видно, что условия, в которых работают киргизские журналисты, заслуживают все большей критики - это касается свободы журналистов, свободы СМИ. И Запад критикует Бишкек за это. С другой стороны, пока он не решается отказаться от точки зрения, что Киргизия все равно более свободна, чем другие страны региона. Хотя на самом деле это, я думаю, попытка выдать желаемое за действительное.

- Верно ли, что в последние два-три года внимание западных экспертов и политиков к Киргизии заметно ослабло?

- Трудно сказать. Действительно, если в 1990-е годы Киргизию воспринимали на Западе совершенно позитивно и о ней говорили как о центральноазиатской Швейцарии, то имидж других стран был негативным. А сейчас, даже если не отказываться от мечты, что в республике ситуация несколько лучше, чем у соседей, все равно больше этого позитивного имиджа у нее нет.

- Сейчас в Киргизии снова имеются признаки, сходные с 2005 годом: население недовольно властью, оппозиция выдвигает Курманбеку Бакиеву требования и грозит выступлениями, на юге сильны протестные настроения. Вероятно ли повторение мартовского сценария?

- Я остерегусь давать какой-либо прогноз. И пять лет назад за несколько дней, даже за день до событий большинство наблюдателей говорили, что там ничего не произойдет, а потом были удивлены свержением Акаева. Да, сейчас весна, и в стране снова накопилось большое недовольство властью, и опять оппозиция старается мобилизовать силы, однако от оценки вероятности повторения сценария, подобного 2005 году, я воздержусь.

Беседовал Виталий Волков
Редактор: Наталья Позднякова

Архив:

Контекст