Немецкие историки: Кто поджег Москву? | Что читают в Германии | DW | 14.09.2017
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Книги

Немецкие историки: Кто поджег Москву?

14 сентября 1812 года французские войска оставили Москву, охваченную пожаром. Надо ли было поджигать ее? И этим ли объясняется поражение Наполеона?

Илларион Прянишников. ''Французы в 1812 году, плененные партизанами''

Илларион Прянишников. ''Французы в 1812 году, плененные партизанами''

В последние годы в Германии выходит много книг, рассказывающих о русской кампании Наполеона, закончившейся разгромом "великой армии". Это и монографии немецких историков, и переводы, и переиздания, многостраничные научные труды и популярные издания. Их авторы задаются тем же вопросом, что и Пушкин в "Евгении Онегине":

"Гроза двенадцатого года
Настала – кто тут нам помог?
Остервенение народа,
Барклай, зима иль русский бог?"

Кость, брошенная Наполеону

Что же все-таки было причиной поражения Наполеона? Однозначного ответа не дает никто. Одни считают, что главную роль сыграла плохая подготовка французов к русской кампании, чрезмерная самоуверенность Наполеона и суровость российского климата ("зима" по Пушкину). Другие историки особо выделяют храбрость русских солдат и небывалый патриотический подъем ("остервенение народа"). Третьи с восхищением пишут о блестящей тактике Барклая-де-Толли и позже Кутузова, не вступавших в решающую битву и выматывавших противника вплоть до Бородина. Так, Адам Замойский (Adam Zamoyski) называет решение "бросить кость" Наполеону, отдав ему Москву, "блестящим". Четвертые возражают, что называется, по всем пунктам, кроме стойкости русской армии (ее не оспаривает никто).

Наполеон, каким он любил себя видеть

Наполеон, каким он любил себя видеть

Холода в 1812 году наступили действительно раньше, чем обычно, - в октябре. Но судьба наполеоновской армии к тому времени была решена. Ее остатки уже отступали в совершенном беспорядке из Москвы. Катастрофа разразилась намного раньше - в сущности, еще до Бородинского сражения. Готовя поход в Россию, Наполеон, конечно, учел некоторые российские особенности, но далеко не все.

Контекст

Ни такой плотности населения, как в Центральной и Западной Европе, ни такого высокого, как там, уровня жизни в России не было. Нищие крестьяне и немногие, тоже не слишком богатые, помещики прокормить сотни тысяч наполеоновских солдат не могли. Едва расположившись на ночлег, те сразу отправлялись на поиски провианта, обирая местное население до нитки и вызывая ненависть к себе, которая скоро аукнулась "дубиной народной войны".

Дураки и дороги?

Плохие дороги и огромные расстояния привели к тому, что заготовленные заранее обозы остались далеко позади "великой армии". Многие из них застряли в Польше и Литве. Достаточно сказать, что в начале 1813 года русская армия, уже наступая и гоня французов, только в Вильне захватила четыре миллиона порций хлеба и сухарей, почти столько же мяса, спирт, вино, обмундирование, различное военное снаряжение... Все это было заготовлено французами для русской кампании, но так и не дошло до боевых частей.

Падеж кавалерийских и артиллерийских лошадей, которым, как и людям, приходилось рассчитывать только на подножный корм, принял колоссальные масштабы. Несколько десятков тысяч лошадей не дошли даже до Смоленска, что в значительной степени ослабило наполеоновскую армию.

Кроме того, ее косили тиф и различные инфекционные заболевания. Боевой дух упал уже в первые недели кампании, количество больных исчислялось десятками тысяч. Незадолго до Бородинского сражения было установлено, что от 400-тысячной армии в строю осталось всего 225 тысяч человек. Легкая кавалерия, например, потеряла половину своего состава. А по подсчетам французских квартирьеров, которые приводит в своей книге "Россия против Наполеона" Доминик Ливен (Dominic Lieven), только в первые полтора месяца из армии Наполеона дезертировали 50 тысяч человек.

Януарий Суходольский. ''Переправа Наполеона через Березину''

Януарий Суходольский. ''Переправа Наполеона через Березину''

Одной из причин массового дезертирства было то, что французская армия на самом деле лишь наполовину состояла из французов. Многие закаленные в боях ветераны ушли на покой еще в конце 1811 года, их сменили мобилизованные добровольно-принудительно итальянцы, голландцы, немцы, швейцарцы, бельгийцы... Правда, как пишет историк Даниэль Фуррер (Daniel Furrer), немало этих "союзников" сражалось весьма храбро. Из 27 тысяч итальянцев только около тысячи вернулись после русской кампании домой. А из 1300 швейцарских солдат около тысячи погибли, прикрывая переправу через Березину во время отступления "великой армии".

Немцы против немцев

Немцы сражались и на той, и на другой стороне. Германские королевства и княжества частично были оккупированы французами, другие – как Пруссия – вынуждены были под давлением Наполеона и угрозой оккупации выступить на стороне "узурпатора". В русском походе Наполеона участвовали 30 тысяч баварцев, 27 тысяч солдат и офицеров из Вестфальского королевства, 20 тысяч саксонцев и столько же пруссаков. Солдатам из Пруссии, которая незадолго до этого была союзницей России, Бонапарт особенно не доверял, на всякий случай отдав прусскую дивизию под командование французскому маршалу.

Что касается русской армии, то в ее составе был особый Русско-немецкий легион, который формировался, в частности, из гусаров и пехотинцев, перешедших на сторону России уже после вторжения Наполеона. К концу кампании численность легиона составляла почти 10 тысяч человек: два гусарских полка, две пехотные бригады, рота егерей и конно-артиллерийская рота. Командовали частями прусские офицеры, а всем легионом – граф Людвиг Георг Вальмоден-Гимборн (Ludwig Georg Wallmoden-Gimborn).

Христиан Вильгельм Фабер дю Фор. ''Под Сморгонем''

Христиан Вильгельм Фабер дю Фор. ''Под Сморгонем''

Еще одна тема, которая особенно занимает немецких историков: кто виноват в пожаре Москвы? Кто поджег ее, когда в Москву вступила армия Наполеона: французские солдаты, генерал-губернатор граф Ростопчин, русские лазутчики? Для Анки Мюльштайн (Anka Muhlstein), автора книги "Московский пожар. Наполеон в России", нет сомнений: Москву подожгли по приказу Федора Ростопчина, чем тот сам долгое время хвастался. Царь Александр был, кстати, весьма недоволен Ростопчиным. Еще бы! В Москве сгорели почти шесть с половиной тысяч домов из девяти тысяч, более восьми тысяч лавок и складов, больше трети церквей. В огне погибли две тысячи раненых русских солдат, которых отступавшие не успели забрать с собой...

Значительная часть книги "Московский пожар", как и других трудов, рассказывающих о войне 1812 года, посвящена Бородинскому сражению. И тут вопрос номер один: потери сторон. По новейшим данным, французы потеряли 30 тысяч человек (примерно каждого пятого), русские – около 44 тысяч (каждого третьего). К сожалению, в России находятся псевдоисторики, всячески преуменьшающие русские потери и преувеличивающие французские. Кроме того, что это неправда, следует сказать, что это совершенно не нужно. Статистика потерь никак не умаляет героизма участников Бородинского сражения, как и тот факт, что формально его выиграл Наполеон, занявший в результате Москву. Но победа эта была пирровой...

Смотрите также:

 

Контекст