1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Немецкие эксперты: Второй тур голосования Медведеву не понадобится

27 января ЦИК РФ утвердил окончательный список участников президентской гонки. Немецкие эксперты в интервью DW-WORLD.DE дали оценку оставшимся кандидатам и дальнейшему ходу избирательной кампании.

Дмитрий Медведев

По мнению немецких политологов, на выборах президента Дмитрий Медведев наберет необходимые 50 процентов плюс один голос уже в первом туре

В окончательный список кандидатов на пост президента, утвержденный Центризбиркомом РФ 27 января, вошли Андрей Богданов, Владимир Жириновский, Геннадий Зюганов и Дмитрий Медведев. Кандидатура Михаила Касьянова не прошла проверку ЦИК.

Оценку дальнейшему ходу предвыборной президентской кампании в интервью DW-WORLD.DE дали немецкие эксперты: руководитель исследовательской группы Россия - СНГ фонда "Наука и политика" Ханс-Хеннинг Шрёдер (Hans-Henning Schröder) и руководитель программ для России и СНГ Германского общества внешней политики (DGAP) Александр Рар (Alexander Rahr).

DW-WORLD.DE: Как вы расцениваете исключение из президентской гонки Михаила Касьянова, так называемого "единого кандидата от оппозиции"?

Hans-Henning Schröder

Ханс-Хеннинг Шрёдер

Ханс-Хеннинг Шрёдер: Исключение Касьянова из списка кандидатов никак не повлияет на исход выборов. Не думаю, что у него были хоть малейшие шансы на победу против официального "преемника" Дмитрия Медведева. Тем не менее, невольно возникает подозрение, что отказ ЦИК зарегистрировать кандидатуру Касьянова - не случайность: сложно представить, чтобы такое количество представленных им подписей действительно оказались фальшивыми.

Alexander Rahr DGAP Berlin Politologe

Александр Рар

Александр Рар: На мой взгляд, отстранение Касьянова из предвыборной гонки - это негативное явление. Все указывает на то, что выборы президента в России будут проходить по той же схеме, что и декабрьские выборы в Госдуму, когда победа "Единой России" практически ни у кого не вызывала сомнения и, тем не менее, оппозиционные силы не были допущены до участия в голосовании. Несколько странно, что малоизвестный Богданов смог собрать требуемые 2 миллиона подписей, в то время как Касьянова уличили в фальсификации. Складывается впечатление, что кандидатура Касьянова вызывает опасения у кого-то из Кремля, хотя мне сложно в это поверить.

DW -WORLD .DE : Можно ли считать исключение Касьянова из списка кандидатов еще одним доказательством нелегитимности предстоящих выборов?

Ханс-Хеннинг Шрёдер: Я бы не стал называть предстоящие выборы нелегитимными. Как бы там ни было, большая часть населения России поддерживает нынешнего президента страны и, соответственно, проголосует за кандидата, которому оказывает содействие Путин, то есть за Медведева. Поэтому исключение Касьянова из списка участников предвыборной гонки, на мой взгляд, абсолютно излишне. Он вполне мог бы продолжить борьбу за пост главы государства и даже набрать свой один процент голосов - ситуацию бы это не изменило. Наоборот, его участие придало бы выборам легитимности.

Александр Рар: Думаю, назвать предстоящие выборы "нелегитимными" было бы преувеличением, ведь часть предоставленных Касьяновым подписных листов действительно оказалась "бракованной". Тем не менее, назвать их демократическими я тоже не могу, ввиду отсутствия в списках кандидатов реальных представителей оппозиционных сил. Думаю, в некоторой степени в этом виноваты сами демократы. Если бы такие партии как СПС или "Яблоко" поддержали Касьянова, предоставив ему свои ресурсы и партийные структуры, у него не возникло бы проблем со сбором подписей.

DW -WORLD .DE : Допускаете ли вы дальнейшее сокращение списка участников предвыборной гонки, например то, что один из оставшихся кандидатов в последний момент снимет свою кандидатуру с голосования? Подобные слухи курсировали в последнее время в СМИ в отношении Геннадия Зюганова.

Ханс-Хеннинг Шрёдер: Более значимые претенденты, такие как Немцов или Явлинский, достаточно рано отказались от участия в выборах, чтобы не придавать им своим присутствием легитимности. Из трех оставшихся оппонентов Медведева серьезного отношения заслуживает, пожалуй, лишь Зюганов, Богданову на предстоящих выборах отведена роль статиста, Жириновскому - политического клоуна. Думаю, добровольное снятие Зюгановым своей кандидатуры могло бы стать выражением его политической позиции. С другой стороны, он вряд ли захочет отказаться от общественного внимания и "паблисити", сопровождающих выборы.

Александр Рар: Коммунисту Зюганову важно время от времени "забраться на баррикады", поэтому не думаю, что он снимет свою кандидатуру с голосования, хотя и так заведомо известно, что у него нет шансов против "преемника". Если Зюганов все же решится на такой шаг, то Медведев выиграет с огромным перевесом, и выборы окончательно превратятся в фарс. Формально все будет по закону, однако такой исход голосования подорвет авторитет Медведева и поставит под вопрос легитимность самих выборов.

DW-WORLD.DE: Кто из оставшихся кандидатов имеет шанс составить конкуренцию Дмитрию Медведеву? Дойдет ли до второго тура голосования или все решится уже в первом?

Ханс-Хеннинг Шрёдер: В сегодняшней ситуации, когда все указывает на победу Медведева, и заранее известно, что выборы осуществятся путем аккламации (упрощенного порядка принятия решения - прим. ред.), ни у Жириновского, ни у Зюганова, не говоря уже о Богданове, нет шансов даже приблизиться к результатам Медведева. Если верить опросам общественного мнения, за "преемника" готовы проголосовать почти 60 процентов населения, поэтому, думаю, все решится уже в первом туре выборов.

Александр Рар: Благодаря пристальному вниманию СМИ, организовавших своего рода пиар-кампанию для "преемника" и активному содействию Путина, думаю, второй тур голосования Медведеву не понадобится.

DW-WORLD.DE: Победа Дмитрия Медведева на выборах практически предрешена. Как, на ваш взгляд, сложится политическая карьера Владимира Путина после избрания Медведева президентом?

Ханс-Хеннинг Шрёдер: Путин нужен Медведеву не только для победы на выборах. Первые два-три года после избрания новый президент будет зависеть от поддержки своего предшественника для противостояния различным правительственным и политическим группировкам. Владимиру Путину в свое время понадобилось около трех лет, чтобы убрать из своего окружения последних представителей "эпохи Ельцина". Думаю, захоти Медведев избавиться от сторонников Путина, ему придется потратить на это еще больше времени.

Александр Рар: После избрания Дмитрия Медведева российским президентом, возможно двоякое развитие событий. Первый вариант, так называемый "тандем", заключается в том, что Медведеву придется делить власть со своим "покровителем" Путиным, который, вероятнее всего, займет при нем пост премьер-министра. В этом случае третий российский президент Медведев будет значительно слабее, чем два предыдущих - Ельцин и Путин. Второй вариант, классический для России, заключается в том, что после короткого этапа совместного правления, один из двух кандидатов возьмет всю власть в свои руки. Кто это будет - Путин или Медведев - покажет время.

DW -WORLD .DE : Что, на ваш взгляд, поменяется в России при президенте Медведеве?

Ханс-Хеннинг Шрёдер: Думаю, что в ближайшие полтора-два года поменяется немногое. Надеюсь, что такие важные проекты как социальная реформа, реформа системы здравоохранения и реорганизация работы коммунальных служб будут продолжены и после выборов. Надеюсь также, что Медведев будет вести более открытый диалог с Евросоюзом, чем его предшественник.

Александр Рар: Первое впечатление, созданное Медведевым на Западе, является достаточно позитивным. Он просигнализировал готовность укреплять демократические устои и структуры гражданского общества в России, создать гарантии инвесторам, более интенсивно интегрировать Россию в мировое сообщество. Если это действительно соответствует его намерениям, думаю, в первые год-два своего президентства он будет пытаться претворить эти планы в жизнь. Не исключено, что приход Медведева к власти - это шанс для начала новых отношений между Россией и Западом.

Беседовала Юлия Сеткова

хроника

Контекст

досье