Немецкие НПО обеспокоены положением в Узбекистане | Узбекистан | DW | 19.02.2013
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Узбекистан

Немецкие НПО обеспокоены положением в Узбекистане

Официальный Берлин воздерживается от публичной критики порядков в Узбекистане, который может сыграть важную роль при выводе немецкого контингента из Афганистана. Правозащитники считают такую ситуацию нетерпимой.

В тех редчайших случаях, когда в немецких средствах массовой информации или в политическом дискурсе упоминается Узбекистан, речь, как правило, идет о предстоящем в 2014 году выводе контингента бундесвера из Афганистана и той роли, которая при этом может быть отведена авиабазе Термез.

Какой именно будет эта роль, пока не известно, но официальный Берлин хочет иметь на выбор несколько вариантов возвращения немецких солдат из Афганистана на родину, а потому - во избежание нежелательных сюрпризов - предпочитает не портить отношения с ташкентским режимом, закрывает глаза на пытки в узбекских тюрьмах, репрессии в отношении активистов оппозиции и независимых журналистов, эксплуатацию детского труда на хлопковых плантациях и других нарушениях прав человека. Так, по крайней мере, считает директор немецкой секции международной правозащитной организации Human Rights Watch (HRW) Венцель Михальски (Wenzel Michalski).

МИД ФРГ - гранитная стена

Венцель Михальски

Венцель Михальски

На встрече с журналистами в берлинском офисе HRW Михальски рассказал, что с кем бы он ни беседовал в министерстве иностранных дел ФРГ, поднимать тему соблюдения прав человека в Узбекистане никто не захотел. "Мы всякий раз упирались в гранитную стену", - заявил он.

По его словам, даже те, кто не разделяет такой подход, например, уполномоченный немецкого правительства по правам человека в МИД ФРГ Маркус Лёнинг (Markus Löning) или глава правозащитной комиссии бундестага Том Кёнигс (Tom Koenigs) говорят, что до завершения вывода контингента бундесвера из Афганистана ожидать каких-либо заявлений с официальной немецкой стороны на эту тему не приходится.

"Мне говорят: мы сейчас ничего сделать не можем, нельзя их злить, у нас связаны руки. Нам важнее вернуть наших солдат домой и не рисковать закрытием границ", - воспроизводит аргументы дипломатов Михальски. Ситуация, по его мнению, абсурдная: богатая Германия платит за использование авиабазы в Термезе и одновременно позволяет Ташкенту себя шантажировать.

Единственное исключение - неутомимая Виола фон Крамон (Viola von Cramon). Депутат из фракции "Союз-90/"Зеленые" то и дело пытается привлечь внимание парламентских коллег к ситуации в Узбекистане. Но, сетует Михальски, добиться, например, принятия критической резолюции, как это было осенью прошлого года в отношении России, она не может.

Узбекистан "очень далеко"

Не готова мириться с таким положением дел Джемма Пёрцген (Gemma Pörzgen) из НПО Uzbekistan Press Freedom Group, которая при финансовой поддержке шведского правительства обеспечивает деятельность информационного портала www.uznews.net.

"Мы сотрудничаем с независимыми журналистами в Узбекистане, которые пишут для нас под псевдонимами, - рассказала она. - А наша вторая задача заключается в том, чтобы привлекать внимание западных СМИ к ситуации в этой стране".

О том, насколько важна такая работа, говорил на встрече с журналистами исполнительный директор правозащитной организации "Репортеры без границ" Кристиан Мир (Christian Mihr). Положение в Узбекистане он оценивает как "последовательную стагнацию", и в ежегодных докладах "Репортеров" эта страна все время занимает одно из последних мест по уровню свободы печати. Свирепствует цензура, по словам Мира, и в узбекском интернете, хотя для умельцев пока остаются еще некоторые лазейки в виде ограниченного доступа в свободную всемирную сеть через мобильную связь.

Ну а что же немецкая пресса? На встрече в офисе HRW присутствовал журналист еженедельника Spiegel Кристиан Нееф (Christian Neef), который долгие годы работал корреспондентом в Москве и до сих пор много ездит по республикам бывшего СССР. Он признал, что Узбекистан для немецких СМИ - "очень далеко". "Очень далеко, - сказал Нееф, - начинается уже с Кавказа. А Центральная Азия, которая, с моей точки зрения, останется важным регионом и после вывода войск коалиции из Афганистана, и подавно. Это мало кого интересует в Германии". Да что там говорить, посетовал он, если даже интерес к России резко снизился, и спроса на такие темы нет. Вот если бы в Узбекистане проходили Олимпийские игры, пошутил кто-то в зале, тогда другое дело.

Роль России в Узбекистане

Узбекской правозащитнице Умиде Ниязовой, получившей три года назад политическое убежище в Германии, однако, не до смеха. Директор правозащитной организации "Узбекско-германский форум по правам человека" (UGF) не скрывает своего разочарования.

Умида Ниязова

Умида Ниязова

"Позиция Европейского Союза и в особенности Германии очень слабая, практически нет публичной критики Узбекистана, хотя положение здесь намного хуже, чем в Беларуси, - заявила она в интервью DW. - В мире осталось очень мало стран с такими репрессивными режимами. Даже на Кубе отменили систему выездных виз, а в Узбекистане продолжают ужесточать контроль над гражданами страны. Сегодня нет ни одного независимого журналиста, который мог бы работать открыто. Все, пишущие о политической ситуации, вынуждены скрываться под псевдонимами".

Страной, которая могла бы радикальным образом повлиять на ситуацию в Узбекистане, Ниязова считает Россию. "Если бы Россия не повернулась в сторону авторитаризма, - заявила она, - если бы стала демократической цивилизованной страной, то и ситуация в Узбекистане не была бы настолько плохой". Реалии, однако, таковы, что Умида Ниязова не ожидает какого-либо позитивного влияния России, которая, по ее словам, всегда поддерживает узбекский режим.