1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Экономика

На что тратят в Германии деньги налогоплательщика?

Тридцать тысяч евро, которые ежегодно выплачиваются из государственного бюджета попечительскому совету, ведающему Берлинской стеной, можно было бы использовать с большим толком для страны, - считает Карл Хайнц Дэке.

default

Дефицит бюджета на 2003 год составит 10 млрд. евро.

В тот день, когда участники коалиционных переговоров спорили о том, какие налоги повысить и какие налоговые льготы и государственные субсидии отменить, чтобы залатать десятимиллиардную дыру в бюджете, Союз немецких налогоплательщиков презентовал свою ежегодную "Черную книгу" разбазаривания бюджетных средств. По словам председателя союза Карла Хайнца Дэке такое совпадение – это чистая случайность. Как бы то ни было, правящим социал-демократам и "зеленым" есть смысл полистать юбилейную, уже тридцатую по счету "Черную книгу".

Строительство гранитной мостовой обошлось в семьсот тысяч евро, а ее перестройка – в восемьдесят тысяч

В книге собраны сто наиболее ярких примеров разбазаривания общественных средств в прошлом году. В городе Ханау, например, решили заново замостить одну из площадей. Площадь и прилегающие улицы решили покрыть португальским гранитом. Городских архитекторов предупреждали: гранитная мостовая будет шумной. От скептиков отмахнулись и выписали семьсот тысяч евро. Площадь замостили и тут же начались протесты. В окрестных домах невозможно было находиться – шины машин грохотали по гранитной мостовой, как колеса телег. Решить проблему попытались было вначале ограничением скорости, но не помогло. В конце концов, минувшим летом площадь снова раскопали, гранит выкинули, а положили обычный асфальт. Перестройка обошлась еще в восемьдесят тысяч евро.

Путеводитель по Антарктике за тысячу евро

Еще один пример - из сферы охраны природы. Федеральное ведомство по защите окружающей среды разработало специальный путеводитель по... Антарктике. Даже не путеводитель, а своего рода правила поведения в этом весьма отдаленном от Германии регионе мира. В них разъясняется, в частности, что климатические условия в Антарктике очень суровые, для жизни европейцев не подходящие. Тем же, кто всё-таки решиться туда поехать, нельзя брать с собой взрывчатку и собаку, им настоятельно советуют, не рисовать на скалах и льдинах и вообще беречь ледяную природу. Во что обошлось изготовление брошюры, в ведомстве по защите окружающей среды сказать не могли. Но стоила она, наверное, не очень дорого – тысячу евро или полторы.

Когда же у поселка Шлай будет собственный клуб?

До поры до времени всё было благополучно в северогерманском поселке Шлай с населением в двести шестьдесят человек. Долгов в поселковой кассе не было, кое-что удалось даже отложить про запас. У местного бургомистра было только две проблемы: ему очень хотелось создать клуб для встреч представителей деревенской общественности и закрыть публичный дом. Как нельзя кстати бордель разорился и здание пошло с молотка. В поселке постановили сделать из публичного дома дворец для публики и купили обветшалое здание за двести сорок тысяч евро, потратив все сбережения и взяв кредит в банке. Переделку же его рассчитывали осуществить за счет государственных дотаций. Но их дают только при наличии соответствующей концепции, придумать же её в посёлке так и не сумели. С февраля этого года бордель стоит заколоченным, клуба для встреч в Шлайе как не было, так и нет, разница лишь в том, что поселковая касса теперь пуста, а еще появились долги банку.

"Налогоплательщики имеют законное право требовать, чтобы с их средствами обходились бережно и экономично"

Сто пятьдесят девять миллионов бюджетных евро были выброшены на ветер в восточногерманском Лаузитце, где решили построить современную трассу для автомобильных гонок "Формулы один" - трасса разорилась. Шестьдесят миллионов было потрачено на создание специальной поисковой компьютерной системы для федерального ведомства криминальной полиции - экраны компьютеров до сих пор остаются черными. По сто тридцать тысяч евро в год по-прежнему выплачивается из государственного бюджета попечительскому совету, который ведает Берлинской стеной, исчезнувшей еще тринадцать лет назад. Министерство иностранных дел почему-то получает по два с половиной миллиона евро в год на развитие межгосударственных спортивных контактов. Приводя эти и еще многие другие примеры, Карл Хайнц Дэке на пресс-конференции в Берлине подчеркнул:

- Во всех этих случаях разбазаривания налоговых средств, хотя порой суммы и небольшие, речь не идет о мелочах. В целом это большие деньги, которые можно было бы использовать с куда большим толком – для сокращения государственной задолженности, для смягчения налогового бремени. Налогоплательщики имеют законное право требовать, чтобы с их средствами обходились бережно и экономично.

Разбазаривается более четверти налоговых поступлений

О какой же сумме в целом идет речь? Председатель союза немецких налогоплательщиков считает, что:

- Размер разбазаривания денег в общефедеральном масштабе можно оценить только примерно. Мы считаем, что примерно пять процентов госбюджета расходуются с нарушением экономических принципов, то есть попросту выбрасываются на ветер. Если взять эти пять процентов от общей суммы государственных расходов, то выходит сумма, превышающая тридцать миллиардов евро в год.

Такая оценка то и дело ставится под сомнение, особенно политиками, - заявил Карл Хайнц Дэке, - однако же эти данные основываются на подсчетах и исследованиях опытных экономистов и бухгалтеров. По его словам, даже если оценка союза немецких налогоплательщиков не верна на все сто процентов, сомнений не вызывает то, что речь идет о миллиардах. Союз немецких налогоплательщиков называет сумму в тридцать миллиардов евро. Карл Хайнц Дэке сообщил, что общий объем налоговых поступлений составит в текущем году сто тридцать три миллиарда, что означает, что более четвертой их части пускается по ветру. Карл Хайнц Дэке подчеркнул, что дефицит в бюджете на следующий год, по подсчетам министра финансов, составляет всего десять миллиардов.

Контекст

Новости

Контекст