На каком языке заговорят ″Белорусские хроники″? | Суть дела | DW | 27.07.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Суть дела

На каком языке заговорят "Белорусские хроники"?

26.07.2005

Вначале - два мнения. Первое:

- Для нас вопрос языка – это вопрос независимости. Пусть лучше не будет вообще программы из Германии, чем она будет русскоязычной.

Мнение второе:

- Я считаю, что эта информация должна поступать на том языке, который легче всего усваивается сегодня гражданами Республики Беларусь. Это не образовательная программа по белорусскому языку, это - информационная передача.

Спор по поводу формы нашей будущей белорусской странички на "Немецкой волне" станет сегодня темой дискуссии в программе "Суть дела".

Сегодня мы продолжим разговор, начатый неделю назад. Напомню, что мы обсуждали идею появления на "Немецкой волне" 15-минутной программы, которая рассказывала бы о событиях в политической, экономической, культурной жизни Беларуси. Программа, которая бы знакомила с белорусами весь остальной мир, да и самих белорусов, потому что они часто даже не догадываются о том, что на самом деле происходит в их стране. Дефицит информации как главный фактор появления такой передачи отмечали участники нашей прошлой программы - белорусские политики Анатолий Лебедько и Сергей Калякин, а также журналист Николай Маркевич.

Кажется, при таком однообразии мнений не должно быть разгогласий. Но спор возник вокруг языка нашей будущей программы. Его начало положило письмо в Посольство Германии в Республике Беларусь председателя Товарищества белорусского языка Олега Трусова. Намерение делать программу на русском языке он назвал "имперским подходом" и ущемлением прав белорусов. Согласитесь, обвинение настолько серьезно, что оставить его без внимания было бы неосмотрительно. Поэтому мы попробуем разобраться в языковой проблеме вокруг нашей программы.

Для начала, дадим слово Олегу Трусову для пояснения, что он имел в виду под имперским подходом?

- Не случайно в свое время с нарушением Конституции и всех законов был проведен так называемый референдум о равноправии двух языков. Какое равноправие, если приходите в любое учреждение - нет ни одного белорусского бланка. А если равенство - то, как в Бельгии или Финляндии - все на нескольких языках. Мы боремся за каждое слово. Сколько ТБМ боролось за то, чтобы в электричках объявления зазвучали по-белорусски! Мы отправили 58 тысяч подписей и победили. А сейчас вы работаете как российские империалисты и навязываете нам язык, который для нас является языком оккупантов. Мы ничего не имеем против любого языка. Но то, что делает ваше радио, это, я бы сказал, постколониальный синдром.

Руководимое Олегом Трусовым общественное объединение "Товарищество белорусского языка имени Франциска Скорины" ставит своей целью обеспечение реального государственного статуса языка коренного этноса Беларуси. Оно не выступает за ограничение прав русскоязычного населения, она борется за то, чтобы в стране уважали белорусский язык. Парадоксально, но за это в Беларуси надо бороться.

Возможно, мнение Трусова - это мнение одиночки, однако это не так. Его поддержал и журналист, редактор закрытой властями газеты "Погоня" Николай Маркевич.

- Для белорусов мы можем вещать только по-белорусски. Только в этом случае у нас создается действительно информационная альтенатива, будет возникать элемент доверия. Только в этом случае мы можем говорить не только про информационную альтернативу, но альтернативу всему тому, что проводит в действие администрация А. Лукашенко.

Официально, по Конституции, белоруский и русский языки в Республике Беларусь имеют одинаковый статус государственного языка. Но на деле практически все делопроизводство ведется на русском. Белорусский язык вытесняется из официального употребления, системы образования и воспитания, средств массовой информации. Все чаще, сознательно или неосознанно, официальные СМИ тиражируют такие установки, как "какая разница, на каком языке говорить", или "на белорусском языке нельзя высказать ничего великого". Между тем, белорусский язык - один из старейших славянских языков. Во времена Великого княжества Литовского на нем говорили не только на территории современной Беларуси и Литвы, он был одним из языков межгосударственных отношений в Европе. На нем печатал свои книги Франциск Скорина. Сегодня за пределами Беларуси его изучают в 12 университетах мира, а с этого года к ним добавится и знаменитый Гарвардский университет.

Поэтому и не понимает Олег Трусов такого шага, идущего, по его мнениею, вразрез с проводимой Западом политикой.

- Нас очень удивляет "Немецкая волна", потому что недавно даже шведы сделали белорусскоязычную передачу, я уже не говорю о поляках, литовцах, латышах, американцах и т.д. Что это делают немцы - для меня это удивительно, потому что именно немцы во время Первой мировой войны в 1916 году первыми в мире официально признали белорусский язык на оккупированной территории как официальный язык - мы это внесли во все учебники. Сейчас они это или забыли, или не понимают - нам тяжело сказать.

Многие, разделяя озабоченность Олега Трусова наступлением на белорусский язык, тем не менее, не согласны с высказанными им обвиненями в наш адрес. Следом за письмом председателя ТБМ в Посольство Германии в Республике Блерусь последовало обращение ряда белорусских политиков и общественных деятелей, однако, с совершенно другим содержанием. Андрей Климов, бывший депутат Верховного Совета, Валерий Фролов, генерал-майор и некоторые другие политики высказали поддержку будущей программе. Они выразили несогласие с мнением Олега Трусова, увидевшего в намерении делать русскоязычную программу, "неуважение в отношении белорусского народа, его языка и культуры", а также "дублирование репрессивной политики белорусского режима".

Авторы второго письма утверждают, что реальная аудитория "Белорусских хроник" на русском языке многократно превышает тех, кто сможет слушать это программу на белорусском. Мнение лидера Объединенной гражданской партии Анатолия Лебедько.

- Общий посыл о том, что белорусского языка надо больше везде и повсюду - он совершенно правильный. Вопрос в другом: как быстро это можно сделать? Я, будучи избранным в парламент в 90-ом году вспоминаю ситуацию, когда в Верховном Совете по-белорусски разговаривало буквально несколько человек. Через три год апрмиерно 70% депутатов выступали по-белорусски. Не бло штурмовщины, обязаловки, но выпутление на белорусском было признаком хорошего тона. Поэтому я думаю, что в этом вопросе не нужно создавать никакие временные рамки, в течение которых это должно быть реализовано. И не должно быть именем революции, именем демократии или именем кого бы то ни было или чего бы то ни было. Здесь надо идти поступательно и не спешить, хотя мы все откровенно признаем, что есть большая дискриминация белорусского языка. Я думаю, что этим продиктовано заявление Трусова. В конечном итоге, потребителю будет важно, насколько это будет качественные, своевременные и интересные новости. И если будет аналитика, тоже актуальная и интересная, то рейтинг сам в конечном итоге все решит.

Несомненно, что определяющим критерием в нашем споре о языке будущей белорусской программы выступает то, на каком языке программа будет понятна большинству. И здесь - поразительно! - обе стороны приводят одни и те же факты, только по-своему их интерпретируют. А фактами выступают результаты переписи населения Беларуси 1999 года и социологических опросов.

В своих опросах с 1995 года белорусский Независимый институт социально-экономических и политических исследований (НИСЭПИ) регулярно интересовался у респондентов о языке их повседневного общения. Количество ответивших, что они пользуются русским языком, колебалось от 37% до 47%. Доля ответивших, что пользуются только белорусским языком, менялась от 2% до 7%, около половины опрошенных называли переходные формы – "белорусский и русский" и "смешанный (трасянка)". Однако председатель ТБМ Олег Трусов эту статистику комментирует по-своему.

- На литературном русском языке говорит 5-7%% и все. Остальные говорят на трасянке либо на литературном белорусском или белорусском диалекте. Белорусский язык в Беларуси понимают все. Более того, есть перепись населения, в котором 76% жителей страны назвали белорусский своим родным языком, кстати, из них - полмиллиона не-белорусов. Так что мы - не Шотландия и не Ирландия, где не понимают родного языка. У нас его понимают все, поэтому так с ним борются разные оккупанты.

Таким образом, Олег Трусов считает, что язык, на котором говорит большинство белорусов - белорусский. Но как определяют его сами люди? Согласно той же переписи, упомянутой Трусовым, только 36% людей признались, что говорят дома на белорусском языке, а вот на русском - 63%. Еще более выразительная статистика в городах: там на русском говорят четверо из пяти человек. На селе наоборот - по-русски говорит один из пяти. Тем не менее, Олег Трусов считает, что русскоязычная программа "Немецкой волны" белорусам не нужна, и обещает при ее появлении активно с ней бороться.

- Будем против этого воевать очень активно. И когда это все-таки произойдет, будем собирать письма граждан, направлять их в немецкое посольство. Я думаю, вы получите письма нескольких десятков тысяч граждан разных национальностей против русской передачи на Немецкой волне. Сейчас мы ведем переговоры с Би-Би-Си о белорусскоязычной передаче - нам обещают ее сделать. Шведы, к примеру, уже сделали - и мы им благодарны. Все цивилизованное общество у нас будет против русского языка в этой программе, потому что русскоязычие давит их уже десять лет после референдума. А здесь еще и немцы помогут, мало нам с Востока, получим удар еще и с Запада. Подписи мы соберем на улицах и в школах, и направим немецкому послу лично, чтобы он видел, что конкретные люди с фамилиями и адресами хотят, чтобы "Немецкая волна" говорила с ними по-белорусски. Опыт сбора подписей у нас есть, а писать на "Немецкую волну" легче, чем в Администрацию президента, последствий не будет никаких.

Слушателю, который только что влючил нашу передачу, может показаться, что это говорит не приверженец демократического пути развития Беларуси, а сотрудник президентской администрации. Удивительно, но ни там, ни в ТБМ, выходит, не нужна правдивая информация о ситуации в Беларуси. В первом случае, потому, что она расходится с "официальной" правдой, во втором - что ее сообщают на "языке оккупантов" (формулировка председателя ТБМ). Нелишним будет вспомнить и недалекое советское прошлое, когда зарубежные "вражеские" радиоголоса запрежащи и глушили. Правда, тогда руководители общественных организаций не относили в зарубежные посольства письма протеста.

С таким подходом - "все или ничего" - категорически не согласен лидер оппозиционной Партии коммунистов Белорусской Сергей Калякин.

- Я считаю, что эта информация должна поступать на том языке, который легче всего усваивается сегодня гражданами Республики Беларусь. Это не образовательная программа по белорусскому языку, это - информационная передача. А сегодня мы можем констатировать, что около 75% населения воспринимают информацию, думают и общаются на русском языке. Поэтому я считаю, что большая часть этой программы должна быть на русском языке. Я не исключаю, что она может быть на двух языках, но вместе с тем, особенно на начальной стадии этого проект, он должен восприниматься слушателями свободно.

О возможности существования двух языков в будущей белорусской страничке "Немецкой волны" говорится и в ответе Посольства Германии в Республике Беларусь, направленного господину Трусову. В нем подчеркнуто, что в решении о русскоязычном вещании "Немецкая волна" и правительство Германиини в коем случае не имели ввиду ущемление прав белорусского народа, его языка и культуры.

Еще одним, не менее важным аргументом в пользу русского языка будет тот, что слушателями белорусской программы будут не только белорусы - но и жители соседних стран. Не однажды именно вмешательство иностранных политиков оказывало решающее влияние на судьбы белорусских правозащитников, политиков и журналистов, наказанных за свою деятельность на родине. А радио - это один из способов привлечь внимание к горячей белоруской теме за рубежом. Думается, что это внимание не будет лишним, учитывая проведение в будущем году в Беларуси президентских выборов.

В пользу русского языка нас склоняет еще и финансовая сторона вопроса. Открыть самостоятельную белорусскую редакцию "Немецкая волна" сегодня не может. Напомним, что наша радиостанция имеет статус общественно-правовой станции, финансируемой из немецкого бюджета. Открытие белорусской странички мы делаем за счет внутренних ресурсов, кстати, потеснив в эфире программы русской редакции - уже поэтому обвинение в посколониальном синдроме (формулировка председателя ТБМ) несколько некорректно. А если кто-то имеет настолько сильное лобби в немецком правительстве, чтобы "протолкнуть" идею самостоятельной белорусской редакции - мы будем всячески способствовать ее осуществлению.

Завершить языковые дебаты хотелось бы упоминанием любопытного феномена – язык в Беларуси, в отличие от балтийских соседей и Украины, есть фактор социально-демографический, а не социально-культурный. Несмотря на наличие образованных городских белорусскоязычных кругов, приверженных либеральных ценностям, основная масса белорусскоязычных – люди, главным образом, преклонного возраста, низкого образования, живущие в деревне и малых городах. Среди русскоязычных существенно выше доля горожан, высокообразованных людей, молодежи. Анализ данных опросов НИСЭПИ показывает, что вопреки распространенным представлениям, именно русскоязычные в наибольшей степени, по сравнению с другими языковыми группами, привержены независимости Беларуси, ценностям экономической свободы и испытывают наименьшие симпатии к А. Лукашенко.

Таким образом, возникает закономерный вопрос – кто будет наш слушатель, для кого мы будем в конечном итоге работать? Для узкого слоя убежденных сторонников президента Лукашенко, которые едва ли воспринимают критику в адрес своего кумира, или для молодой динамичной демократически настроенной аудитории? Для нас ответ очевиден. Свое мнение по теме программы вы можете высказать по адресу: 190000, Санкт-Петербург, Главпочтамт, а/я 596, "Немецкая волна".