1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия из первых рук

Немецкие «бюджетники» получат больше денег

03.04.2008

Американские криминальные сериалы смотрите? Джона Гришэма и другое американское криминальное чтиво глотаете? Тогда Вы знакомы с американскими судами присяжных.

default

А какую роль играют присяжные в Германии? Вот об этом мы сегодня и поговорим. Но давайте начнём с «бюджетников». В России и многих других республиках бывшего Советского союза само слово «бюджетник» часто произносится с оттенком сострадания. Нет, речь не о ненасытной толпе чиновников, а о тех, кто действительно живёт на одну зарплату - учителях, медсёстрах, библиотекарях. В Германии тоже есть «бюджетники». Это рабочие и служащие коммунальных, земельных и федеральных учреждений, одним словом, люди примерно тех же профессий, что и в России или в Украине. Всего их в Германии 1 миллион и 300 тысяч человек. Вот и давайте посмотрим, как немецкие бюджетники встали на дыбы и добились существенного повышения зарплат.

«Эй, босс, я хочу больше денег!» - вот с этим требованием профсоюз «Верди», в который входят и рабочие и служащие коммунальных, городских, земельных и федеральных служб и начали переговоры с работодателями. А работодатель - это государство. Как с государством тягаться? Единственное средство- угроза забастовки. Все ещё помнят, как несколько лет тому назад немецкие города утопали под грузами мусора. А что будет, если к тому же закроются коммунальные детские сады, ясли и школы, городские больницы не смогут принимать пациентов, встанет общественный транспорт в городах? Представить страшно. Начальные требования профсоюзов были жесткими: Повышение зарплат на 8 процентов или, как минимум на 200 евро в месяц. Подкреплялись эти требования тем, что работники коммунальных, городских, земельных и федеральных служб уже много лет не получали реальных повышений зарплаты. То есть, инфляция тут же съедала все мизерные прибавки. Конечно, немецкая инфляция - не чета, например, российской. Но вот в этом марте годовая инфляция достигла рекордного уровня - 3,1 процента. Причём бьёт инфляция, прежде всего, по людям с малым и средним достатком. Резко подскочили цены на бензин и дизельное топливо, растут цены на электроэнергию и отопление, а главное - на продовольствие. И виновато в этом, отчасти, и федеральное правительство. В частности, с января прошлого года налог на добавленную стоимость был повышен с 16 до 19 процентов. То есть, миллиарды евро перекочевали из кошельков потребителей в государственный бюджет. Поэтому лидер профсоюза «Верди» Франк Бзирске считает, что пора и государственным рабочим и служащим получить свой кусок пирога:

«Вот уже несколько лет реальные зарплаты снижались. То есть рост зарплат не поспевал за ростом цен. Теперь пора наверстать упущенное. На этих переговорах мы должны добиться реального повышения зарплат. Вот наш лозунг».

Работодатели во главе с министром внутренних дел Германии Вольфгангом Шойбле, со своей стороны, указывали, что у рабочих и служащих коммунальных, городских, земельных и федеральных служб есть важное преимущество: надёжное рабочее место, поэтому и требования у них должны быть ниже, чем в частном секторе. И ещё господин министр взывал к социальной ответственности, мол, зарплаты платятся из государственных бюджетов всех уровней, то есть, из тех же самых налогов. Так что, имейте совесть, дамы и господа. Лидеры профсоюзов отвергали этот аргумент, как популистскую демагогию. Переговоры тянулись несколько месяцев. Последний раунд продолжался трое суток почти без перерывов, и вот в минувший понедельник стороны пришли к компромиссу: В среднем повышение зарплат составит пять процентов в этом году и 3 процента - в следующем. Министр внутренних дел Германии Шойбле признаёт, что только угроза всеобщей забастовки сдвинула дело с мёртвой точки:

«То, что нам удалось в таких сложных условиях добиться результата без забастовки - это уже достижение. Потому что забастовка имела бы негативные и непредсказуемые последствия для граждан, для экономики и для всей страны».

Доволен и профсоюзный лидер Франк Бзирске:

«Это означает, что после долгих лет мы впервые добились ощутимого повышения реальных зарплат для рабочих и служащих коммунальных, городских, земельных и федеральных учреждений и для тех, чьи зарплаты определяются исходя из наших тарифов».

А кто это, те «чьи зарплаты определяются исходя из наших тарифов»? Ну вот, например, председатель союза государственных чиновников Петер Хеезен уже обратился к правительству с требованием распространить действие нового тарифного договора и на государственных чиновников, судей и военнослужащих. Сами чиновники по закону бастовать не могут, но прибавки к зарплате хотят. На очереди рабочие и служащие общественно-правовых корпораций, например, общественно-правовых телерадиокомпаний. Между тем, только повышение зарплат рабочим и служащим коммунальных, городских, земельных и федеральных служб обойдётся налогоплательщику в 9 с половиной миллиардов евро. Обер-бургомистр Лейпцига Буркхард Юнг уже сейчас пугает последствиями:

«Значит, я должен признать, я рад тому, что удалось предотвратить забастовку. Конечно, я высоко ценю наших сотрудников и уважаю их требование о справедливой оплате, но профсоюзы перегнули палку. Я очень боюсь, что городской бюджет просто не выдержит дополнительной нагрузки в ближайшие годы. Мы только-только стали вылезать из долгов, а эта прибавка к зарплате съест все дополнительные доходы. Короче, придётся сокращать все городские инвестиционные программы и повышать коммунальные тарифы для жителей Лейпцига. А этого никто не хочет».

Но господин обер-бургомистр после драки кулаками машет. Вообще, во всей этой дискуссии много лицемерия. Даже министр финансов Германии Пьер Штайнбрюк признаёт, что реальные зарплаты рабочих и служащих в Германии сегодня застыли на уровне 1991-го года, а доходы предпринимателей резко выросли. Поэтому социал-демократ Штайнбрюк выступает за повышение зарплат. Но - только в частном секторе. Это требование поддерживают и другие члены правительства, в том числе канцлер Германии Ангела Меркель. Такая щедрость за чужой счёт повышает рейтинг политиков, а заодно и налоговые поступления в бюджет. А вот когда речь идёт о рабочих и служащих коммунальных, городских, земельных и федеральных учреждений, а государство выступает в роли работодателя, тут же тон меняется, мол, надо же и совесть иметь. Во всяком случае «бюджетникам» в Германии надоела эта роль мальчиков и девочек для битья. И они наглядно показали, что и с государством можно бороться.

Куда немецкому телезрителю податься? Его, как и во всём мире, кормят бесконечными американскими полицейскими триллерами и сериями. Так что когда мы слышим слово «присяжные», мы тут же представляем себе 12 разгневанных мужчин и женщин, которые должны вынести приговор: виновен или не виновен. И мало кто даже в самой Германии знает, что немецкие присяжные заседатели выполняют совсем другую роль. Вот и давайте посмотрим, какую:

В Германии объявлен конкурс на замещение 61.000 рабочих мест. Работа сложная, требует жизненного опыта и умения разбираться в сложных вопросах. Приступать надо с января будущего года. Проблема только в том, что за эту работу не платят. Речь идёт о присяжных или судебных заседателях. Они - особенность немецкой судебной системы. На самом деле эти заседатели - судьи на общественных началах. Двое из них вместе с профессиональным судьёй образуют своеобразную тройку, которая не только выносит вердикт «виновен - не виновен», но и определяет меру наказания. Председатель союза присяжных заседателей в Германии Хассо Либер говорит:

«В земельных судах это вполне могут быть дела об убийстве, где речь идёт о пожизненном заключении. Ограбления, изнасилования, тяжкие телесные повреждения или значительные экономические преступления. В судах первой инстанции решаются менее значительные дела - воровство, драки, торговля или злоупотребление наркотиками…».

На самом деле, господин Либер несколько сгущает краске. На практике всё выглядит менее драматично. Суды присяжных в Германии обычно занимаются делами, где сроки наказания составляют от двух до четырёх лет. Меньше двух - а это практически всегда условный срок - тогда приговор выносит один профессиональный судья, больше четырёх - тогда дело передаётся в судебную коллегию высшей инстанции. Причём у присяжных заседателей почти столько же полномочий и такое же право голоса, как и у профессионального судьи. Так что заседатели могут наложить вето на решение профессионального судьи. А зачем они собственно нужны, эти заседатели? Вернер Д,Хайн много лет проработал в судах на общественных началах. Вот, что он думает по этому поводу:

«Судьи, прокуроры, да и адвокаты с годами впадают в рутину, не видят за буквой закона конкретного человека. Но и молодые судьи обычно рады услышать мнение или советы присяжных».

Профессиональный судья должен досконально ознакомиться с материалами дела. А вот присяжные заседатели приходят в зал суда обычно неподготовленными. Они опрашивают обвиняемого и свидетелей, и только в ходе процесса составляет себе представление о деле. А потом совещаются и выносят приговор:

«Конечно, это не просто. Я честно признаюсь, я обычно стараюсь смягчить приговор, потому что людей-то жалко. С другой стороны, я сам себе всё время напоминаю, что у каждого преступления есть и жертва, надо учитывать и её интересы. И всё-таки, когда мы приговариваем человека к тюремному заключению, когда ты знаешь, что человек действительно угодит за решётку - это решение трудно даётся».

Традиция присяжных заседателей в Германии пошла ещё с тех времён, когда суды заседали под липой посреди деревни. Когда-то судья из города наведается, вот община и выдвигала уважаемых сельчан, чтобы они вершили суд по не самым значительным делам. А после революции 1848-го года статус присяжных заседателей был закреплён законом. Требования к ним достаточно простые: присяжный заседатель должен быть не моложе 25 и не старше 69 лет, он должен быть гражданином Германии и, главное, не иметь судимостей. И всё равно, набрать 61.000 присяжных заседателей трудно. Многие опасаются проблем на работе, ведь по закону работодатель обязан освобождать присяжных заседателей на время процесса. Это случается примерно один раз в месяц. Но процесс ведь может и затянуться. Правда, зарплата в это время и связанные с процессом расходы оплачиваются за счёт суда. Ещё одна проблема - люди просто не знают, что такое присяжный заседатель в Германии, какие у него права и обязанности. Ещё раз председателю союза присяжных заседателей в Германии Хассо Либеру:

«Спросите любого прохожего на улице: он начитался американских судебных романов, насмотрелся американских сериалов, и знает про американскую судебную систему больше, чем про свою собственную. Вот и не хватает добровольцев. В таких случаях просто компьютер выдаёт случайные фамилии. А это плохо, ведь никогда не знаешь, кто окажется за судейским столом».

Так что если не найдётся до будущего года 61.000 добровольцев, компьютер назначит присяжными заседателями случайных людей. А отвертеться от этой чести ох, как трудно.

Вот и всё на сегодня. Передачу мне помогли подготовить Ульрих Клаус и Иоганнес Химмельрайх.

Аудио- и видеофайлы по теме