1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

На Триумфальной состоялось принуждение к митингу

Власти Москвы впервые разрешили провести оппозиции и правозащитникам митинг в защиту конституционных прав. Но это событие раскололо сторонников "Стратегии 31" на два лагеря. Корреспондент Deutsche Welle побывал в обоих.

Милиционеры

Милиция и ОМОН особо не препятствовали Лимонову

До самого последнего момента оставалось непонятным, как на одной части Триумфальной площади будут мирно митинговать одни оппозиционеры, а в нескольких метрах от них ОМОН будет ломать руки другим защитникам 31-й статьи Конституции. Ведь сторонники "Стратегии-31", на радость властям, умудрились разругаться сразу после того, как получили разрешение на митинг, число участников котрого не должно было превышать количестве 800 человек, и решили проводить сразу два митинга.

Оппозиция не поделила площадь

За час до начала мероприятия корреспондент Deutsche Welle поинтересовался у заявителя разрешенного митинга, председателя Московской Хельсинкской группы Людмилы Алексеевой, как она себе представляет два митинга на одной площади. Правозащитница не без раздражения в голосе сказала, что, так как это не она придумала второй митинг, то абсолютно не представляет, как все произойдет. "Все вопросы к Лимонову, но это огорчительно для нас самих, что между теми, кто выступает в защиту 31-й статьи Конституции, возникают разногласия", - отметила Алексеева.

Владимир Лукин и Алексей Венедиктов на разрешенном митинге

Владимир Лукин и Алексей Венедиктов на разрешенном митинге

Подойдя к уполномоченному по правам человека Владимиру Лукину, который пришел на разрешенный митинг, корреспондент Deutsche Welle спросил у него, будет ли он защищать участников неразрешенного митинга. "Нет, не буду, - ответил он. - Потому что они могут прийти сюда на санкционированный митинг и принять в нем активное участие. Но если они не приходят, значит, они не хотят митинг и не защищают 31-ю статью".

Триумфальная резервация

Место, отведенное под разрешенный митинг, походило больше на резервацию. Оно находилось за памятником Маяковскому, который был по большому периметру огорожен железным забором. По обочине Тверской стояли вплотную милицейские автобусы так, чтобы проезжающие по центральной московской улице москвичи, не смогли ничего увидеть.

Митингующие были оцеплены сотрудниками милиции

Митингующие были оцеплены сотрудниками милиции

Все прилегающие улицы были перекрыты сотрудниками милиции, количество которых соперничало с пришедшими на митинг гражданами. Импровизированная сцена находилась на грузовике, на котором располагались микрофоны для выступающих и динамики, из которых раздавалась песня группы КаФе "Здесь нечего ловить, ага-а-а-а…". Число собравшихся было примерно равно заявленным 800, из которых значительную часть, как обычно, составляли журналисты.

Митинг открыла Людмила Алексеева. Она сказала, что в Советском Союзе правозащитники выходили на Пушкинскую площадь с требованием соблюдать права. "Сегодня мы живем в другом государстве, но проблема осталась та же. Власти не уважают наши права и нашу конституцию", - заявила правозащитница. Алексеева потребовала у властей Москвы освободить к следующему 31-му числу площадь от заборов, чтобы в следующий раз можно было нормально провести митинг. Далее собравшиеся начали скандировать традиционный для митингов, посвященных 31-му числу, лозунги: "Это наш город!" и "Это наша Москва!".

Выгнать бесов из Кремля

Борис Немцов предлагает изгонять негодяев и бесов

Борис Немцов предлагает изгонять негодяев и бесов

Следующий выступающий, Борис Немцов, решил оживить собравшихся. "Микрофоны все время делают по высоте Путина", - пошутил он, подойдя к микрофону, в который говорила Алексеева. Немцов поздравил всех гражданских активистов с тем, что появилась возможность свободно собираться и доносить точку зрения, критичную к властям. "Это действительно круто", - заявил он. - Еще несколько месяцев назад мы не могли поверить, что добьемся такого успеха, и мы обязаны продолжить эту акцию и дальше, в том числе 31 декабря".

Немцов призвал вспомнить, что в 31-й статье Конституции РФ говорится не только о свободе собраний, но и о свободе шествий. "Сегодня Хэллоуин, - отметил он. - Обычно в этот день принято изгонять бесов и негодяев, и мы обязаны сделать все, чтобы бесы, воры и негодяи, которые засели в Кремле и Белом доме, были изгнаны".

"Тем не менее, на радость Путину и Суркову, возникли некоторые проблемы", - продолжил Немцов. - Мы не имеем никакого права дарить им такие подарки как раскол". Далее он призвал собравшихся принять участие в акции, которую проводят "наши товарищи" в другой части площади возле концертного зала им.Чайковского .

" Сытые буржуа! "

То, что происходило на выходе из метро "Маяковская", которую часть оппозиционеров называют новой Берлинской стеной, было сложно назвать митингом. Скорее это был одиночный пикет Эдуарда Лимонова, находившегося в окружении десятка-двух его охранников. Сторонников Лимонова можно было буквально пересчитать по пальцам, что явно не устраивало "вождя".

Сначала он выкрикивал в мегафон: "Свобода есть свобода", "Свобода для всех". Но потом перешел на призывы: "Все сюда", "Выходите!". От отчаяния, что к нему так никто и не вышел, Лимонов перешел на оскорбления, адресованные участникам противоположного митинга. "Сытые буржуа!" - надрывно кричал он в мегафон. Но и тогда с противоположной стороны никто не обратил на него внимания.

На удивление милиция и ОМОН особо не препятствовали Лимонову. Возможно, если бы он продолжал стоять в окружении горстки сторонников, милиция так и осталась бы сторонним наблюдателем. Но, поняв, что такой сценарий будет для него моральным поражением, Лимонов со своей свитой стал продвигаться в сторону разрешенного митинга. Милиция сначала позволила это движение, но неожиданно завязалась потасовка, которая переросла в мордобой. Было отчетливо видно, как один молодой человек из окружения Лимонова спровоцировал драку. Он замашисто ударил по голове милиционера. После чего, как по команде, в драку вклинились остальные лимоновцы. Ответ милиционеров был предсказуем. Они отреагировали с привычной жесткостью, и все участники драки были скручены и задержаны.

Принуждение к митингу

Алексей Венедиктов

Алексей Венедиктов: ''Теперь заставляют митинговать''

На минуту Лимонову удалось выскочить из оцепления. Он оказался один между двумя рядами бойцов спецподразделений. Он искал глазами того, кто должен был его схватить и препроводить в автозак. Но случилось непредвиденное. Никто не собирался арестовывать Лимонова. К Лимонову подошли двое бравых людей в форме и, взяв его под руки, повели в сторону разрешенного митинга. Поняв, что его ведут на митинг, Лимонов закричал: "Я туда не иду!"

Но это мало интересовало милиционеров. Один из них в приказной форме заявил: "На митинг пошли!". Лимонов упал на асфальт, чтобы препятствовать такому развитию событий, но тут же был поднят сотрудниками милиции и за руки и за ноги был принесен в зону разрешенного митинга. Стоявший неподалеку главный редактор радио "Эхо Москвы" Алексей Венедиктов, констатировал: "Забавно, если раньше совсем не разрешали митинговать, то теперь заставляют это делать".

Автор: Сергей Морозов , Москва
Редактор: Геннадий Темненков

Контекст

Архив