1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

"Недопуск российских журналистов на саммит — это плевок в лицо Путину"

Скандал на саммите как зеркало ситуации со свободой прессы в РБ и РФ

Клич «Наших бьют!» в журналистской корпорации срабатывает моментально.

И хотя вечером во вторник на брифинг Путина в аэропорту «Минск-2» не пустили журналистов из белорусской официальной прессы, «нашими» в СНГшной столице и белорусской провинции стали российские репортеры. Нашими — профессионально и по-человечески — остались принципы. Власти — белорусские и российские — в результате инцидента попали в разряд «не наших».

Белорусский корреспондент российской «Новой газеты» Герой Европы Ирина Халип категорична:

«Недопуск представителей белорусских телекомпаний на импровизированную пресс-конференцию Путина перед его отлетом для меня лично — как очередная серия телесериала «Не родись красивой»: очень приятно провести время, услышав такое, но толку? Это, извините, такая полумера, которая похожа на разбивание тарелки».

«Недопуск российских журналистов на саммит — это был плевок в лицо Путину, — продолжает Ирина. — Не «Московскому комсомольцу», не Павлу Гусеву, не Андрею Васильеву. С моей точки зрения, на такое хамство и такую беспардонность нужно было отвечать адекватно. Начать можно, конечно, и со сцены в аэропорту, но далее следовало, например, объявить, что цена на газ для Беларуси будет как для европейских стран. А в перспективе поставить вопрос о разрыве дипломатических отношений».

Если не отношения, то служебный контракт с некоторыми ответственными по рангу лицами разорвать стоит точно, считают журналисты, собственными контрактами обреченные на обет молчания. «Пресс-секретарю Павлу Легкому, кажется, пора срочно подыскивать работу!» — замечает один из них.

Не репортерское дело советами разбрасываться, но главе государства стоит подумать также, соответствует ли должности начальник его прокола — пардон, протокола — и руководитель грозного ведомства, славного поиском дохлых крыс для отравления городского водопровода. Если, как утверждают теперь белорусские власти, демарш российских журналистов был заранее спланированной провокацией, — почему не упредил? Список подозрительных ведомств журналист из Барановичей Алексей Белый предлагает продолжить.

«У нас в региональных изданиях — в Ганцевичах, например, где выходит газета « Ганцавіцкі час», журналиста могут просто вытолкать из зала заседания, в котором проходит совещание учителей или награждают колхозников, — рассказывает Белый. — Мы стараемся работать в правовом поле, по закону. Государство законов не придерживается или придерживается далеко не всегда».

Известный своей настойчивостью Валерий Щукин одобряет тактику российских журналистов:

«Меня тоже часто не пускают. Министр Наумов действовал то пущу, то не пущу, тогда я перебил им там все стекла, и сейчас со мной подобного не делают. Бить стекла в ситуации усиленного контроля за зданием, где проходил саммит, было опасно для жизни. И журналисты предприняли единственно верный ход — победили своей солидарностью».

А «Голос России» в лице Евгения Огурцова, как и в скандальный день, обитает в кафе.

« В путинском пуле был представитель «Голоса России», и меня не аккредитовали. Если бы я был там, я бы, конечно, присоединился, — говорит Евгений. — Я все время коллегам говорил, что они плохо себя ведут по отношению к Беларуси. Давая правду о своей стране — с мельчайшими подробностями, «бяками», противоречиями, о Беларуси предпочитали писать розово и красиво. И вот теперь пусть почувствуют, как живем здесь мы, в том числе и белорусские журналисты, привыкшие к подобному обращению с собой».

Лидер Белорусской ассоциации журналистов Жанна Литвина подчеркивает:

«Проблемы с доступом к информации в Беларуси давно вышли за пределы отдельно взятой страны. Но этот случай характерен тем, что слишком велик резонанс».

«Я рада за своих российских коллег, — говорит Литвина, — потому что когда во время президентской кампании обозреватель «Новой газеты» Александр Подрабинек сидел у нас здесь в Беларуси в неволе, вместо того, чтобы высказывать принципиальные протесты, требовать освобождения коллеги, Союз журналистов России ограничился обращением к белорусскому Союзу журналистов. Вот и все были протесты. А проблема наша действительно очень серьезная, очень глубокая. И хотелось бы больше консолидированной солидарности в борьбе за свободу прессы и профессию в том числе и от российских журналистов».

Канадец Фредерик Левуа, отсидевший в белорусской тюрьме за профессиональный интерес к белорусским президентским выборам, вернувшись на родину, стал популярнейшим репортером.

Национальными героями в Беларуси и России журналисты способны стать не в одиночку, а благодаря профессиональной солидарности.