Немецкие социал-демократы и консерваторы ищут управу на неофашистов | Еуропа и Беларусь | DW | 01.03.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Еуропа и Беларусь

Немецкие социал-демократы и консерваторы ищут управу на неофашистов

28.02.2005

На прошлой неделе – в пятницу - германский бундестаг собирался в спешном порядке едва ли не в рекордно короткий срок принять закон, ограничивающий в стране право на проведение митингов и демонстраций. С законодательной инициативой министры внутренних дел и юстиции выступили всего-то дней десять назад. Причина торопиться – предстоящая восьмого мая круглая дата, шестидесятилетие окончания второй мировой войны. Именно в этот день, когда внимание всего мира будет приковано к Германии, неофашистская НДПГ собирается провести митинг и шествие у Бранденбургских ворот, рядом с которыми – мемориал в память о еврейский жертвах нацизма. В ФРГ восьмое мая официально считается днем освобождения от ига национал-социализма, у последышей гитлеровской НСДРП на этот счет другое мнение, они не считают нацистский режим преступным, отрицают факт массового уничтожения евреев, сожалеют о поражении Германии и скорбят о немецких жертвах войны.

Запретить проведение политически некорректного митинга, однако, власти не могут – для этого нужны веские основания. Ну, например, наличие доказательств коварных замыслов демонстрантов, реальной угрозы уличных бепорядков, использование запрещенной в Германии нацистской символики. Две недели назад в Дрездене, например, в шестидесятую годовщину массированной бомбардировки города англо-американской авиацией, тысячи неонацистов сумели отстоять свое конституционное право на проведение траурного шествия в память о немецких жертвах налета, согласившись с придирчивыми требованиями властей не ходить строевым шагом, не выкрикивать по случаю траура никаких лозунгов и не обувать ноги в любимые десантные ботинки. Замысел авторов законопроекта – найти управу на НДПГ, поднаторевшую в правовых вопросах. Причем, быстро, чтобы закон успел вступить в силу к первому мая и дал властям юридический инструмент предотвратить неофашистский митинг у знаменитых Бранденбургских ворот, который имел бы куда более негативные последствия для внешнеполитического имиджа Германии, чем траурное шествие в Дрездене.

Замысел правящих социал-демократов в порядке исключения поддерживает и консервативная оппозиция. Различия в подходе – чисто технические. СДПГ, в частности, намерена запретить для крайне правых, тех, кто приукрашивает эпоху гитлеровского господства, отрицает его преступления, демонстрации у памятников жертвам нацизма, прежде всего – у берлинского мемориала холокосту. По сути дела ту же цель преследует и встречное предложение ХДС/ХСС – расширить и ужесточить так называемую «умиротворенную» зону в центре немецкой столицы, включив в неё и мемориал, и сами Бранденбургские ворота. Пока эта зона охватывает только небольшое пространство вокруг рейхстага – резиденции германского парламента. Раньше такая территория была в Бонне, называлась она – запретной милей, где добиться разрешения на проведение митинга или демонстрации было практически невозможным – чтобы демонстранты не отвлекали депутатов от принятия судьбоносных решений.

С переездом парламента и правительства из Бонна в Берлин, сюда переехала и запретная зона, но не былые жесткие порядки. По действующему закону, запретить проведение митинга у рейхстага без объяснения причин можно только, если митинг намечен на день, когда парламент заседает. Восьмое же мая в этом году– вот незадача – воскресенье, депутаты будут отдыхать, а значит повода запретить неофашистское сборище у Бранденбургских ворот нет, даже если включить их в умиротворенную зону. Поэтому, видя такой календарный изъян, консерваторы предлагают вернуть в эту зону также прежние, жесткие боннские порядки. Какое из двух предложений или их смесь в конце концов ляжет в основу будущего закона – не суть важно. Что так, что эдак стремление демократического парламентского большинства юридически ограничить внепарламентские возможности недемократов свидетельствует о несколько извращенном понимании этой самой демократии.

Вице-председатель консервативной фракции Вольфганг Босбах, выступая в парламентских дебатах, говорил о «неаппетитности» демонстраций НДПГ, особенно на телевизионном фоне исторических мест. «Неаппетитность», однако, к делу не пришьешь, это понятие не может быть критерием для прокурора или судьи. Свободный демократический порядок, гарантированый немецкой конституцией, предполагает свободу не только иметь, но и публично высказывать свое мнение – даже провокационное или политически некорректное. К тому же инициатива парламентского большинства подталкивает правоохранительную систему к произволу. Сегодня политически некорректными считаются неофашистские демонстрации, но где гарантия, что завтра «неаппетитными» не станут шествия защитников природы, например, или сторонников женской эмансипации? Ну, и наконец, перед законом все равны. Почему одна разрешенная партия должна иметь возможность выводить своих сторонников на митинг в центре Берлина, а другая – также разрешенная - нет? Ведь какой бы мерзкой ни была НДПГ, правящие партии не сумели доказать её противозаконность в Конституционном суде. Плохо подготовленный иск о запрете партии неофашистов закончился пшиком. Законодетельная же инициатива парламентского большинства - это ничто иное как попытка теперь, постфактум ввести идеологическую цензуру, свидетельствующая о беспомощности больших, респектабельных, общенародных партий ФРГ дать отпор неофашистам политическими методами, их неспособности развенчать лозунги и тезисы крайне правых. Стоит напомнить знаменитые слова Вольтера: «я не согласен в Вашим мнением, но готов умереть за то, чтобы Вы имели возможность его высказывать».

Ах, да. Закон в прошлую пятницу всё-таки не приняли. Но отнюдь не потому, что парламентское большинство задумалось о словах великого французского философа-либерала. Просто по инициативе консерваторов решено заслушать еще правовых экспертов, чтобы действовать наверняка, чтобы в новом законе не оказалось лазеек для поднаторевших в юридических вопросах адвокатов НДПГ.

Статистика, как известно, знает все. Например, сколько сейчас в Берлине рецидивистов. А именно 3148. Самому старому из них – 85 лет. Это – и еще многое другое – можно узнать из ежегодного отчета столичного сенатора внутренних дел. С подробностями Олег Зиньковский: Судя по уголовной хронике, можно подумать, что Берлин – коварный, непредсказуемый мегаполис, где за каждым углом ждет опасность. То бандиты в масках нападут на сберкассу. То хулиганы ограбят школьника, отобрав у него мобильный телефон. То на мусорной свалке найдут трупик младенца, убитого собственной матерью. Что говорить, я сам за 20 лет берлинской жизни не раз сталкивался с преступностью. Точнее говоря, два раза. Однажды у меня украли автомобиль. А еще как-то – детскую коляску.

Но это – отдельные случаи. А вот в целом, если верить статистике, картина иная. Уровень криминогенности в Берлине сравнительно низок. Число фиксируемых здесь правонарушений регулярно идет на спад. На днях сенатор внутренних дел Эрхарт Кёртинг отчитался о работе полицейского ведомства. Оказалось, что в прошлом году в столице были зарегистрированы 539 тысяч 667 нарушений закона. Это самый низкий показатель за последние 12 лет. Особенно резко упало количество убийств, изнасилований и автомобильных краж. Продолжая свою победную реляцию, Кёртинг сообщил, что в Берлине раскрывают сейчас почти каждое второе преступление. Это куда больше, чем, например, в Кёльне или Гамбурге. «В общегерманском и международном масштабе», подытожил довольный сенатор, «Берлин относится к числу самых безопасных городов». Социал-демократа Кёртинга можно понять. Оппозиционеры из ХДС и СвДП неустанно критикуют его за политику экономии, структурные реформы, урезание средств на работу правоохранительных органов, и сокращение штатного состава полицейских. Каждый год христианские и свободные демократы предсказывают Берлину разгул насилия. Новые статистические данные дали Кёртингу отличный повод, чтобы взять реванш и доказать правильность своей линии. Но его оппоненты по-прежнему бьют тревогу. «Сокращение числа правонарушений не дает возможность расслабиться», говорит эксперт берлинского ХДС по вопросам внутренней политики Франк Хенкель. И продолжает - «Уровень безопасности в Берлине стал ниже». Это уж явный перебор. С Хенкелем не согласны даже его коллеги по парламентской оппозиции. Вот мнение руководителя фракции «зеленых» в столичной палате депутатов Фолькера Ратцманна –

«Мы видим резкое улучшение как раз по тем категориям преступлений, которые угрожают жизни и здоровью граждан. В городе высокая раскрываемость преступлений. То есть наша полиция работает хорошо. Мы можем этому только радоваться». Руководитель столичной полиции Дитер Глич отвечает на комплименты осторожно:

«В прошлом году Берлин снова стал немного безопаснее. Но тут нужна сдержанность. Чтобы избежать преувеличений, я делаю ударение на слове «немного».

Профессионал Глич знает, о чем говорит. Не вся криминальная статистика предстает в розовом свете. Жулики идут в ногу со временем и уважают технический прогресс. Настоящий бум переживают преступления в сфере современных коммуникаций. Число мошеннических сделок с заказом товаров через Интернет выросло за год в два с половиной раза. Участились случаи манипуляций с банковскими карточками. Похитив карточку, воры прибегают к помощи специальных компьютерных устройств, чтобы разузнать секретный код и снять деньги со счета.

По некоторым другим видам преступлений ситуация неоднозначная. Например, наркомания. Колоться и нюхать кокаин в Берлине стали реже. Зато курить марихуану - чаще. Или возьмем молодежную преступность. В целом она сократилась на 7%, до самого низкого уровня после воссоединения Германии. Зато продолжает расти число случаев, когда подростки применяют насилие. Любопытно, что юноши и девушки в возрасте до 18 лет чаще всего попадаются на магазинных кражах. А те, кто постарше, до 21 года, становятся агрессивнее, переходя к уличным ограблениям и дракам. По таким делам нередко проходят молодые мигранты, у которых проблемы с языком и высок уровень безработицы.

Кстати, иностранцы вообще попадают в поле зрения полиции чаще, чем уроженцы Германии. Каждый пятый подследственный - мигрант. А доля иностранцев среди берлинского населения только 13 процентов.

Рассказывал Олег Зиньковский. А теперь – еще одна страничка радиожурнала «Столичная студия»

9-летняя Маргарита Чернова стала чемпионкой Берлина по шахматам среди девочек. Маргарита живет здесь всего несколько месяцев. Ее мать вышла замуж за немца и переехала в Берлин из окрестностей Екатеринбурга. Шахматами Маргарита занимается с семи лет и уже участвовала в первенстве России. Юная чемпионка Берлина могла бы теперь выступить на общегерманском первенстве, которое состоится в мае. Но по действующим правилам участники таких соревнований должны, как минимум, год прожить в Германии или иметь немецкое гражданство. Поэтому муж матери Маргариты срочно оформляет документы на удочерение ребенка...

В Берлине прошла презентация нового медиапроекта – Дома русского кино. Его директор, Александр Мамонтов, намерен организовать в немецкой столице регулярный показ фильмов из России и других стран СНГ, как новых, так и входящих в золотой фонд кинематографа. Сеансы будут идти в двух берлинских кинотеатрах, залы которых Мамонтов собирается арендовать. Первой летной, представленной Домом русского кино, стала трагикомедия Андрея Кравчука «Итальянец». На днях она с успехом демонстрировалась в секции юношеских фильмов фестиваля «Берлинале»...

Авторский коллектив из России во главе с режиссером Еленой Артюхиной получил особый приз берлинской «Комише опер» за лучшую оперную постановку. Приз в размере полутора тысяч евро присуждался впервые. В будущем такой конкурс в поддержку молодых талантов будет проходить ежегодно. На этот раз участники должны были предложить новую сценическую версию оперы Моцарта «Женитьба Фигаро». Свои варианты прислали 89 участников из 25 стран...