1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа

На первом допросе в Гааге Караджич не ответил ни на один вопрос

Радован Караджич, бывший лидер боснийских сербов, 31 июля, уже на следующий день после экстрадиции из Белграда, предстал перед Гаагским трибуналом. Его обвиняют в совершении преступлений против человечности.

default

Гаага, 31 июля 2008 года. Радован Караджич впервые предстал перед судьями Международного трибунала

Гаагский трибунал обвиняет бывшего лидера боснийских сербов в совершении преступлений против человечности во время гражданской войны в Боснии и Герцеговине.

Сам Караджич отказался отвечать на вопрос трибунала о том, признает ли он себя виновным. По словам обвиняемого, он решил воспользоваться положенным ему для подготовки ответа 30-дневным сроком. Караджич сообщил, что не будет брать адвоката и станет защищать себя сам.

Бывший лидер боснийских сербов также протестовал против самого факта ареста, указывая на якобы сделанные представителями США обещания не преследовать его в случае ухода из политики.

Обвинительное заключение из одиннадцати пунктов

Экс-лидер боснийских сербов Радован Караджич впервые предстал перед судьями Международного трибунала по бывшей Югославии не в тюрьме, а в здании, которое размещается отдельно от тюрьмы.

Radovan Karadzic im Internationalen Strafgerichtshof in Den Haag

Гаага, 31 июля 2008 года

Оно арендовано трибуналом у бывшего банка. Как и в случае с другими обвиняемыми, Караджича доставили в машине с сиреной и пуленепробиваемыми тонированными стеклами, сопровождаемой экскортом полицейских мотоциклов.

Это случилось примерно за час до начала заседания.

Само заседание, на которое были допущены и публика, и журналисты, было открытым, но все были отделены от судейского зала двойным слоем толстого звуконепроницаемого стекла. В 16 часов по среднеевропейскому времени голландский судья Алфонс Ори приступил к оглашению обвинительного заключения.

В обвинении одиннадцать пунктов, и касаются они периода 1992-95 годов, когда, по мнению следствия, начал осуществляться преступный план бывшего сербского руководства, направленный на достижение контроля сербов над регионами, которые Радован Караджич и его сторонники провозгласили частью Республики Сербской. Судьи считают, что он лично и вместе с другими лицами планировал и поощрял совершение этих преступлений.

Караджич решил защищать себя сам

Каждый пункт обвинения зачитывался Радовану Караджичу отдельно, после чего тот должен был ответить, признает он себя виновным по конкретному факту или нет. Правила Гаагского трибунала предусматривают, что обвиняемый может отвечать не сразу, а взять на раздумье паузу - до 30 дней. Кроме того, Караджичу было предложено выбрать себе адвоката.

Но известно, что с самого ареста Радован Караджич неоднократно заявлял, что защищать он, по примеру бывшего президента Югославии Слободана Милошевича, будет себя сам. Согласно правилам трибунала, обвиняемый имеет право на самозащиту. Однако это право не абсолютно, и судьи могут в нем отказать.

Как стало известно, адвокаты уже нескольких стран вызвались защищать Радована Караджича. Особую настойчивость в этом вопросе проявила греческая коллегия адвокатов. Однако и сам трибунал в принудительном порядке может назначить адвоката по своему выбору.

Внешне Радован Караджич выглядел сильно похудевшим - и утверждают даже, что он не принимает пока горячей пищи: ест орехи, злаки, пьет настои из трав. Что же касается собственно обвинения, то пока Караджич не сказал ни "да", ни "нет" ни на один пункт предъявленного обвинения - и попросил 30 положенных ему дней для раздумий.

Уже совершенно ясно и то, что суд будет не скорым. Придется приглашать свидетелей по многим фактам, представленным обвинением. Это весьма сложно - ведь речь идет о событиях пятнадцатилетней давности. Но в любом случае, даже если как минимум два или больше эпизодов обвинения будут доказаны, Караджичу грозит пожизненное заключение.

Правда, даже оптимисты полагают, что решение трибунала по этому вопросу вряд ли будет вынесено до 2010 года.

Леонид Сокольников

Контекст