1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа

Независимость Грузии вызывает насторожённость Кремля

Москва всегда использовала этнические автономии для нарушения равновесия в бывшей цитрусовой республике.

default

Переходное правительство оказалось под сильным давлением.

То, что грузины умеют праздновать, давно известно. То, что они умеют устраивать революции с мирным финалом, они доказали в конце прошлой недели. Хаос и движение вперед совершено не обязательно должны исключать друг друга. Однако Грузия еще не преодолела все трудности, главное испытание на прочность ей еще только предстоит. Народ уже в прошлую субботу провозгласил нового мессию. "Миша, Миша", - скандировали демонстранты перед зданием парламента в честь церемониймейстера оппозиции Михаила Саакашвили. 35-летний лидер партии "Национальное движение" доказал, что он является блестящим стратегом в борьбе за власть, который в нужный момент говорит то, что хочет услышать от него народ. Даже противники признают профессионализм народного трибуна, получившего образование в США. Но как долго еще гармония ночи переворота будет объединять интересы бывшей оппозиции? Ведь уже до спорных парламентских выборов, которые привели к свержению Шеварднадзе, Саакашвили и исполняющая обязанности президента Нино Бурджанадзе не смогли договориться о проведении единой линии. Почему сейчас все должно быть иначе?

Саакашвили пользуется поддержкой, прежде всего среди беженцев из отколовшейся республики Абхазии, которые вот уже десять лет влачат жалкое существование на краю грузинского общества. На улицах столицы их очень легко узнать. Элегантные грузины придают большое значение своему внешнему виду. А у беженцев на это нет денег. Для того чтобы эти люди не утратили стремления вернуться в родные места, Тбилиси осознанно не предпринимал ничего для их интеграции... За Абхазией стоит Россия, которая даже выдает жителям субтропического региона на черноморском побережье российские паспорта. Москва всегда использовала этнические автономии для нарушения равновесия в бывшей цитрусовой республике. Независимость Грузии и ее сближение с Западом крайне болезненно воспринимаются имперскими стратегами в Москве. Но об этом в Тбилиси сейчас предпочитают не говорить.

Восторженная упоенность победной ночи все же начинает постепенно уступать место отрезвлению. Переходное правительство оказалось под невероятным давлением. Проблем меньше не стало, напротив, к ним добавились новые. Смена власти не означает автоматического построения демократии и укрепления стабильности. В Грузии нет ни устоявшихся структур выравнивания различных интересов, ни активного гражданского общества, которое могло бы после успешного восстания взять свою судьбу в собственные руки и при этом не упускало бы из виду благополучие государства. Всего этого не хватает. Зато клановые структуры, экономические клики и этнические меньшинства отравляют друг другу жизнь. В республике есть, правда, партии, типа "Национального движения" Саакашвили, предвыборного блока "Бурджанадзе – демократы", и несколько десятков других. Но в отличие от западных партий, они не являются проводниками или выразителями волеизъявления народа. Их функции исчерпываются в роли выразителя интересов определенной клиентуры или объединений в поддержку уважаемых людей, поэтому их звезда восходит и закатывается вместе со звездой их лидера. А это создает почву для коррупции.

Перевод: Геннадий Темненков, НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА

Контекст