1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Туркмения

Немецкие власти собираются выслать туркменского беженца на родину

Власти ФРГ признают, что не всегда удовлетворяют прошения граждан стран Центральной Азии о предоставлении убежища. Скорая депортация грозит русскому беженцу из Туркмении, который опасается жестокого обращения на родине.

Статуя Сапармурата Ниязова

Статуя Сапармурата Ниязова

В Германии известно о серьезных проблемах с соблюдением прав человека в Туркмении, но последнее обстоятельство не является основанием для отказа от экстрадиции в эту страну ее граждан, не получивших в ФРГ статус беженца. Об этом заявила в интервью Deutsche Welle немецкая сотрудница правозащитной организации Amnesty International (AI) Рут Ютнер (Ruth Juettner). "Исключения делаются, но только на короткий срок и только для граждан стран, где идет особо кровопролитная война, например Ирака. В отношении граждан Туркмении такого исключения не делается".

Случай высылки туркменских граждан из ФРГ уже был в 2009 году, признал в интервью Deutsche Welle представитель федерального ведомства по вопросам миграции и беженцев Энрико Мантай (Enrico Manthey). Всего из Германии в минувшем году были экстрадированы почти 8000 человек, из них - помимо туркменского гражданина - 14 человек возвращены в Афганистан, 23 человека - в Казахстан, шесть в Киргизию, по два - в Таджикистан и в Узбекистан.

Суды неохотно верят беженцам

Федеральное ведомство по вопросам миграции и беженцев

Федеральное ведомство по вопросам миграции и беженцев

Основная проблема, с которой сталкиваются немецкие суды при рассмотрении вопроса о признании иностранца беженцем - это правдоподобность его истории и предоставленных им документов, говорят правозащитники из немецкого отделения Amnesty International. Очень часто заявления тех, кто ищет убежища в ФРГ, вызывают сомнения. Одна из причин, по словам сотрудницы AI Рут Ютнер, заключается в том, что беженцы в силу различных обстоятельств не могут доказать, что их преследовали. Компетентные органы ФРГ с большим подозрением относятся к справкам, выданным беженцами на их родине, "так как нередко такие справки можно запросто получить за взятку".

Сомнения возникли у немецкого правосудия и в случае с туркменским беженцем Анатолием Бурбой, русским по национальности. Верховный административный суд земель Берлин и Бранденбург в конце минувшего года отклонил его кассационную жалобу. С 2004 года Бурба, ранее получивший шенгенскую визу в консульстве ФРГ в Ашхабаде, находится в Европе. По его утверждению, отъезду способствовало очередное задержание туркменскими правоохранительными органами. С тех пор он безуспешно пытался получить статус беженца в Швеции и Нидерландах. Оттуда его возвращали в Германию на том основании, что у него в паспорте имелась виза, выданная диппредставительством Германии.

Беженец утверждает, что пострадал за критику Ниязова

Прося убежища в Германии, Анатолий Бурба ссылался на то, что в Туркмении его неоднократно подвергали жестокому обращению и пыткам после того, как в 1997 году он был задержан за критику в адрес тогдашнего президента страны Сапармурата Ниязова. "В участке на меня надевали противогаз и перекрывали доступ воздуха", - рассказал Бурба о допросе в отделе милиции Ашхабада. В интервью Deutsche Welle он заявил, что позже ему предъявили надуманное обвинение. "Следователь открыл сейф, вытащил из сейфа пакетик, я заметил, что их там было много. Он положил его на стол и сказал: "Это героин, который нашли у тебя при задержании. Это твоя статья". Как утверждает Бурба, из ашхабадского КПЗ его без надлежащего судебного процесса отправили сразу в тюрьму, а потом - в лагерь, где он находился до конца 1999 года.

Шансы остаться в Германии минимальны

Но органы юстиции ФРГ усомнились в правдивости этой истории. В судебном заключении, копия которого находится в редакции Deutsche Welle, говорится: "Несмотря на то, что в Туркмении (применялись и) применяются описанные истцом меры, нет оснований считать, что они применялись в отношении cамого истца". Суд счел, что противоречивые высказывания Бурбы дают основания не верить тому, что он "в 1997 году был задержан…и что признания виновности были получены от него под пытками". При рассмотрении дела Анатолия Бурбы немецкие инстанции обратили внимание на то, что он получал въездные визы в ФРГ (на рубеже 2000-2001 годов Бурба тоже выезжал за пределы Туркмении и возвращался в страну), несмотря на свою судимость. Это вызвало сомнения в том, что истец вообще был судим. Ранее суд в городе Мюнстер пришел к выводу, что "рассказ истца противоречив, а факты, которые требовалось доказать, выдуманы".

В качестве доказательства Анатолий Бурба предъявил суду справку об освобождении из мест лишения свободы. "Это единственное доказательство, которое существует. И эту бумажку никто не проверял", - заявил он. Мнением суда на этот счет редакция Deutsche Welle не располагает.

"Если бы я не был из Туркмении..."

Верховный административный суд земель Берлин и Бранденбург допускает, что в туркменских тюрьмах царят "нечеловеческие условия". Но, тем не менее, не видит оснований считать, что истцу по возвращении в Туркмению грозит арест. "Если бы я не был из Туркмении, я, может быть, с этим согласился, но я очень хорошо знаю, что там происходило в мое время, и немножко знаю, что там происходит сейчас", - отреагировал на это решение Анатолий Бурба.

Возможность отправиться в Россию и получить там убежище он не рассматривает. Между тем его шансы остаться в Германии минимальны. Вопросами депортации занимается ведомство по делам иностранцев в Берлине. В интервью Deutsche Welle представительница берлинских властей Кристине Ченет (Christine Tschenett) заявила, что "правовая ситуация такова, что для Туркмении не делается исключения, и это означает: если суд отклонил прошение иностранца о признании его беженцем, тот обязан покинуть страну. Ведомство по делам иностранцев лишь подчиняется этому решению суда". Как говорит Энрико Мантай из Федерального ведомства по вопросам миграции и беженцев, в таких случаях может быть принято решение об отсрочке депортации - максимум на три месяца. Ожидается, что окончательное решение по данному делу будет принято в Берлине 7 июня.

Автор: Михаил Бушуев
Редактор: Сергей Вильгельм

Архив

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме