1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Дополнительный урок немецкого 2

На скольких языках говорит человечество? Профессия - Почтовый “детектив”

29.09.2002

Сегодняшний обзор писем начнем с очередного вопроса Петра Рыбака из Даугавпилса. На сей раз Петр пишет: «Немецкая волна» – это школа жизни. Слушать ваши передачи для меня одно удовольствие. Только благодаря вам я очень многое узнал. Но узнать мне хочется еще больше, поэтому мой новый вопрос: сколько всего в мире языков?

По самым скромным подсчетам две с половиной тысячи, если не принимать во внимание различия в диалектах. Если же и диалекты посчитать за отдельные языки, то тогда общее их число достигнет 5 тысяч. Население всего мира уже перевалило за 5 млрд. человек, значит, в среднем на миллион человек приходится один язык (или диалект). Для того, чтобы все люди понимали друг друга, каждому человеку необходимо было бы знать все 5 тыс. языком и диалектов. На пяти языках - китайском, английском, хинди, испанском и русском говорит почти половина человечества, так что достаточно знать хотя бы эти языки, чтобы иметь возможность общаться с 3 млрд. жителей мира. Для осуществления контактов между народами и государствами существует профессия - переводчик. Благодаря переводчикам общество концентрирует и экономит свою "лингвистическую энергию".

Элеонора Добриневская откликается на передачу «Мосты», в которой речь шла о проблемах переселенцев в Бранденбурге. Вот что Элеонора пишет:

«После того, как я прослушала передачу о житье-бытье переселенцев в этой федеральной земле, не могла вам не написать. Я и раньше придерживалась мысли, что переселение российских немцев в Германию – не самая лучшая идея. Я несколько раз встречалась с этническими немцами. Первый раз это было в поезде. Пожилая женщина из Казахстана делилась впечатлениями о поездке к родственникам в Германию. Так вот, она говорила, что согласно есть хлеб и пить воду и больше ничего не иметь, но жить в Германии не собирается. Многие переселенцы, по её словам, не выдерживают перемен в жизни и тоскуют, пожилые люди раньше времени умирают, многие судорожно цепляются за «социальное пособие», чтобы только не работать, избегая контакта с местными жителями, так как очень плохо владеют немецким языком. В то время, в нашей бобруйской немецкой общине, в которой мне тоже приходилось бывать, многие стремятся изучить немецкий язык, побольше узнать о Германии. Разумеется, огромный ажиотаж вызывает «гуманитарка» – помощь из Германии. Большинство людей видит Германию сквозь розовые очки, вместо того, чтобы побольше узнать о проблемах в этой стране. Недавно я снова встретила в поезде женщину с ребенком. Усилий к изучению немецкого языка она приложила достаточно, но так и не овладела немецким языком. Дочь её русский понимает все меньше, а мать – слово по-русски, слово по-немецки, невозможно понять, на каком языке она говорит. Уж лучше что-то одно, чем это ужасное «ассорти» По образованию она инженер-электронщик, но вынуждена в Германии работать в ресторане, это её угнетает и вызывает затаенную озлобленность, чувство собственной ущербности. Разве такие люди нужны Германии? Она призналась, что общается только с переселенцами и иммигрантами. В общем, получается по моим собственным наблюдениям, что за то, что Германия берет на содержание людей, в ответ получает изуродованных долгой борьбой за выезд, совершенно далеких от интересов Германии новых граждан. Сегодняшние переселенцы – это не те, что ехали в Германию двадцать лет назад. Большинство утратили знания немецкого языка, культуры и в Германии чувствуют себя, как на чужбине. За такой ли жизнью ехали эти люди?» – Задается риторическим вопросом наша слушательница из белорусского города Бобруйска Элеонора Добриневская.

Учитель Олег Николаевич Карпенко из Сумской области пишет:

«Слушаю вас уже около пяти лет. Ваши передачи мне очень нравятся, мало того, они мне помогают в работе. Мои ученики каждый раз ждут, что в конце урока я им что-то расскажу о Германии или поставлю запись какой-нибудь передачи. Особенно моим ученикам нравятся «Страницы истории», «Читальный зал», «Народные мелодии», «Автосалон», молодежный журнал, дополнительные уроки немецкого. Из этих передач мы узнаем что-то новое о вашей стране и её традициях. Большое вам спасибо за вашу работу».

И Вам, уважаемый Олег Николаевич, спасибо за бодрые отзывы о наших передачах. Татьяна Процей из города Черновцы слушает нас с недавнего времени, но уже успела полюбить некоторые наши передачи:

«Причиной того, что я стала слушать «Немецкую волну» стала ошибочная политика украинского правительства. Сначала в Украине отключили радиостанцию «Маяк», затем телеканал ОРТ Во времена перестройки в Москве работали самые талантливые журналисты. Помню, с каким интересом мы слушали радио тогда, смотрели телевизор. Сегодня многие из тех журналистов работают на западных радиостанциях. По возрастающему количеству писем на вашу радиостанцию очевидно, что в конкуренции с американскими журналистами вы не проигрываете, а наоборот – набираете очки. Не знаю, чем объяснить, но многие в Украине стали изучать немецкий язык и, как следствие, интересоваться жизнью в Германии. Я тоже отношусь к таким людям. Надеюсь, что рано или поздно жизнь на Украине нормализуется и мыв станем ближе к Западу, к цивилизованному образу жизни. А пока мы узнаем об этой жизни из передач вашей радиостанции. Спасибо вам за интересную и увлекательную информацию».

Андрей Потехин прислал в подарок любимой радиостанции... что бы вы думали? Вафельный торт. Дошел он очень быстро и оказался еще свежим. Сотрудники отдела писем просили меня передать спасибо Андрею за вкусный торт!

В одном из выпусков «Почтового ящика» мы процитировали письмо слушателя, который высказал мнение о том, что наши передачи слишком коротки, и что в них мы не успеваем толком раскрыть тему. Тогда я попросил вас, дорогие друзья, поделиться своими соображениями по этому поводу. Леонид Ерёмин из Киева откликнулся одним из первых. Вот что он пишет:

«Ваша радиостанция работает четко, слаженно, как хорошо отработанный механизм и поэтому не надо вносить коррективы в продолжительность передач. Ваша программа не лекционный зал, а если кто-то из слушателей считает, что передача коротка, то пусть идёт в библиотеку и так расширит свои знания по предлагаемой тематике. И хорошо, что ваши передачи – это сгустки информации, только то, что необходимо, причем, продолжительность передач, их формат опробирован годами и хорошо себя зарекомендовали. Так что, пожалуйста, не превращайте их в длинные и нудные передачи. С уважением Леонид Еременко».

Петер Берген пишет нам из Германии, он и его семья остались нам верны, переселившись в Германию из Казахстана. Вот что Петер пишет:

«Мы с женой слушаем теперь ваши передачи в Германии, а прежде были вашими постоянными слушателями в Казахстане. Мы сходимся во мнении, что по сравнению с 10-летней давностью, ваши передачи стали кардинально иными по тематике и информативно содержательнее. Вот сегодня мы с интересом прослушали материалы о последних днях Гитлера, хотя до сих пор мы были в плену слухов, которые гуляли в бывшем СССР. По возрасту мы являемся очевидцами военных событий, пережили голод, холод той поры, испытали на себе тяготы сталинских репрессий, жили и «питались» теми тщательно отсеянными сведениями, которые выдавались народу верноподданными отца нации. И вот теперь мы уже в довольно солидном возрасте, слушая ваши передачи, не перестаем удивляться, как долго водили нас за нос, и , следуя известной поговорке «лучше поздно, чем никогда», обращаемся к вам с просьбой прислать имеющиеся материалы по этой теме. С уважением семья Берген».

Уважаемый господин Берген, текст передачи мы вам обязательно пришлем, спасибо за письмо и верность нашей радиостанции. Мы будем рады, если вы останетесь с нами на наших волнах еще долгие годы.

А вот письмо из рубрики «Политическая трибуна». Владимир Гудзенко из Московской области откликается на сообщение в наших новостях:

«В выпуске новостей прошло сообщение вашего московского корреспондента Анатолия Даценко. Речь в нем шла о продолжающейся трагедии чеченского народа при практически полном равнодушии остального мира. В Чечне средь бела дня исчезают люди. Военные федеральной группировки войск заходят в дома мирных жителей, забирают мужчин, а затем их находят убитыми и со следами пыток. Очень непросто жить в постоянном страхе быть убитым или замученным. Поэтому население чеченских лагерей беженцев в Ингушетии растет. В то же время правительство Чеченской республики Ичкерия, её законно избранный президент Аслан Масхадов лишены должной международной поддержки. Федеральные войска продолжают совершать злодеяния в этой маленькой горной республике, забирая у мирных жителей последнее пропитание. Я думаю, мировой общественности следовало бы начать кампанию по международному признанию Чеченской республики Ичкерия и её законно избранного президента, к чему призывают транснациональная радикальная партия. Было бы важно услышать голос общественных правозащитных организаций Германии на эту тему. Одно дело – борьба с терроризмом, другое – защита от террора мирных жителей. Это противоречие следовало бы ликвидировать». – Считает наш слушатель из Московской области Владимир Иванович Гудзенко.

Много откликов пришло на репортаж Нади Баевой о работе немецкой почты. Есть среди откликов и новые вопросы: а что делают в Германии с письмами, на конвертах которых указаны не точные или не полные адреса, неужели выбрасывают? Выбрасывать-то не выбрасывают: отправляют назад по адресу отправителя с просьбой дополнить или уточнить адрес или... впрочем, передаю слово автору репортажа и теперь специалисту по работе немецкой почты Наде Баевой.

«Все профессии нужны, все профессии важны. Даже такие необычные, как почтовый детектив. Его задача – исправлять неточно указанные на конверте адреса. Детектив – это, конечно, громко сказано. Орудия труда такого детектива не пистолет и отмычка, а адресная и телефонная книги и компьютер. Но есть и то, что объединяет эти две профессии: здесь необходимо чутьё.

Урсула Энгельс работает в том же центре по сортировке писем в городе Мёнхенгладбахе, что и Йорг Бауэр, которого я упоминала в прошлый раз, когда рассказывала о немецкой почте. Госпожа Энгельс работает здесь уже пять лет. В неделю к ней на письменный стол попадает около восьми тысяч писем с неправильно написанным или неполным адресом. Во время каникул их число достигает пятнадцати тысяч. "Люди подписывают открытки, лежа на пляже, и, понятное дело, под рукой не всегда оказывается записная книжка, тогда адрес пишется на память", – объясняет госпожа Энгельс.

В восьмидесяти процентах случаев, которые приходится так сказать "расследовать" почтовому детективу, – это послания с неверно написанным индексом. И эти случаи – самые легкие. Индекс можно найти с помощью компьютера в базе данных, если есть название города, улицы и номер дома. Даже берлинский адрес федерального канцлера – представьте себе, и ему пишут письма! – может найти Урсула Энгельс в базе данных почты. Почтовый детектив наклеивает на конверт правильный адрес, и письмо снова отправляется в путь. За час госпожа Энгельс разбирает около ста таких писем.

Более сложный случай – это когда адрес совсем не указан. Такие "безнадежные" письма все же не оказываются в мусорной корзине. Их отправляют в гессенский Марбург, где находится центральное бюро, занимающееся расследованием таких случаев. Лишь его сотрудники имеют право открывать письма для того, чтобы выйти или на получателя, или на отправителя. Если и центральное бюро оказывается бессильным, то и тогда послание не выбросят. Оно некоторое время останется лежать в архиве на тот случай, если его будет искать отправитель.

Иногда Урсулу Энгельс рассеянные отправители писем благодарят за ее работу. Конечно же, по почте – письмом с неверно написанным адресом».