1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Немецкие эксперты - о создании оппозиционной партии Михаила Касьянова

Оппозиция в России нуждается в новых лицах и новых импульсах. Но сможет ли именно Касьянов противостоять выстроенной системе "виртуальной монархии"? На этот вопрос отвечают эксперты DW-WORLD.DE.

default

Михаил Касьянов ушел с поста премьера в 2004 году

Заявление Михаила Касьянова о создании в России новой объединенной оппозиционной партии с вниманием воспринято в Германии. По просьбе DW-WORLD.DE это решение комментируют немецкие эксперты-политологи.

Герхард Симон: "Не дать политической системе деградировать до виртуальной монархии"

Prof. Dr. Gerhard Simon

Герхард Симон, Кельнский университет

По мнению профессора Кельнского университета Герхарда Симона (Gerhard Simon), тот, "кто верит в российскую демократию, с радостью воспринял известие о намерении Михаила Касьянова создать оппозиционную партию". По словам Симона, оппозиция в России остро нуждается в новых лицах и новых импульсах. Опираясь на прошлый опыт, эксперт не видит особых шансов на объединение новой партии, например, с "Яблоком" Григория Явлинского. По мнению Симона, Касьянов заслуживает поддержки потому, что "у этого представителя политического истеблишмента есть шанс найти опору у части политической элиты, недовольной "системой Путина" и готовой сформировать нечто вроде "теневого кабинета". Сегодня, признает Симон, "это, возможно, чрезмерные ожидания, но когда-то борьба за формирование послепутинской России должна будет начаться". Своеобразная "виртуальная монархия", до которой деградировала политическая система России, - глава государства назначает преемника, и все аплодируют, - меньше всего в интересах России. Вот почему смена власти в России означала бы, что во главе России не будет стоять наследный принц, назначенный Путиным, подытоживает Симон.

Извлекли ли либералы уроки из недавнего прошлого?

Agnes Gilka-Bötzow

Агнес Гилка-Бёцов, Дюссельдорфский университет

По мнению сотрудницы кафедры сравнительного анализа политических систем Дюссельдорфского университета Агнес Гилка-Бёцов (Agnes Gilka-Bötzow),

"для того, чтобы после парламентских выборов 2007 года в России, несмотря на повышенный до 7 процентов барьер, стоящий перед политическими партиями, такая оппозиция все-таки возникла, а тенденция к "однопартийности", наоборот, пошла на убыль, либеральный лагерь обязан выступить как единая партия. Разногласия между различными оппозиционными партиями глубоки, но преодолимы. А парламентские выборы 2003 года, в результате которых ни "Яблоко", ни "Союз правых сил" не прошли в Думу, должны были бы стать либералам уроком".

Но простого объединения либерального лагеря недостаточно для того, чтобы набрать пункты на следующих парламентских выборах, считает Гилка-Бёцов. Для регистрации партии им нужно преодолеть ставший в пять раз выше по сравнению с предыдущими выборами барьер - предъявить наличие 50 вместо 10 тысяч членов. "Сами по себе абстрактные требования расширения демократии едва ли обеспечат новую партию массовой поддержкой. Кроме того, считает эксперт, Михаилу Касьянову, Борису Немцову и иже с ними для успеха необходимо стряхнуть с себя распространенный имидж участников "шоковой реформы" 90-х годов. "Нуждается либеральное движение и в выработке собственной конкретной программы по таким конкретным темам, как борьба с коррупцией, охрана окружающей среды, образование, поддержка среднего предпринимательства или война в Чечне".

Касаясь угроз Михаила Касьянова и Ирины Хакамада вывести своих сторонников на улицы в случае фальсификации выборов, Гилка-Бёцов оценивает упоминание "оранжевого сценария" как свидетельство крайне малой свободы политического маневра, которой располагает сегодня в России оппозиция.

"Выбрать единого кандидата на пост президента будет для оппозиции еще более трудной задачей, чем объединение перед выборами в Думу. Во-первых, и у Касьянова и у других представителей этого лагеря имеются собственные амбиции. А во-вторых, задача оппозиционеров усложняется тем, что никому не известен потенциальный кандидат самого Кремля. Стратег Путин знает, почему он не торопится с решением о преемнике". (гг)

Контекст