Нельзя не помнить и не понимать | Комментарии обозревателей DW и приглашенных авторов | DW | 13.02.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мнения

Нельзя не помнить и не понимать

Решающий удар по третьему рейху или жестокая в своей бессмысленности расправа над мирными жителями и историческими ценностями? Над этой дилеммой в день памяти жертв бомбардировки Дрездена размышляет Ута Тоферн.

default

Начало конца нацистского режима и заслуженное наказание немцев за развязывание войны или жестокий символ бессмысленного террора со стороны союзников? Пожалуй, ни один из кровавых сюжетов Второй мировой не может соперничать с бомбовыми ударами авиации союзников по Дрездену 13 февраля 1945 года – в том смысле, что событие это теоретически можно трактовать двояко.

Однако факт остается фактом – те атаки окончательно деморализовали нацистскую Германию и подорвали ее военную мощь. Факт остается фактом – один из прекраснейших городов Европы был разрушен, город, буквально заполненный беженцами; число жертв до сих пор точно не установлено. Масштабы же ущерба, нанесенного культурно-историческим ценностям, просто чудовищны.

В кривом зеркале идеологий

Миф о "невинно пострадавшей культурной метрополии", вероломно подвергшейся разрушению, был создан и всячески поддерживался еще национал-социалистами. Их пропагандистская машина ловко использовала образы сгоревших трупов и обугленных руин для мобилизации людей на сопротивление союзным войскам в последние недели войны. Как бессмысленную спецоперацию и проявление разрушающей ненависти представили обществу ту ночную атаку нацисты.

И в точности так же был использован этот исторический факт идеологами ГДР – при создании официальной стратегии памяти о прошлом. Искажая в самых причудливых формах роль американцев во время этих налетов, они переверстали память о жертвах в пропагандистский инструмент борьбы с "англо-американским империализмом". На Западе же Германии все было иначе: здесь, наоборот, предпочитали застенчиво обходить страдания гражданского населения, а сами бомбежки Дрездена и других разрушенных городов подавать в виде само собой разумеющегося последствия развязывания Германией войны.

В итоге и то и другое – как политическая эксплуатация, так и полное замалчивание и пренебрежение личностными переживаниями – подготовили почву для нынешних правоэкстремистских трюкачей, которые пытаются инструментализировать память.

На пути к преодолению

Однако Дрезден сумел развить иную культуру воспоминаний. Так, уже в 80-е годы некоторые смельчаки использовали годовщину бомбардировки как повод для проведения пацифистских демонстраций. Именно эти первые робкие протесты против гонки вооружений стали началом тех массовых выступлений, которые в итоге привели к концу ГДР.

А дрезденцы дышали все свободнее, развивая свои воспоминания без оглядки на политкорректность. Преодолевая страхи, приступили они к восстановлению знаменитой Frauenkirche - церкви Богоматери, руины которой были оставлены нетронутыми в знак назидания.

Красавица-церковь обрела вторую жизнь, причем работы по ее восстановлению велись при постоянной поддержке Великобритании. Ныне это символ города и знак примирения народов.

Мир и свобода – это не состояние. Это процесс, который может быть успешным лишь при условии непрекращающейся полемики с противниками демократии, постоянного диалога с собственной историей. Медленно и бережно развивает Германия свой новый подход к историческому бремени прошлого. И нигде это так не заметно, как в Дрездене.

Ута Тоферн