1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия из первых рук

На свободу с пулей в спине

02.10.2008

3 октября - у нас национальный праздник. 18 лет тому назад Германия объединилась или, говоря официальным языком, состоялось восстановление единства страны.

default

Целое поколение выросло с тех пор, получило удостоверения личности и водительские права. Они уж и не знают толком, кто с кем и, главное, зачем воссоединялся. Вот, давайте, мы сегодня и вспомним, что такое «железный занавес». А вспоминать надо, чтобы очумевшие от собственного величия политики нам новый не построили. Но сначала Володя Устюжанин приглашает нас с Вами в детский сад. Да не просто так, а на полицейской машине, правда, без сирены:

На двух полицейских машинах подъезжаем по адресу Николаусштрассе 52 на юго-западе Кёльна. Мы - это полицейские Уте Хак, Франк Майбуш, Петер Шарф и Ваш покорный слуга. Нет, арестов сегодня не предвидится. И встречают нас не со страхом, а со смехом. Полицейские приехали обучать дошколят правилам дорожного движения.

Прежде чем перейти улицу мы должны посмотреть по сторонам. Налево, направо, еще раз налево. Мы стоим на тротуаре и смотрим, не проезжают ли поблизости машины, велосипеды или мотоциклы. Только убедившись, что улица пуста, мы можем перейти на другую сторону.

Одно дело, инструкции, другое - наглядные пособия. Например, букварь дорожного движения капитана Блаубера. Капитан Блаубер – известный в Германии сказочный медведь, герой детской телепрограммы «В гостях у мышки». У капитана Блаубера три внука-медвежонка, которым он постоянно рассказывает небылицы о своих морских путешествиях вместе с матросом-крысой по кличке Глупый Хайн. А сам капитан Блаубер - этакий враль и болтун, почти как капитан Врунгель.

Итак, дети, сейчас я прочитаю вам историю, которая называется «Как глупо Глупый Хайн переходит улицу». Капитан Блаубер, его внуки-медвежата и Глупый Хайн идут по городу. Вдруг Хайн кричит: «Смотрите, на той стороне улицы магазин игрушек!». Посмотрел он наверх, потом вниз и побежал через улицу. (Детский смех) и чуть под машину не попал. «Почему ты, перед тем как переходить улицу смотришь наверх и вниз», спрашивает капитан Блайбер? «А вдруг мне чайка на голову накакает?» - говорит Хайн. «У нас в городе чаек нет, зато машин полно», - говорит капитан Блаубер, А зачем ты под ноги смотрел? «Я боюсь, что меня головастик за ногу укусит!» А теперь, дети, скажите, что Глупый Хайн сделал неправильно?

Он посмотрел наверх и вниз.

Итак, мы смотрим налево, направо и еще раз налево. Наверх и вниз смотреть не надо. И вообще - головастики не кусаются.

Детский голос

Я не хочу смотреть наверх и вниз.

К тому же хочу вас, дети, предупредить. Сейчас на дворе осень. С каждым днем темнеет все раньше. Носите светлые куртки или одежду и обувь с рефлекторами, чтобы водители вас видели в темноте.

Пятилетняя девочка Лена свободно говорит и по-немецки, и по-русски: папа у нее немец, а мама родом из России. Лене очень нравится обучение правилам дорожного движения. Она быстро усваивает материал.

Ну, нельзя наверх смотреть и нельзя вниз смотреть. Надо туда и туда смотреть. И тогда надо смотреть, что машина тут не проезжала, или там не проезжала. А когда она проезжает, и она кого-то сбивает его, и тогда что-то может случиться. Что он умирать может.

Те временем за Леной пришла мама. Она довольна тем, что детей в детском саду обучают правилам дорожного движения.

Мои дети – активные участники дорожного движения. Они обе ездят тоже на велосипедах, и поэтому это очень, очень важно для них уже сейчас знать, как правильно перейти улицу, на что нужно обратить внимание. Приходит сотрудник полиции, что тоже очень, очень важно, то есть дети сразу же видят лицо, к которому они могут подойти в каком-то случае на улице и это одно дело всегда, что говорят родители дома: «Будь внимателен, переходи улицу на зеленый свет и так далее». Это очень важно, когда этим конечно занимаются тоже другие взрослые, в том числе ответственное лицо, официальное лицо, сотрудник полиции. И в любом случае дети всегда очень рады видеть полицейского и вообще пообщаться с ним. Очень-очень положительное отношение у детей к сотрудникам полиции.

По данным Федерального статистического ведомства, в 1990-м году в Германии в результате ДТП погибли и пострадали более пятидесяти тысяч детей. Десять лет спустя этот показатель равнялся примерно сорока пяти тысячам, а год назад составил уже менее тридцати четырех тысяч.

Вы, кстати, отметили, что сегодня у нас поют только по-немецки? Это у меня легкий прилив патриотизма. Если раз в году, и без надувания щек, то ведь простительно, да? Как-никак, 3 октября у нас - национальный праздник, день воссоединения Германии. А чего тут праздновать, спросят те, у кого память отшибло? Вот специально для них Керстин и Ульрих Траутвайн сегодня впервые рассказывают, как 20 лет тому назад они бежали из бывшей ГДР.

Дело было в октябре 1988 года. Керстин и Ульрих Траутвайн тогда ещё не знали, что где-то через год падёт Берлинская стена, а через два года - Германия окончательно воссоединится. Они тогда и мечтать об этом не смели. Казалось, что весь этот затхлый социализм продержится вечно. А значит, придётся похоронить мечту о профессии врача: оба были из неблагонадежных семей, а таким дорога в ВУЗы в бывшей ГДР была закрыта. Керстин и Ульрих решили бежать. Берлинская Стена была непреодолимой, граница между западной и восточной частями Германии - на замке. Там были минные поля, самострелы, зона смерти. От знакомых Керстин и Ульрих узнали, что самый слабый участок «железного занавеса» - это граница между Словакией и Австрией. А в тогдашнюю Чехословакию жителям ГДР ещё разрешали ездить. Вот они и съездили, сначала на разведку:

«Мы знали, там была стенка, с неё надо прыгать вниз. Мы для тренировки прыгали с дерева. Бегали, чтобы быть в форме. Вот и вся наша подготовка».

У деревни Высока граница проходила и проходит по реке Марх. Река не широкая - всего-то 50 метров. Вдоль реки - дорога. Она отгорожена от реки стеной, сверху - колючая проволока. Вот вплотную к этой стенке и подъехал Ульрих на своём старинном «Трабанте» - была такая смешная пластиковая машина в бывшей ГДР. Вскочил на крышу, перерезал колючую проволоку и спрыгнул на берег:

«Прыжок уже был рискованный. Я успел к реке подбежать, слышу, Керстин кричит: не могу, боюсь! Я только и успел крикнуть: прыгай!»

И в этот самый момент их заметили словацкие пограничники и тут же открыли огонь:

«Я уже на другой стороне реки был, в камыше, когда они по тебе стрелять начали. А ты была как раз посередине. Да, по тебе они уже прицельно стреляли, очередями».

«И вдруг я почувствовала такой удар в спину и поняла, что что-то случилось».

Но до австрийского берега оставалось всего несколько метров. Там Керстин вытащили на берег Ульрих и его брат, который жил в Западной Германии и специально приехал в Австрию, чтобы помочь им бежать. Тяжело раненную Керстин положили в машину, и на бешеной скорости понеслись, нет, не в ближайшую больницу, а за добрых 400 километров к границе Германии. Дело в том, что Керстин и Ульрих от кого-то услышалы, что австрийцы насильно возвращают беглецов из-за «Железного занавеса». Поговаривают, что такие ложные слухи специально распространяли агенты «Штази», чтобы отпугнуть беглецов. Как бы то ни было, добрались до границы, а оттуда уже с полицейским эскортом понеслись в больницу. Там выяснилось, что пуля прошла навылет, опасности для жизни нет. Вот так началась для Керстин и Ульриха жизнь на Западе. А сегодня? Сегодня они разыскали Петера Щепана. Петер Щепан был в тот злосчастный день в пограничном наряде. Он говорит, что сам он не стрелял, наоборот, даже получил выговор. Понаехало на границу всё начальство, громче всех орал какой-то чин из госбезопасности:

«Ребята, которые стреляли, они по полуночи простояли по стойке смирно. Они плакали, и не знали, что с ними теперь будет. А этот тип из госбезопасности на них орал, мол, почему упустили нарушителей? Слюнтяи, надо было прицельно бить! Знаете, вот таких типов я бы и сегодня наказывал, тех, кто такие приказы отдавал. А обычные солдаты, что с них возьмёшь, несчастные они ребята».

А Керстин и Ульрих Траутвайн и не хотят сегодня никакой мести. Они и свою историю решили сейчас, через 20 лет рассказать, чтобы как-то напомнить, что мы сегодня празднуем:

«Я думаю, если бы один из нас при этом погиб, мы бы сегодня совсем иначе на это смотрели. Мы бы требовали, чтобы этих людей, тех, кто стрелял, тех, кто отдавал приказы, чтобы их привлекли к суду. А так лично для нас эта тема закрыта. Но лично для нас».

Вот и всё на сегодня. Передачу мне помогли подготовить Владимир Устюжанин и Петер Хорнунг.