1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Еуропа и Беларусь

На немецком рынке труда вводятся новые правила игры. Отлынивать от работы будет себе дороже

20.10.2003

В прошлую пятницу в Германии началась борьба с безработицей. Или – с безработными. Это – как посмотреть, в зависимости от точки отсчета. В этот день, семнадцатого октября, германский бундестаг голосами правящей «красно-зеленой» коалиции принял, среди прочего, четвертый пакет из фолианта социальных реформ, вышедших из под пера менеджера концерна Фольксваген Петера Харца. В четвертом пакете – законы, устанавливающие новые, куда более жесткие правила игры на немецком рынке труда. Детали утрясались до самого последнего момента - левые социал-демократы считали, что за безработных берутся уж слишком круто – но несмотря на некоторые поправки, суть реформы не изменилась: впредь потерявшие в Германии работу будут поставлены в такие условия, которые вынудять их поторапливаться с поиском новой. И соглашаться практически на любую вакансию – и менее престижную, и менее оплачиваемую, и дальше от дома. Правительство надеется, что в результате реформы в стране вовсе не останется безработных со стажем более года – это те, которых особенно трудно пристроить на рынке труда. Но все по порядку.

Самое главное нововведение – сокращение срока выплаты стандартного государственного пособия. Безработные моложе пятидесяти пяти лет смогут рассчитывать на него только в течение первых двенадцати месяцев, а не до трёх лет, как сейчас. Размер этого пособия зависит от прежней зарплаты – около шестидесяти процентов. Затем, по еще действующему законодательству, безработным начинают выплачивать так называемую «помощь», которая ниже, чем пособие, но также зависит от величины бывший заработной платы. Петер Харц эту «помощь» решил полностью аннулировать. Впредь государственная поддержка безработных со стажем более года будет ориентироваться не на их прежний доход, а, как сказано, «на потребности». То есть получать они будут фактически сегодняшнее социальное пособие плюс временно небольшой бонус. Это столько, чтобы ноги не протянуть.

Отличие такого, названного «пособием по безработице номер два» от стандартного социального, чисто условное. Его будут выдавать тем, кто способен работать хотя бы три часа в день. Кто не способен – сидит, как говорят в Германии, на социале. При этом и те, и другие будут обязаны браться за почти что любую предложенную биржей труда работу, даже с мизерной оплатой, с сокращенной рабочей неделей, соглашаться на так называемые мини-вакансии, лишь бы хоть частично самому удовлетворять свои потребности, а не целиком сидеть на шее у государства. Левые социал-демократы настояли разве что на том, чтобы почасовая оплата для них была не ниже общепринятой минимальной в данной местности. «Отказников» будут безбожно штрафовать, сокращая ежемесячное вспомоществование кому на четверть, а злостным даже на треть. А некоторым – в первую очередь молодым – и вовсе будут приостанавливать выплату всякого пособия.

Надо сказать, что уже и сейчас у местных отделений немецкой биржи труда есть возможность наказывать тех, кто уклоняется от той или иной работы, ссылаясь на её несоответствие своей квалификации или профессии, на слишком низкую оплату, на слишком длинный путь до предложенной работы. Проблема в том, что работникам биржи труда сегодня надо самим доказывать, что вакансию они подобрали в общем-то приемлемую, а безработный просто не хочет трудиться. И охота им копаться в параграфах? Других дел по горло. По новому же закону, самому безработному придется убеждать биржу в том, что вот эта вакансия ему ну никак не подходит. А кто хоть раз общался с немецким чиновником, знает, что легче головой стену пробить, чем побудить его растянуть статью закона или прикрыть глаза на тот или иной параграф распоряжения.

Но и это еще не всё. Повышается ответственность родителей за детей и детей за родителей. Состоятельный папаша будет вынужден платить часть пособия по безработице своему уволенному сыну, а отпрыски – содержать безработных отца или мать. Кроме того, при назначении пособия биржа труда будет учитывать имеющиеся у клиента капиталы. Пусть сперва потрясет свой банковский счет, продаст машину, золотишко и договор страхования жизни, а уж только потом приходит за государственной помощью. Самое болезненное – это последнее, договор страхования жизни, который есть в Германии у более чем половины её жителей. Не потому что риск сыграть в ящик в Германии особенно велик, а потому что, как правило, сумму выплачивают аккурат к выходу на пенсию, чтобы было на что скоротать вечер жизни. Только благодаря протесту левых в социал-демократической фракции, безработным позволили оставить немного на старость. Добились они от канцлера и уступки в том, что касается взаимных обязательств детей и родителей. Пока сын за отца не в ответе. Но это – временный успех левых. Консервативно-либеральная оппозиция голосовала в бундестаге против четвертого пакета Харца. Она считает, что меры недостаточно жесткие. В палате федеральных земель, где у ХДС большинство, законы завернут, отправят в согласительную комиссию, и можно не сомневаться, что даже такие минимальные поблажки безработным будут вновь аннулированы.

Крутые вводятся правила на немецком рынке труда, особенно с точки зрения тех, кто и рад бы, но не может найти вакансию, а также симулирующих безработных и социальщиков. Левые приверженцы традиционной социал-демократической теории считают их социально несправедливыми, подрывающими завоевания немецких трудящихся. Но и оппоненты канцлера в его собственной фракции в конечном счете проголосовали в парламенте «ЗА». И не только потому, что в противном случае правящая коалиция рисковала не собрать необходимого большинства, канцлер подал бы в отставку и власть в стране поменялась бы. Жестким мерам просто нет альтернативы. Государственные расходы по социальным статьям бюджета превысили всякие допустимые нормы, привели к очередному рекорду государственной задолженности – сорок миллиардов евро. И разве социально справедливо перекладывать эти долги на плечи грядущих поколений? Жалко, конечно, немецких пенсионеров, которым в следующем году, скорее всего, пенсии не повысят, как обычно, вслед за общим ростом заработных плат. Но разве социально справедливо каждый год оплачивать это повышение дальнейшим увеличением отчислений в пенсионный фонд, которые уже сейчас составляют почти пятую часть зарплаты работающих? Так что теоретикам классической социал-демократии есть над чем подумать.

Марихуана по рецепту врача или в табачном киоске. В Берлине будут легализованы мягкие наркотики.

Четыре миллиона жителей Германии не могут обходиться без алкоголя или таблеток. И примерно столько же здесь наркоманов. Пристрастия и тех, и других – это болезнь. Вследствие злоупотребления спиртным здесь ежегодно отправляются в мир иной по сорок тысяч человек. Смертность среди наркоманов – в двадцать раз ниже. Такова официальная статистика. Но если алкоголь пьют у всех на виду, то наркотики – под запретом. Причем, все – и жесткие, типа героина, ЛСД или кокаина, и так называемые мягкие – гашиш, марихуана, которые в соседней Голландии, например, можно совершенно легально свернуть на улице в козью ножку или заказать по меню в кофе-шопе.

В Германии же можно иметь при себе, не идя на конфликт с законом, только определеное количество граммов, некую норму для личного потребления. Честно говоря, не знаю, сколько именно нужно для одной закрутки. В разных федеральных землях эта норма разная. О двух-трех – до тридцати граммов. В Берлине – шесть граммов. Если в кармане находят больше – автоматически заводиться уголовное дело. В среднем – по четыреста в день, более миллиона за последние десять лет. Судебные решения по таким делам от земли к земле выносятся тоже разные. В Сааре, скажем, четверть всех осужденных были приговорены к разлиным срокам лишения свободы. В Бремене за решетку не отправили ни одного. Большая часть заведенных дел до суда вообще не доходит – слишком уж мелкая рыбешка. Но в любом случае, бюджетных денег на следствия по делам мягких наркоманов ежегодно уходит немерено. В Берлине решили с этим покончить. Впредь иметь и потреблять гашиш или марихуану здесь можно будет почти что вполне легально, как потягивать пиво.

Правящие в городе социал-демократы и посткоммунисты на прошлой неделе поддержали соответствующую инициативу оппозиционных либералов и «зеленых». Собственно, они и сами намеревались легализовать в Берлине производные от конопли, даже в коалиционном договоре еще два года назад такой пункт записали. Да всё руки не доходили, других дел было по горло. Теперь вот оппозиция инициативу перехватила. Не ясно пока еще, сколько именно можно будет иметь при себе зелья, чтобы не нарваться на неприятности. «Зеленые» предлагают установить норму в тридцать граммов, либералы – вполовину меньше. Сейчас, напомню, столичная полиция обязана заводить бюрократию, если находит у джанки больше шести граммов. Правда, и по новым правилам не будет совсем уж легальным обкуриваться или носить в кармане увесистую табакерку с марихуаной. Для этого надо общефедеральный закон поменять. «Зеленые» то готовы, да вот канцлер пока жмется. Но вот в единоличной власти самих столичных властей дать указание полиции не заводить уголовные дела по пустякам. Может Берлин по своему усмотрению также упорядочить торговлю гашишем и марихуаной. Отпускать их, например, в аптеках по рецепту врача, как предлагает сенатор по вопросам здравоохранения Хайди Кнаке-Вернер из Партии демократического социализма, или в тех же кофе-шопах вроде голландских. За частичную легализацию мягких наркотиков в Берлине выступают все партии, кроме консерваторов. Но на то они и консерваторы.

Планы берлинских властей вызвали в стране немалый переполох. Как же так, возмущаются хранители грааля, ведь мягкие наркотики – это прямой путь к жестким – героину и кокаину!? Специалисты-наркологи, однако, возражают. Согласно научным исследованиям, только один процент любителей конопли позже садится на иглу. А вот такая доля среди тех, кто начинает свою нарко-карьеру с алкоголя, а также успокоительных или бодрящих таблеток, в несколько раз выше. Это, во-первых. А во-вторых, давно известно, что запретами делу не поможешь. Планы берлинского сената – это фактичесеская фиксация сегодняшнего статус-кво и попытка выбить почву из-под ног криминальных дилеров. Берлин – конопляная столица Германии, а окружающая его федеральная земля Бранденбург – своего рода сырьевой придаток. В прошлом году полиция изъяла здесь почти пять тысяч нелегально выращенных кустов конопли. Её разводят и в собственных подвалах под искусственным светом, и в старых, заброшенных с времен ГДР совхозных конюшнях и коровниках, есть и новые, вполне современные теплицы. Оборудование одной такой на тысячу саженцев стоит десять тысяч евро. Инвестиции быстро и с лихвой окупаются. В самом же Берлине трудно найти хоть одну дискотеку или ночной клуб, где бы в воздухе не витал кисловатый дымок. А на частных вечеринках скрутить козью ножку считается хорошим тоном. Марихуану, говорят, продают, правда, из-под полы даже в самых обычных табачных киосках. Столичные власти поняли, что попытки пресечь моду на коноплю полицейскими мерами, заведомо обречены на провал. Как сухой закон в Америке или антиалкогольная кампания Горбачева.

Новости «Русского Берлина»

Арбитражная комиссия еврейской общины Берлина признала недействительными выборы в состав правления общины, которые состоялись 14-го сентября. Теперь их придется повторить. Причиной стали протесты ряда кандидатов, которые не были избраны в правление. Они утверждали, что результаты голосования подверглись фальсификации. Берлинская еврейская община насчитывает 10 тысяч человек и является крупнейшей в стране. До 80 процентов членов общины – выходцы из бывшего Советского Союза, которые переселились в Германию в течение последних 10 лет. В выборах 14 сентября приняло участие большое число русскоязычных кандидатов. Некоторые из них вошли в состав правления. Однако победителем выборов, результаты которых теперь аннулированы, стал избирательный блок «Кадима». Евреи-выходцы из СНГ не играли в нем ведущей роли...

«Тот, кто не ценит своего прошлого, недостоин настоящего». Эти слова известного ученого Александра фон Гумбольдта стали девизом ежегодных Дней культуры российских немцев. Их организатором стало берлинское землячество немцев из СНГ. Оно представляет более 50 тысяч переселенцев, которые живут в столице Германии... Впервые Дни культуры состоялись четыре года назад и стали с тех пор традиционными. На этот раз они были проведены в ратуше района Райникендорф. Несколько дней подряд в залах ратуши собирались по несколько сот немцев-переселенцев. Перед ними выступили исполнители авторской песни Пауль Больдт и Фируз Бахор, писатели Йохан Варкентин и Александр Райзер. В рамках Дней культуры прошла выставка работ художников-переселенцев, состоялся танцевальный вечер...

«Запад закрывает глаза на войну в Чечне». Об этом заявил уполномоченный по правам человека фракции СДПГ в бундестаге Рудольф Биндиг. По его словам, руководители ведущих западных стран должны более отчетливо формулировать свою критику чеченской политики Кремля. Биндиг представил берлинской общественности сборник статей, посвященный проблемам становления гражданского общества в России. Их авторами являются 27 российских правозащитников и сотрудников неправительственных организаций. Сборник объемом в 240 страниц издан Германским институтом по правам человека. Эта расположенная в Берлине организация была создана по решению бундестага 2 года назад и наблюдает за соблюдением прав человека в Германии и за ее пределами...

По поводу 80-летия киностудии «Мосфильм» в Доме науки и культуры Российской федерации на берлинской Фридрихштрассе прошла ретроспектива классических лент «Мосфильма». Среди них были «Война и мир», «Солярис», «Калина красная». Кроме того, впервые в Германии были продемонстрированы новые работы Станислава Говорухина «Благословите женщину» и Вадима Абдрашитова «Магнитные бури». Ретроспектива вызвала большой интерес у зрителей и была организована кинопрокатной фирмой «Прогресс», которая является партнером «Мосфильма» в Германии...