1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Тема

На саммите в Копенгагене принимают новых членов ЕС

12.12.2002

«Сейчас или никогда». Так прокомментировал перспективу вступления в ЕС 10 стран-кандидатов Гюнтер Ферхойген, отвечающий в Европейской комиссии за расширение Евросоюза. «Сейчас» – это значит сегодня и завтра, в ходе саммита в Копенгагене. Еще до начала саммита его уже называли историческим: никогда еще ЕС не принимал в свои ряды разом 10 стран, никогда еще встречи представителей европейских государств не имели таких масштабов, как на этот раз. Что обсуждается на заседаниях в Копенгагене, и действительно ли все кандидаты станут членами Европейского клуба?

Еще в преддверии копенгагенского саммита европейская пресса публиковала любопытные детали, касающиеся организации встречи и показывающие ее небывалые масштабы и значение. Например, про 45 тысяч чашек кофе, который повара сварят для участников делегаций - из стран ЕС, и тех стран, которые собираются вступить в организацию. Но это всё были приготовления – а какова в действительности атмосфера на саммите? Рассказать об этом я попросил моего коллегу Виктора Агаева, который сейчас находится в Копенгагене.

- Реально атмосфера, я должен сказать, покойная. В принципе, саммит начинается вот только-только сейчас. Идут переговоры между членами различных делегаций. Съезжаются руководители стран. Сегодня вечером будут происходить только официальные рабочие ужины и абсолютно закрытые переговоры. Речь идет, сегодня, во всяком случае, только об одной проблеме – о финансовой стороне вопроса расширения на восток. Спор идет о довольно конкретной сумме – 2 с небольшим миллиарда евро. Споры вызваны тем, что страны, вступающие в ЕС, хотят иметь больше денег, субсидий на перестройку своего аппарата, а страны старые члены ЕС, естественно, не хотят расставаться с этими деньгами.

- Вы употребили слово спор. Мы знаем, что помимо финансов есть и еще ряд вопросов, в которых у сторон есть разногласия. Насколько эти разногласия чувствуются в атмосфере?

- Говоря о спорах, мы должны, прежде всего, подчеркнуть, что те 10 стран, которые до первого мая 2004 года должны вступить в ЕС – сейчас они получают приглашение на вступление в ЕС, затем будет референдум, затем ратификация в каждой из стран, довольно длительный процесс – так вот, все эти 10 стран, которые собираются войти в ЕС, должны соответствовать так называемым «копенгагенским критериям». Эти критерии были сформулированы в 1993 году. Эти страны полностью соответствуют общим требованиям ЕС в области демократии, права, организации аппарата и так далее.

- В преддверье этой встречи информационные агентства, газеты европейские обращали внимание на символически подчеркнутые масштабы этой встречи. Действительно ли масштабы встречи так впечатляют.

- Масштабы действительно впечатляют. Журналисты, например, работают в большом спортивном зале, в котором, по оценке, два футбольных поля точно можно было бы разместить. Все уставлено компьютерами и разными техническими приспособлениями, необходимыми для журналистской работы. Зал, где происходят встречи глав стран и правительств более уютный, но все оформлено в рабочем стиле. Ощущение необычности оно присутствует где-то внутри, оно никак не подчеркивается. В самом Копенгагене Вы, в принципе, практически ничего не увидите. По соображениям безопасности все это вынесено за пределы города в центр, предназначенный для проведения конгрессов и больших спортивных соревнований. Построено это было около 20 лет назад на огромном пустыре. Полицейское оцепление довольно мощное. Полицейские в черном, хотя и видны за сугробами и другими укрытиями. Но это не бросается в глаза. Если в Праге на саммите НАТО буквально чувствовалось напряженное, можно сказать фронтовое ожидание, половина витрин магазинов была забита досками, то в Копенгагене ничего этого нет. Только у гостиниц, где размещены участники, стоят несколько полицейских, а в городе ощущения чего-то необычного – нет.

О том, что споры, о которых рассказал наш специальный корреспондент, на саммите неизбежны, конечно, знают и представители Европейского союза. И, тем не менее, в ЕС твердо намерены преодолеть разногласия. В том числе, и потому, что другого случая может не представиться. По крайней мере, так считает Гюнтер Ферхойген, отвечающий в Европейской Комиссии за вопросы расширения ЕС:

- Сегодня и завтра нас ожидают очень трудные переговоры. Но я настроен оптимистично, так как и кандидаты на вступление в ЕС, и нынешние члены Евросоюза четко понимают: сейчас или никогда. Если мы не договоримся о расширении ЕС сегодня, то с каждым месяцем ситуация для вступления будет всё менее благоприятной.

Конечно, у каждой из стран-кандидатов – свои сложности. Речь чаще всего идет о финансовых вопросах. В четверг в телефонном интервью радиостанции «Дойчландфунк» Гюнтер Ферхойген открыто сообщил, кто вызывает у него наибольшие опасения:

- Ситуация со вступлением Польши – самая сложная. В ближайшие годы руководство страны прогнозирует огромные бюджетные дефициты. Они будут следствием экономической ситуации, но в то же время – и тех затрат, которые Польша должна будет взять на себя в ходе подготовки к вступлению в Евросоюз.

А что считают экономисты по этому поводу? Как будет выглядеть дальнейшее финансово-экономическое сотрудничество с новыми странами ЕС? И, наконец, означает ли их присоединение к Евросоюзу автоматическое присоединение и к зоне хождения евро? Об этом в эксклюзивном интервью «Немецкой волне» рассказал глава Европейского центрального банка Вим Дойзенберг:

- Документы дают четкий ответ на этот вопрос. Единая валюта – это следствие единых интересов, а это накладывает на членов еврозоны определенные обязательства. Вначале страны-кандидаты должны вступить в Европейский союз. Затем, спустя некоторое время, когда они приблизятся к среднему уровню экономических показателей нынешних членов ЕС, новые страны должны будут стать частью европейского валютного механизма и ввести жесткий обменный курс национальной валюты. На это может уйти 3-4 года. И только после того, как такой курс просуществует 2 года, а сами страны выполнят так называемые критерии конвергенции, они могут переходить на расчеты в евро и участвовать в принятии решений, касающихся единой европейской валюты.

Господин Дойзенберг, а какие из стран-кандидатов, на ваш взгляд, смогут первыми выполнить все перечисленные требования?

- Среди кандидатов есть страны, которые достаточно быстро выполнят требования еврозоны. Но в любом случае речь здесь идет о годах, а не месяцах. Да и к тому же это вовсе не в интересах новых членов ЕС, как можно быстрей отказаться от национальной валюты. Ведь тогда они потеряют важный инструмент в борьбе с экономическими конкурентами.

А теперь предлагаю взглянуть на происходящее с точки зрения кандидатов на вступление в ЕС. Например, с точки зрения Эстонии, которая, по мнению многих экспертов, относится к числу стран, которые лучше всего подготовлены к вступлению в европейский клуб. Согласно заявлениям эстонских политиков, все спорные вопросы с Брюсселем эта страна уже урегулировала. Рассказывает наш корреспондент в Таллинне Александр Цукерманн.

Когда министр иностранных дел Эстонии Кристийна Оюланд (Kristiina Ojuland) отправлялась на последние перед копенгагенской встречей переговоры с ЕС, местные политики и финансисты, фермеры и охотники, рыбаки и, конечно же, представители оппозиции постоянно напоминали ей, что к своим традиционным добродетелям эстонцы всегда относили упрямство. Недаром по возращении Кристина Оюланд произнесла этому упрямству прямо-таки похвальное слово. «По-видимому, никто не ожидал от нас подобного упрямства. Мы были первыми во время переговоров, и датчане, которые их вели от имени ЕС, не ожидали, что Эстония будет столь жестко стоять на своем», - сказал глава эстонского МИДа. Итак, в награду за упрямство, ЕС постарался максимально компенсировать потери страны в области дотаций фермерам, за счет других средств. Эстония получит разовое пособие в 16 миллионов евро. ЕС пообещал обустроить внешние границы страны согласно шенгенским стандартам. Почти в половину скостят Эстонии первоначально установленный вступительный взнос. Будет разрешено увеличить базовую урожайность, продолжить еще некоторое время выплачивать дотации на молоко, а уровень дотаций фермерам будет постоянно расти. Эстонцы добились и некоторых льгот, которые возможно смогут оценить только они. Например то, что в стране еще пять лет будут продолжены традиционная охота на рысей, медведей и волков, а также отлов расплодившихся в последнее время бобров, или то, что эстонцы смогут по-прежнему ловить у своих берегов мелкую кильку или салаку, без которых они не представляют национального меню. «Мы получили гораздо больше, чем можно было ожидать, и надеемся, что вероятность изменений на саммите в Копенгагене будет ничтожно мала», заявил во вторник эстонский премьер Сийм Каллас.