1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия

Немецкие врачи научились лечить наркозависимость героином

Смелый эксперимент, проведенный учеными Боннского университета, дал поистине сенсационный результат.

default

Одним из широко распространенных методов лечения тяжелой героиновой зависимости сегодня во многих странах мира является так называемая заместительная метадоновая программа, состоящая в замене героина другим, менее опасным наркотиком – метадоном.

Правда, в России этот вид терапии не применяется и в ближайшее время применяться не будет – главный санитарный врач Геннадий Онищенко считает, что страна в силу особенностей ментальности населения к такому шагу пока не готова, да и правоохранительные органы решительно возражают.

Однако в странах Европейского Союза и в США лечение метадоном уже давно дает весьма неплохие результаты. Хотя, конечно, и здесь у этого метода было поначалу немало противников. Но если с практикой контролируемой раздачи метадона политики уже кое-как смирились, то теперь им, похоже, предстоит новое испытание. Недавно завершившееся исследование, охватившее тысячу пациентов в 8-ми городах Германии, показало, что в борьбе с героиновой зависимостью гораздо эффективнее метадона... сам героин. Кристоф Дильг (Christoph Dilg), психиатр героиновой амбулатории при клинике Боннского университета, говорит:

"Большинство пациентов поступили в очень плохом состоянии здоровья, что, кстати, было одним из обязательных условий приема в героиновую программу. Чтобы получить право на участие в программе, наркоманы должны были страдать физическими заболеваниями или психическими расстройствами определенной степени тяжести, поскольку нашей целевой группой являлись наиболее трудные и безнадежные случаи".

Снизить дозу попросили пациенты

Пневмония, хронический миокардит, дисфункция печени, и все это на фоне гепатита – такой букет заболеваний типичен для наркоманов, страдающих героиновой зависимостью. Исследователям удалось набрать необходимое количество добровольцев. Их разделили на две группы, одна из которых получала метадон, другая – героин. Кто в какую группу попал, решала лотерея.

К моменту начала терапии обе группы по всем основным показателям были идентичными. Однако затем поведение пациентов стало меняться. Метадон, хоть и подавляет проявления абстинентного синдрома и улучшает общее психофизическое состояние больных, не блокирует опийную зависимость как таковую, так что многие пациенты в метадоновой группе параллельно с основным препаратом принимали и другие наркотики. В героиновой группе этот эффект не наблюдался.

Кристоф Дильг поясняет: "Пациенты могли просить ввести им большую или меньшую дозу героина, но определял ее в конечном счете только врач. Поначалу многие высказывали опасения, что пациенты будут стремиться к постепенному наращиванию дозы, как это обычно происходит при неконтролируемом приеме опиатов. Но оказалось, что имеет место прямо противоположная тенденция: в подавляющем большинстве случаев сами пациенты просили постепенно снижать им дозы героина – в том числе и для того, чтобы избавиться от побочных действий, типичных для опиатов".

Из 50 боннских пациентов героиновой группы 19-ти удалось полностью избавиться от мучивших их прежде запоров, бессонницы, внезапных приступов обильного потоотделения. А главное – большинство из них прекратили потребление героина или, по крайней мере, близки к этому, так что у медиков появились основания для позитивных прогнозов.

Дело за... политиками

Конечно, немалую роль тут сыграла и социальная реабилитация: пациентам активно помогли в поиске работы и жилья. А тем из них, кто страдал депрессиями или психозами, была оказана психотерапевтическая помощь. Это тем более важно, что для многих именно депрессии и психозы были тем толчком, который когда-то заставил их обратиться к наркотикам.

В целом примерно за год состояние пациентов героиновой группы стабилизировалось гораздо эффективнее, чем состояние метадоновой. Среди больных, получавших героин, существенное улучшение физического и психического состояния, а также заметное снижение наркозависимости отмечено у 60 процентов. Успехами в метадоновой группе могут похвастать лишь 40 процентов.

Остается открытым вопрос, как к этим сенсационным результатам отнесутся политики. Во всяком случае, в Германии для того, что внедрить героиновую терапию в практику, необходимо внести изменения в закон, регламентирующий оборот наркотических веществ, а потому многое тут будет зависеть от позиции депутатов бундестага.

Контекст