1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия из первых рук

На самом деле пенсия станет меньше

16.02.2006

Сегодня мы поговорим о старости, которая кому в радость, а кому и не очень. А точнее, о пенсии. Эй, молодые, не выключайте приёмники, тоже старыми станете! Тем более что в наши-то дни надеяться на приличную пенсию от государства ни в одной стране мира не приходится. Вот и в благополучной Германии молодые люди вынуждены заключать дополнительные частные страховки, чтобы на старости лет не впасть в нищету. А теперь новое правительство ещё больше напугало немцев, решив повысить возраст выхода не пенсию с 65 лет до 67. Вот, с этих коварных планов мы и начнём:

На самом деле пенсия станет меньше

А почему, собственно, новое коалиционное правительство Германии намерено повысить возраст выхода на пенсию до 67 лет? Трудно ведь даже и представить себе менее популярную реформу. Но, может быть, потому правительство и решилось на неё, что оно, во-первых, новое а, во-вторых, коалиционное. Когда же и не проводить реформы, если не в начале легислатурного периода, когда до следующих выборов ещё далеко, и не в коалиции с основным политическим противником. А реформа назрела давно, ведь основы нынешней пенсионной системы были заложены ещё во времена Бисмарка. Система построена на принципе солидарности поколений, то есть, нынешние пенсионеры получают деньги не за счёт накопления капиталов, а за счёт взносов, которые платят в фонд пенсионного страхования рабочие и служащие, и их работодатели. Между тем, продолжительность жизни в Германии неуклонно растёт. У мужчин она подошла к 76-ти годам, у женщин перевалила за 81 год. Только для сравнения: в России мужчины живут в среднем 58 лет, женщины - 72 года. Росту средней продолжительности жизни в Германии можно только радоваться. Это следствие высокого качества жизни и медицинского обслуживания. Однако при сохранении нынешнего уровня рождаемости через 50 лет каждый третий житель Германии будет старше 60 лет. Кто прокормит всех стариков? Если пенсионеров будет всё больше, а трудоспособных граждан всё меньше, волей-неволей придётся повышать пенсионные взносы или урезать пенсии. Ещё один путь - увеличить и без того уже гигантские дотации пенсионным фондам из госбюджета. Но денег в бюджете нет. Поэтому коалиционное правительство и выбрало свой вариант: постепенно повышать возраст выхода на пенсию. Вот как объясняет этот механизм министр труда Франц Мюнтеферинг:

«Это означает, что, начиная с 2012-го года, возраст выхода на пенсию будет поэтапно повышаться с 65 до 67 лет. На первом этапе на один месяц в год, на втором - на два месяца в год. Весь процесс завершится в 2029-ом году».

Пока всё это звучит абсолютно нереально. В Германии 5 миллионов безработных, среди них 1 миллион 800 тысяч - люди, которым перевалило за 50. Многие фирмы вообще не принимают на работу людей старшего возраста. Вот на это и напирает оппозиция, в частности, сопредседатель «Левой партии», то есть, бывших коммунистов Оскар Лафонтен:

«Федеральное правительство собирается повысить возраст выхода на пенсию, и это в то самое время, когда всё больше пожилых людей теряют работу, и не могут снова устроиться».

Защитники пенсионной реформы в ответ ссылаются на демографическое развитие. Они уверены, что уже в ближайшие годы в Германии будет ощущаться дефицит квалифицированной рабочей силы. С этим аргументом согласны и большинство экспертов, в том числе и профессор фрайбургского университета Бернд Раффельхюшен. Но он призывает политиков называть вещи своими именами. Он указывает, что в конечном итоге речь идёт о снижении размера пенсий:

«Это просто комично, потому что, как ни крути, речь идёт о сокращении пенсий. Сокращение составит 7,2 процента. И политики предпочитают это не объяснять. Вот, смотрите, даже если я проработаю до 67, мне не избежать этого сокращения. На самом деле, нет никакой разницы, проработаю я эти дополнительные два года или нет. Если я не работал, то мне начислят пенсию на 3,6 процента в год меньше. Но если я проработаю до 67 лет, то я на целых два года дольше буду платить взносы в пенсионную кассу, а получать пенсию - на два года меньше. Так что все эти разговоры - не более чем популистская попытка скрыть тот факт, что на самом деле речь, так или иначе, идёт о сокращении пенсий».

Но стоило правительству объявить о повышении возраста выхода не пенсию, как тут же начались разговоры о том, что нельзя всех стричь под одну гребёнку, что работа работе рознь. Как же так, секретарша, например, просиживает день-деньской за компьютером, а вот кровельщик занят опасной и тяжелой физической работой. И почему только кровельщик? Вот как встретили планы правительства на сталелитейных заводах концерна «Тиссен-Крупп»:

А вы поработайте 30 лет в горячем цеху!

«Меня зовут Клаус Виттих, мне 46 лет, я уже 27 лет работаю на заводах «Тиссен-Крупп». И все 27 лет - посменно».

Клаус Виттих работает крановщиком в горячем цеху. Утренние смены, дневные, ночные - цех работает круглосуточно:

«Мы, сталевары, уже несколько лет назад выдвинули требование, чтобы все, кто работает посменно, то есть и ночью и в выходные, получили право выхода на пенсию в 55 лет. Причём пенсия должна выплачиваться в полном объёме. Когда-то так оно и было. А потом под разными предлогами, мол, условия труда улучшились, нам пенсионный возраст подняли. Но вот вы поработайте 30 лет в горячем цеху, да ещё посменно, у вас тоже со здоровьем будут проблемы. Для нас все разговоры о пенсии в 67 лет - это просто издевательство».

Ещё радикальнее высказываются представители совета рабочих и служащих концерна «Тиссен-Крупп». Председатель совета Вили Зегерат из окна своего кабинета смотрит на высотку, в которой разместилось правление концерна. В глазах его - искреннее и неподдельное возмущение:

«Мы однозначно расцениваем эти планы как бесстыдство. Они совершенно бессмысленны и асоциальны. Вполне возможно, что действительно есть такие профессии, которые позволяют работать до 67 лет. Вот пусть адвокаты, прокуроры или главы наблюдательных советов и работают, а трудящиеся - нет».

Интересно только, к какой категории относит себя сам господин Зегерат? Он давным-давно сменил рабочую спецовку на строгий костюм и галстук и стал профессиональным борцом за права трудящихся. В качестве представителя рабочих и служащих он не стоит в горячем цеху, а заседает в наблюдательном совете концерна.

Возмущение сталеваров нетрудно понять. Но им можно и возразить, ведь каждый сам выбирает себе профессию, почему же расплачиваться за этот выбор должны другие? За тяжелую работу и платят больше. А если не можешь больше работать в горячем цеху, почему не переучиться на другую профессию? И вообще, если начать сортировать профессии по трудности, то к какой категории отнести учителя, строителя, почтальона или, например, нянечку в доме престарелых? Вот эти вопросы и дискутируют сейчас немецкие политики. Но раз уж мы сегодня говорим о пенсии, то давайте посмотрим, как живут в Германии пенсионеры-иностранцы. Статистика говорит, что в среднем пенсии у них меньше, чем у коренных граждан. А почему?

Турки на пенсии в Германии

В Германии сейчас постоянно проживает 6 миллионов 700.000 иностранцев, из них примерно 2 миллиона 700.000 родом из Турции. Это самое многочисленное этническое меньшинство в Германии. Вот и давайте посмотрим, как живут турки-пенсионеры в Германии. Сейчас их насчитывается около 230.000. Директор Центра, занимающегося исследованием проблем турецкого меньшинства, Фарук Шен указывает, что если среднестатистическая пенсия в Германии составляет около 1.000 евро, то у пенсионеров турецкого происхождения она значительно ниже:

«Во-первых, они не так долго платили взносы в немецкую систему пенсионного страхования, и, во-вторых, большинство выполняло низкооплачиваемую работу. Поэтому и пенсия у них значительно ниже. В среднем, это 572 евро. А число пенсионеров неуклонно растёт. По нашим подсчётам, в 2013-ом году среди турецкого меньшинства будет до полумиллионов пенсионеров. И вот тогда обнищание стариков примет массовый характер».

До сих пор проблема сглаживалась взаимовыручкой между поколениями в турецких семьях. Но сейчас среди молодёжи из семей мигрантов непропорционально высок уровень безработицы. Так что надеяться на финансовую помощь со стороны детей и внуков старикам не приходится. Кроме того, традиционные семейные связи и в среде мигрантов из Турции распадаются. Многие старики живут отдельно. Самое тяжелое положение у женщин, подчеркивает председатель турецкой общины Гамбурга Гаральд Винкельс:

«Многие женщины только время от времени подрабатывали. Трудового стажа у них намного меньше, чем у мужчин. А большинство по традиции вообще не работали, занимались домашним хозяйством и детьми. Что делать такой женщине, если муж умрёт раньше, чем она? По закону ей положена вдовья пенсия - 60 процентов от скромной пенсии мужа. На эти деньги прожить невозможно».

Нерин Гёкчеоглу - скорее исключение. Она приехала в Германию в 1969-ом году. Она быстро выучила немецкий язык, и муж ей разрешил работать:

«Я начала работать упаковщицей на шоколадной фабрике. Но я всегда мечтала работать в конторе. И я своего добилась. Теперь я работаю телефонисткой в детском саду».

Сейчас Нермин 53 года. У неё 32 года трудового стажа. Она бы с удовольствием досрочно ушла на пенсию, но семейные обстоятельства не позволяют. Её муж в 55 лет остался без работы. Он получил от своей фирмы отступные, какое-то время получал пособие по безработице, а теперь сидит на пенсии. Точную цифру она назвать не хочет, но пенсия очень маленькая. Поэтому ей и приходится дальше работать. Хотя на зарплату телефонистки тоже не разгуляешься:

«Если бы я была одинокой, я даже не знаю, как бы я концы с концами сводила. А когда я выйду на пенсию, нам, наверное, придётся обращаться за социальной помощью. На наши пенсии нам не прожить».

А вот Намик Ожеп на пенсию не жалуется. Он 30 лет проработал на почте. Но после двух инфарктов вышел в 58 лет на пенсию по нетрудоспособности. Получает 1240 евро и ещё дополнительную пенсию от почтового ведомства, ведь почта в Германии до недавних пор была государственной. Денег господину Ожепу хватает. Его злит другое:

«Тут Гельмут Шмидт, бывший канцлер, недавно сказал, что, мол, зря в Германию вербовали иностранных рабочих. Он меня оскорбил. Я хочу знать: что я этой стране плохого сделал? Я Германии свою молодость отдал. Я платил здесь налоги. Я не вор, не преступник, я честный человек. Что плохого я сделал? Зачем он так говорит?».

Передачу мне помогли подготовить Барбара Костольник, Кай Тосс и Катрина Эрдманн.