1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Киргизия

На юге Киргизии царит атмосфера недоверия

На юге Киргизии, где произошли столкновения на межэтнической почве, царит атмосфера недоверия. Сейчас люди вынуждены решать бытовые проблемы. Но ситуация в регионе остается напряженной.

Разрушенные в ходе конфликта дома в Оше, сентябрь 2010 года

Ош, сентябрь 2010 года

74-летний пенсионер Ураимжан Салиев вместе со своей семьей сейчас живет в узбекском палаточном лагере в пригороде Оша. Его дом сгорел, в семье 14 человек, живы все остались чудом. Сегодня он благодарит за поддержку только международные организации.

"На эти деньги даже сарай не построишь…"

Обещанную безвозмездную помощь со стороны государства в размере 50 тысяч сомов (чуть более 800 евро) он пока не получил, да и сумму эту он называет просто смешной. "Со стороны государства еще никакой помощи не было. Обещают 50 тысяч сомов, но ведь на эти деньги даже сарай не построишь!" - возмущается Салиев. К тому же, по его словам, люди, которые обращаются за этой помощью, сталкиваются с серьезными бюрократическими проблемами: "Пока бегаешь, собираешь справки, около 15 тысяч сомов уходит только на дорогу и оформление всяких бумаг, в итоге нам остается мизер".

Палаточный городок для пострадавших в ходе конфликта, июнь 2010 года

Палаточный городок для пострадавших в ходе конфликта, июнь 2010 года

На территории лагеря около 70 палаток, в которых проживает свыше 300 человек. Узбеки жалуются, что власти не желают решать их проблемы, в город выходят в основном женщины - мужчины боятся.

Жизнь в палаточном лагере

"Ночью в палатках уже холодно, у нас тут дети, даже младенцы есть, многие дети уже болеют", - рассказывает один из жителей палаточного лагеря Мурат Юсупов. Он говорит, что узбекское населения сталкивается с дискриминацией при обращении в государственные органы, больницы и другие учреждения. "У меня заболел внук, я отвез невестку с внуком в Ошскую областную больницу, так их там не приняли. Когда пришла киргизская женщина, ее сразу приняли", - отмечает Юсупов.

Тахир Раимжанов также сейчас ютится в палатке вместе со своей семьей. "Наш дом сгорел, мои ворота БТР протаранил и заехал во двор. Заходили в дома и стреляли. Моего брата, его жену и детей перестреляли, все погибли", - вспоминает он.

Сейчас Раимжанов опасается новых столкновений: "Ситуация очень напряженная, власти говорят о скором перемирии, но этого нет. Мы пока сидим и думаем, что будет дальше".

До примирения далеко

Киргизка Дильбара Кочканова потеряла своего сына. Его обезглавленное тело она смогла опознать по родинке и татуировке. "У меня был единственный сын, он кормил меня. Если бы я умерла, он бы похоронил меня, а теперь кому я нужна?" - говорит Дильбара Кочканова.

На улицах Оша, июнь 2010 года

На улицах Оша, фотографии пропавших без вести, июнь 2010 года

И с киргизской, и с узбекской сторон звучит недовольство в адрес правительства страны. Зульфия Уларова до сих пор не может найти своего мужа - он числится пропавшим без вести. Но увидеть его живым она уже не надеется. "Мне очень тяжело, даже не знаю, когда найду мужа и как его хоронить, если он найдется мертвым. Со стороны властей нам обещают выделить 20 тысяч сомов, когда мы получим свидетельство о смерти. Но на эти деньги даже похороны нельзя провести. Мы не верим уже этому правительству", - говорит Зульфия Уларова.

Лидер общественного объединения "Ош шейиттери" Тургунайым Айтиева занимается оказанием различного рода помощи семьям погибших и пропавших без вести с киргизской стороны. Она убеждена, что какими-то специальными акциями со стороны властей примирить два народа сейчас невозможно. "Разве власти могут заставить сердце человека биться по-другому, говорить по-другому. Только время постепенно будет лечить душу, постепенно придет и смирение, и примирение", - уверена Тургунайым Айтиева.

Александр Токмаков, Бишкек-Ош

Наталья Позднякова

архив:

Контекст