1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия из первых рук

На дороге валялись 370 миллиардов евро

22.05.2003

370 миллиардов евро. Ничего себе суммочка, а? В рублях звучит ещё внушительнее: по нынешнему-то курсу это ... нет, не буду Вас и дальше миллиардами и триллионами мучить, скажу только, что это примерно в 10 раз больше, чем все расходы федерального бюджета Российской федерации в 2001 году. К сожалению, за прошлый год Минфин России официальных данных ещё не представил. Но всё равно, впечатляет, правда? Теперь Вы, конечно, спрашиваете себя, откуда я взял эту безумную цифру в 370 миллиардов евро? А именно в эту сумму оценивают специалисты оборот нелегального труда в Германии. Ну, если, в общем-то вполне законопослушные граждане в массовом порядке обманывают государство, значит, что-то не в порядке в государстве. Значит, задавили граждан налоги и социальные отчисления. Так что, пока политики который уже год ищут пути из кризиса, сотрудники финансовых и иных ведомств пытаются отлавливать нелегалов. На охоту вместе с сотрудниками дюссельдорфского муниципалитета вышел наш корреспондент Геро Ройтер:

«Мы получили анонимное сообщение, что на улице Руртальштрассе, где проводится капитальный ремонт жилого дома, работают люди, которые получают социальное пособие, и нелегально подрабатывают. Вот мы и проверим этот объект.»

Руководитель облавы Георг Крюгер обговаривает со своими сотрудниками план операции. Всего семь человек, из них трое - женщины. Всё вооружение - наручники, баллончики с перечным газом и рации. Если им окажут сопротивление, придётся вызывать на подмогу полицию. Сотрудники муниципалитета могут задержать подозреваемого, но арестовать его имеют право только полицейские. Нелегалов можно разделить на две категории: во-первых, это иностранцы, которые не имеют в Германии разрешения на работу, во-вторых, жители Германии, которые получают социальное пособие или пособие по безработице, а сами нелегально работают. Но вот мы и прибыли на стройку. Прежде всего приходится вызывать подкрепление - у здания оказалось несколько выходов. По сигналу начинается проверка документов:

«Удостоверение личности у Вас с собой? Тогда пройдёмте на второй этаж, посмотрим. В какой больничной кассе вы застрахованы? Получаете ли Вы социальное пособие или пособие по безработице? А здесь Вы кем работаете? Подсобником?»

А в это время в соседней квартире поднимается шум:

«Подождите, пожалуйста... Встаньте вот сюда. Повернитесь! Лицом к стене!»

Два штукатура пытались убежать. Но сопротивления оказывать не стали. Всё равно, до приезда полиции им надевают наручники.

«Откуда Вы? Из Польши? Да. Есть у Вас виза, разрешение на работу или Вы здесь туристы.»

Разрешения на работу у обоих поляков нет. Кто их работодатель, они либо действительно не знают, либо отказываются сказать. И вдруг оба перестают понимать по-немецки. Ну что ж, в полиции их допросят с переводчиком. Обоим грозит высылка из Германии с конфискацией заработанных денег. У всех других 13 строителей взяли их паспортные данные. Теперь предстоит проверить, действительно ли кто-то из них обманывает социальное ведомство или биржу труда. Если да, то им придётся выплатить задним числом обманно полученные пособия и уплатить ощутимые штрафы. Ну а побочно выяснилось, что и вся фирма работала нелегально.

«Так, из того, что нам удалось до сих пор установить, стало ясно, что фирма не внесена в реестр ремесленных предприятий. Во всяком случае, лицензии на штукатурные работы у неё нет.»

За уклонение от налогов владельцу фирмы теперь предстоит как минимум высокий денежный штраф. Вот только налоговой инспекции ещё предстоит разобраться, кому предъявлять обвинение: оказывается, на небольшой стройке было задействовано сразу несколько субподрядчиков. Так что дело может затянуться на месяцы. А что же рабочие, как они относятся ко всем этим проверкам. Оказывается, положительно, во всяком случае, перед микрофоном?

«Вообще-то я думаю, это в порядке. Потому что они сбивают расценки, эти нелегалы. Я понимаю, им тоже жить надо. Но мне они сбивают почасовые, как мне на эти деньги семью прокормить?»

Такого же мнения придерживается и руководитель группы по борьбе с нелегальной работой Георг Крюгер. Причём нелегалов-иностранцев он не осуждает: не от хорошей жизни они соглашаются работать за гроши. Иное дело, жители Германии, которые получают государственные пособия и нелегально подрабатывают. В сумме у них зачастую получается даже больше денег, чем у тех, кто работает на законных основаниях и исправно платит налоги.

«Нет, Вы только подумайте, на весь Дюссельдорф всего-навсего четверо или пятеро постоянных сотрудников в группе по борьбе с нелегальной работой. Только для рейдов мы привлекаем людей из других отделов. Какой напрашивается вывод? Ну, наверное, ни на федеральном уровне, ни у нас в городе никто и не хочет всерьёз бороться с этим видом преступности.»

Но пока работать нелегально выгоднее, чем на законных основаниях, вряд ли одни лишь полицейские или административные меры помогут решить проблему.

А я-то возвращаюсь к сумме в 370 миллиардов евро. Уж очень сильно она поразила моё воображение. Именно столько, по оценкам, составляет оборот нелегального рынка труда в Германии. Так вот, оборот в 370 миллиардов - это эквивалент 9 миллионов рабочих мест. А у нас в Германии 4 с половиной миллионов безработных. Кроме того, оборот в 370 миллиардов евро - это около 100 миллиардов недополученных налогов и взносов в социальные кассы. Если прибавить ещё и суммы незаконно полученных пособий, то и все дыры в бюджете можно залатать и проблему безработицы в стране в одночасье решить. Стоит только ликвидировать рынок нелегального труда. Тогда, наверное, найдутся и деньги, чтобы помочь людям которые действительно нуждаются в помощи. Например, родителям-одиночкам. В основном это женщины. Вот о такой семье и подготовил репортаж Вольфганг Бушфорт:

А недавно родился ещё один ребёнок...

Спальный район города Оберхаузен. Пяти-комнатная квартира, но комнаты маленькие - вместе с кухней и ванной всего 90 квадратных метров. Бедно, но прибрано - насколько это вообще возможно с малыми детьми. Верещат три попугайчика в клетке. Здесь живут Андреа Клайн и её пятеро детей. Тесно. У матери даже своей спальни нет - она на ночь ютится на диване в так называемой «большой комнате». Своего первого ребёнка Андреа родила, когда ей было 15. Через несколько лет вышла замуж - один за другим родились ещё трое. Потом муж её бросил. Алименты? Ищи ветра в поле.

«Он смылся. Я понятия не имею, где он. Куда только я ни звонила. Может быть, его и в живых-то уже нет. Да никто его и не ищет.»

Андреа не сдалась и пошла работать уборщицей:

«Финансово дела у меня были гораздо лучше. Я зарабатывала тогда больше тысячи евро, ведомство по делам несовершеннолетних мне помогало. Дети были в детском саду - Там хорошее питание было и всё такое. Мы нормально жили. Но потом дочка заболела, и мне пришлось работу бросить.»

У 8-летней дочери началось тяжелое заболевание суставов. Ей трудно ходить, особенно подниматься по лестнице. Она требует постоянного ухода. Ну, как это совместить с работой? Социальный педагог Кристина Райзинг из благотворительного фонда католической церкви «Каритас» знакома с множеством таких случаев:

«Да к нам ежедневно обращаются семьи и отдельные люди с такими проблемами. Матери-одиночке очень трудно найти работу. Не хватает детских садов. Трудно найти рабочее место с гибким графиком. Кроме того, в основном у этих женщин нет профессиональной подготовки. Вот и остаётся единственный выход - обращаться за социальной помощью.»

На что же Андреа живёт?

«От социального ведомства я получаю 1.075 евро в месяц. Но мне ещё надо 575 евро платить за квартиру, 100 евро - за электричество, потом телефон и другие расходы. Мало что остаётся. Потом я ещё получаю «детские деньги», на детей. Это 820 евро в месяц. Вот на эти деньги практически и живём.»

А детям столько всего нужно. И всё дорого. Социальное ведомство выделяет дополнительные суммы на покупку самых необходимых вещей, скажем, нового холодильника или телевизора. Вот и на летнюю одежду для семьи Андреа получит деньги, но только ... в июле. А лето вот оно, на носу. Поехать куда-нибудь в отпуск Андреа даже и не мечтает. Но и сдаваться не собирается:

«Ну там, всё время что-то надо, то обувь, то одежду, школьные вещи. Я ведь слежу, чтобы у меня дети обихоженные ходили. Приходится просить в разных фондах, выкручиваться. Я надеюсь, когда дети подрастут, что я всё-таки пойду работать. Потому что когда я работала, мне лучше жилось.»

Но это если и будет, то очень нескоро. Жизнь-то ведь продолжается: 8 месяцев тому назад Андреа родила сына. Вот так они и живут: совсем ещё молодая мать-одиночка и её пятеро детей.