На вопросы слушателей отвечает адвокат | Мосты | DW | 20.06.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мосты

На вопросы слушателей отвечает адвокат

16.06.2005

В редакцию приходит много писем с просьбой рассказать об изменениях в процедуре приема переселенцев, связанных с новым законом об эмиграции. Мой коллега Андрей Гурков задал самые типичные вопросы слушателей кёльнскому адвокату Норберту Гинтену.

- Господин Гинтен, действительно ли новый закон об эмиграции ставит еще больше правовых преград на пути этнических немцев из стран СНГ в Германию?

Требования приема ужесточились. Особенно это касается членов семей этнических немцев, в частности детей и супругов. С 1 января 2005 года необходимым для этих лиц является знание немецкого языка, что они должны подтвердить на экзамене. Одним из важных изменений в законе является то, что члены семей переселенцев не должны иметь судимостей или состоять в какой - либо организации национал - социалистического толка.

Для граждан, имеющих судимости, шансы довольно ограничены. Но это зависит еще от того, за какое преступление человек был осужден. Каждый случай рассматривается индивидуально.

Эти и другие изменения предусмотрены в новом законе об эмиграции.

- С какими проблемами приходят к адвокату переселенцы и эмигранты из стран СНГ?

Самая главная проблема - это уровень знаний немецкого языка. Поздние переселенцы должны доказать перед многими инстанциями, что они способны вести простую беседу на немецком языке. Знания языка проверяются на экзамене. Для этого Федеральное административное ведомство направляет в области проживания этнических немцев своего представителя, который присутствует при проведении языкового теста. Во многих случаях знания языка являются недостаточными. Это проблема, с которой мы сталкиваемся чаще всего. После вступления в силу нового закона появилась еще одна преграда. Она заключается в том, что супруги и дети кандидатов в поздние переселенцы тоже должны доказать, что они имеют начальные знания немецкого языка.


Отказ о приеме в Германию можно опротестовать, что мы делаем во многих случаях. Через поданную апелляцию можно попытаться доказать, что знания языка достаточны для приема в Германию или же, что знания немецкого языка не могли быть проявлены из-за условий жизни в месте проживания этнических немцев. Федеральное административное ведомство во многих случаях обращает на это внимание, если предоставляются доказательства, что знания немецкого языка являются лучше, чем их удалось проявить на экзамене. При рассмотрении апелляции, кандидат в поздние переселенцы снова приглашается на собеседование, где его знания языка проверяются повторно, но для этого необходимо ходатайство адвоката или решение суда.

- Расскажите о самых типичных ошибках, которые совершают этнические немцы при подаче ходатайств о приеме в Германии в качестве поздних переселенцев?

Как показывает мой опыт, заявления от кандидатов в переселенцы о приеме в Германию заполняются очень хорошо. После получения результатов языкового теста они проверяются повторно. А именно: соответствуют ли ответы, которые были даны на экзамене, данным, находящимся в ходатайстве о приеме в Германию. Федеральное административное ведомство принимает, во внимание тот факт, что чьи то знания языка не были оценены в достаточной степени.

В своем заявлении о приеме необходимо давать достоверные сведения, потому что позднее все они проверяются на экзамене. Но конечно, знания немецкого языка не должны быть представлены в заявлении хуже, чем они есть на самом деле. Необходимо, чтобы у переселенца был человек, который уполномочен поддерживать контакт с Федеральным административном ведомстве на месте, но также адвокат, который заботился бы о том, чтобы в это ведомство поступили все необходимые документы заявителя. В случае, если будет недоставать каких - либо бумаг или будет получено отрицательное решение из Федерального административного ведомства адвокат мог бы представлять интересы заявителя в этом учреждении. Он мог бы объяснить, какие бумаги необходимы для оформления искового заявления, и какими будут расходы в случае обращения в суд.

- Каковы шансы получить разрешение на ПМЖ в Германии у тех этнических немцев, которые не сдали экзамен по немецкому языку? Можно ли доказать через суд, что у того или иного кандидата в переселенцы не было реальной возможности сохранить в семье немецкий язык и культуру?

Это тот случай, когда поздний переселенец не смог выучить немецкий язык из-за условий жизни в месте своего проживания. Он выражен в шестом параграфе четвертой части закона об изгнанных. Если будут представлены доказательства, что из-за условий жизни знания языка оказались не достаточными, можно все равно рассчитывать на то, что будет получено разрешение о приеме. Такие случаи были в моей практике. Например, совсем недавно, когда заявительница немецким языком в достаточной степени не владела, потому что она выросла в доме интернате для сирот. Там все разговаривали только на русском языке.

Суд принял это во внимание и в этом случае, вынес положительное решение о приеме.

Это было интервью с кельнским адвокатом Норбертом Гинтеным.

А теперь письмо нашего украинского слушателя Виктора Стодоля из Сумской области.

«В Украине много было информации о визовом скандале в Германии. Это, на мой взгляд, еще один минус немецкой демократии, в которой я давно разочарован. Моя жена и я предполагали, что при отъезде семьи сына в Германию на ПМЖ, что, когда они устроятся, то мы тоже сможем к ним переехать, так как находимся уже в преклонном возрасте.: мне 73 года, жене – 70 лет. Других детей у нас нет. Остаток жизни хотелось бы провести рядом с детьми. Но, как говорится, не зная брода, не суйся в воду. Знали бы мы тогда, в 1995 году, что с нами так обойдутся, то все иначе бы сделали, сразу бы подали вместе с сыном заявление о приеме в Германию. А теперь законы поменялись и мы больше не имеем права жить рядом с детьми, в одной с ними стране. Хотели как лучше, а получилось, как всегда. С 1998 года я добивался от административного ведомства разрешения на въезд в Германию, исписал гору бумаг, но все безрезультатно. Через , 6 лет пришел отказ. Хотел навестить сына и внуков, но сыну приглашение не подписали, так как ему, дескать, не позволяют доходы содержать гостей. А время уходит, дают знать о себе болячки. Вот еще одна глупость немецкого законодательства – не могу повидаться с сыном. Мы с женой морально угнетены, живем, как говорится на три «д»: донашиваем, доедаем, доживаем. Знаю, что в Германии больше пяти миллионов безработных и тем не менее, никто не собирается уезжать из ФРГ, даже та пожилая женщина из Казахстана, о которой вы рассказывали в «Мостах». И еще один прокол немецкой демократии: моей невестке, как этнической немке, зачли учебу в институте и трудовую деятельность в Украине, а сыну нет. Ну, не нарушение ли это прав человека?».

Вот такое письмо пришло из Сумской области. Постараюсь прояснить ситуацию, чтобы у других не сложилось впечатления, что в Германии нарушаются права человека. Начнем с проблемы, о которой шла речь в самом начале письма. Родители надеялись, что если дети их окажутся в Германии, то они беспрепятственно смогут к ним переехать в преклонном возрасте. Это типичная ошибка, которую совершают те, кто решается на переезд в другую страну. Уже сам переезд внутри одной страны – дело хлопотливое и непростое. А в другую страну, где действуют совершенно другие законы и образ жизни – тем более сложно. Ошибки происходят в первую очередь из-за не информированности некоторых граждан. И десять лет назад кандидатам в переселенцы германские чиновники не уставали повторять: если принято решение на переезд в Германию, не разрывайте семьи, дождитесь разрешения на всех членов семей и все вместе выезжайте. Нельзя полагаться на привычное «авось». Нет, в Германии действуют совершенно определённые законы, которые регулируют жизнь в стране. Германия не может принимать всех, кто хочет жить в ФРГ, по одинаковым правилам. На каждую категорию эмигрантов действует разные законодательные акты. Переселенцы принимаются в соответствии с одним законом, в котором четко оговорены правила приема не немецких членов их семей. Родители не немецкого супруга должны быть заранее внесены в ходатайство о приеме, чтобы позже не возникло сложностей, с которыми как раз и столкнулась семья Стодоля. Жизнь ведь не стоит на месте. Конечно, родители могли бы согласно закону, регулирующему воссоединении семей, приехать к детям. Но при условии, что обстоятельства соответствуют нормам закона. Если сын не может обеспечить проживание родителей в Германии из-за того, что у него небольшие доходы, то почему государство должно брать на себя эти расходы? Представьте себе, сколько родственников у более трех миллионов переселенцев и эмигрантов из России и стран СНГ? Германия не в состоянии принять всех и более того – всех содержать. На какие средства? На средства налогоплательщиков, местных граждан, которые сами бояться снижения уровня жизни или потери рабочего места. Закон призван и их защищать, граждан страны. Так что, как бы то ни было, господин Стодоля, а говорить о том, что в Германии не демократические законы, по меньшей мере, несерьезно. Так получается, что многие люди за собственные ошибки часто обвиняют других, только не себя самих. Наконец, что касается признания дипломов и стажа работы переселенцев и членов их семей, то есть родственников, то это тоже отрегулировано законодательными актами, которые, как и сама жизнь, меняются в соответствии с изменяющимися обстоятельствами. Двадцать лет назад признавали стаж каждого члена семьи переселенцев, а через десять лет, когда количество переселенцев утроилось, средств стало меньше и было принято решение изменить некоторые законодательные акты. Причем, изменения эти произошли согласно всем демократическим нормам. От перемен в законе пострадали, если можно так выразиться, не только ненемецкие члены семей, но и сами переселенцы, им тоже снизали выплаты пенсий до уровня социального пособия. В результате пострадали все, ведь не немецкие члены семей продолжают жить в семье. Надо учитывать реалии, не от хорошей жизни это происходит. И в Германии приходится экономить. Если этого не делать, то жизнь очень быстро выйдет из колее и станет еще хуже. Одно дело интегрировать десятки тысяч новых граждан, другое дело несколько миллионов. Понять государство, которое пытается ужесточением законов, хоть как то решить возникающие проблемы, я думаю. Что можно. Так же, как можно понять горе родителей, которые не могут жить рядом с детьми в старости. Но нельзя при этом забывать о том, что решение о переезде в Германию не всей семьей сразу принимало не государство, а сами люди, которые заранее не потрудились собрать информацию о том, как реализовать принятое решение с меньшими потерями для себя. Увы, это хоть и горькая, но правда. С ней надо считаться, а не сетовать на недемократические законы Германии и нарушение прав человека. Таково мое мнение, как автора передачи и человека, ежедневно сталкивающегося с проблемами интеграции переселенцев в Германии. Это не значит, что я не могу понять некоторых наших слушателей. Я тоже считаю, что германские чиновники должны нести долю ответственности за то, что не достаточно хорошо информировали этнических немцев и кандидатов в контингентные беженцы, когда те еще жили в странах СНГ. Но в Германии действует принцип, каждый в ответе за собственные поступки и решения. А если провинились чиновники и это можно доказать через судебные инстанции, то, как и в любом правовом государстве, ответственность будут нести те, кто совершил ошибки и виноват в последствиях.