1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Суть дела

Начнется ли новая гонка вооружений?

13.02.2003

Прежде чем говорить о будущем, нужно вспомнить несколько наиболее важных моментов истории последней гонки вооружений, закончившейся гибелью СССР. В качестве исходной даты возьмём 26 мая 1972 года, когда в Москве было подписано первое - так называемое, промежуточное - соглашение об ограничении стратегических вооружений (ОСВ) и системах противоракетной обороны (его чаще называют договор по ПРО). Этот пакет документов стал первым результатом понимания того, что гонка вооружений слишком дорого обходится налогоплательщикам, а потому её надо как-то затормозить, обуздать.

Для этого решили, во-первых, ограничить сами работы по созданию оружия массового поражения, а во-вторых, запретить размещение и испытание любых противоракетных систем - на земле, на море, в воздухе и в космосе. Логика этих соглашений определена страхом: если ни у меня, ни у тебя нет защиты, то нет смысла соревноваться в развитии оружия. Договор был бессрочным, но каждые 5 лет предусматривался пересмотр его положений. Для этого была создана специальная консультативная комиссия, в которую входили представители обеих стран. СССР и США оставляли за собой право в любой момент в одностороннем порядке расторгнуть договор, предупредив об этом другую сторону за полгода до намеченной даты. Весь мир облегченно вздохнул, надеясь, что система этих договоров будет способствовать снижению напряженности в мире. Но США и СССР настолько мало доверяли друг другу, что втайне продолжали разработку и испытания новых систем вооружения и защиты.

Наиболее ярким эпизодом этой гонки вооружений стала знаменитая СОИ - Стратегическая Оборонная Инициатива (по-английски SDI - Strategic Defence Initiative). Американские политики и военные решили разработать систему, которая позволяла бы перехватывать и уничтожать вражеские ракеты в воздухе. Проект вошёл в историю как программа «звездных войн» - аналогия с известным фильмом Лукаса подводила к мысли о том, что СОИ будет столь же эффектной, дорогой, но абсолютно бесполезной программой - в общем голливудским боевиком. СОИ нарушала сразу несколько положений договора по ПРО. Разработка системы требовала широкомасштабных исследований и испытаний и была финансовым и военно-техническим вызовом Советскому Союзу, находившему уже на грани своих возможностей.

В октябре 1986 года проблемы, связанные с ПРО и стратегическими вооружениями, были вынесены на обсуждение тогдашних лидеров обеих стран - Горбачева и Рейгана. Они встретились в Рейкьявике. Проект был настолько важен для США, что взамен за согласие СССР на его беспрепятственную реализацию, Рейган предложил сократить американский ядерный арсенал наполовину. По мнению американских специалистов, это восстанавливало баланс сил. Казалось бы, подпись Горбачева могла стать эпитафией гонки вооружений. Но несмотря на столь большой соблазн, советский генсек отказался от сделки. Ставка была гораздо выше, чем могло показаться на первый взгляд: в СССР понимали, что программа противоракетной обороны в какой-то момент может просто разрушить всю теорию ядерного сдерживания. То есть, может наступить момент, когда США станут и сильны, и неуязвимы, т.е. будут иметь и достаточное число ядерных боеголовок, чтобы уничтожить Советский Союз, и надежную систему противоракетной обороны, чтобы не пропустить контрудара, считает конфликтолог, т.е. специалист, занимающийся решением и предотвращением международных конфликтов, Харальд Мюллер:

«Система противоракетной обороны была необходима США для того, чтобы потенциальному противнику даже в голову не пришло атаковать Америку».

Тогда в 1986 году в Рейкьявике каждый остался при своем: и ПРО не распался, и СОИ не была запрещена. Никаких исторических прорывов. Рейган обвинял в провале переговоров Горбачева. Советская сторона возложила ответственность за провал на администрацию США, "которая показала явное нежелание отрешиться от имперских амбиций на руководство миром" - писали тогда советские публицисты.

Распад СССР, появление вместо одного предсказуемого противника сразу многих непредсказуемых - целой оси зла - заставило американцев по-новому взглянуть на проблему ПРО. В 2000 году американцы заявили, что договор по ПРО, в котором участвуют только они и Россия - бессмыслица, реликт «холодной войны». В 2001 году США вышли из договора по ПРО и сменили концепцию безопасности. Её основой стала программа Национальной Противоракетной Обороны. (National Missile Defence). Однако новый проект сильно отличается от рейгановской Стратегической Оборонной Инициативы: сейчас американское руководство отошло от доктрины изоляционизма и предложило взять под «ядерный зонт» и другие страны мира, прежде всего государства-члены НАТО, и будущих членов ЕС, и даже Россию, которая, правда, пока этого не хочет. Но сначала, Бушу предстояло убедить в необходимости этого зонта американских налогоплательщиков. Говорит Харальд Мюллер:

«Демократическое общество никогда не согласится на военную авантюру, если гражданин осознает, что это ставит под угрозу и его жизнь. Если же цель оборонительного проекта государства - рост безопасности гражданина, то получить «добро» на проведение военной операции гораздо проще».

Повод представился сам собой ранним утром 11 сентября 2001 года. Аналитики Пентагона мгновенно сориентировались в новой обстановке. Угроза была прямой и непосредственной и требовала решительных действий. Америка объявила тотальную войну международному терроризму. Естественно, и за пределами США.

«Проект национальной противоракетной обороны приобретает в этом новом контексте огромное значение. Он должен гарантировать безопасность территории США в случае ракетно-ядерного удара, а в идеале направлен на полное устранение опасности подобного рода. Для международной политики США это крайне важно, ибо тот, кто воюет далеко за пределами своей территории должен быть уверен в безопасности своего тыла».

Америка начала активную реализацию данного проекта, будучи в шоковом состоянии, только это может объяснить, почему США не считаются с затратами, как полагает профессор физики гамбургского университета Гётц Нойнэк:

«Пакет программ противоракетной обороны стал самой дорогой статьей американского бюджета. Президент Буш стремится любыми силами внедрить данную программу, даже независимо от её эффективности. На уже проведенные исследования США затратили гораздо больше средств, чем планировали. Половина дорогостоящих испытаний прошла неудачно. По оценке экспертов бюджетной комиссии Конгресса, внедрение всего двух пунктов проекта противоракетной обороны обойдется США в 60 миллиардов долларов. Минимальная стоимость всей программы оценивается в несколько сотен миллиардов долларов. Я очень сомневаюсь в том, что даже такое государство как США сможет себе позволить столь дорогой противоракетный зонт. Кроме того, в данном проекте отсутствуют конкретные цели, нет четко выработанной программы действий. Никто не может точно сказать, какие конкретные функции отводятся каждому его элементу».

В чем же принцип нынешней стратегической оборонной инициативы, на которую не жаль тратить львиную долю бюджета?

«Нынешнее руководство Белого Дома отказалось от идеи использования ядерного оружия в стратегии превентивного удара, т.е. с целью «отпугивания» противника. Это изменение стало следствием окончания "холодной войны" и исчезновения основного противника - Советского Союза. Принцип «ядерного сдерживания» перестал быть единственным средством военной дипломатии США. Теперь это лишь одна из составных частей оборонительной «триады», которая включает в себя еще чисто оборонительную стратегию и принцип нанесения ядерного удара лишь после атаки противника. Эти части системы дополняют и ограничивают друг друга. Поэтому отказываться от какой-либо из них США сегодня не собираются. Абсолютное военное превосходство США в мире по-прежнему является американским видением мирового порядка», -

уверен конфликтолог Харальд Мюллер. Несмотря на то, что «холодная война» давно закончилась, американский ВПК не стал дешевле. По мнению Мюллера, сегодня Америка, расширяя свое влияние в мире, стала преемником (наследником) ... распавшегося Варшавского договора: США приходится обеспечивать безопасность его бывших членов, т.е. своих новых друзей. Для этого необходима сложная система противовесов.

«Основной принцип стратегии превентивного удара заключается не в самом ударе, а в том, что вы заранее и постоянно проводите определённые политические и психологические мероприятия с целью убедить противника не только в наличии у вас ядерного оружия, но и в наличии у вас политической воли для его применения уже в случае возникновения опасности. Успех другого принципа - принципа ответного удара, зависит от гораздо большего числа факторов. Надёжность новой противоракетной обороны может быть гарантирована лишь при наличии детальной информации о стратегическом арсенале противника. В этом случае необходима интенсивная работа спецслужб. Ведь после возможной атаки в течение нескольких минут надо локализовать место старта вражеских ракет, проанализировать их тип, скорость, предполагаемую цель и принять соответствующие меры по перехвату. Поэтому поддержание боеготовности этих трех китов американской оборонительной политики требует невероятных усилий. Американцы могут чувствовать себя в безопасности, только оставаясь на вершине мировой иерархии стратегических вооружений. Это вынуждает их вкладывать огромные средства в исследование, развитие и создание новых систем противоракетной обороны».

Триада оборонительной стратегии США основывается на "триаде" стратегических вооружений – ядерного, обычного и ракетного, которые также дополняют и ограничивают друг друга. Несмотря на количественное уменьшение ядерного вооружения в мире в течение последних десятилетий, США по различным оценкам по-прежнему располагают арсеналом от пяти до двенадцати тысяч ядерных боеголовок. Для сравнения - у России их сегодня около трёх с половиной тысяч. Но самое главное: не стоит заблуждаться, думая, что сокращение количества ядерных боеголовок делает мир безопаснее. У того, кто умеет «обогащать уран» всегда остается возможность быстрого восстановления объема вооружений до прежних размеров, считает Харальд Мюллер. Здесь сам собой напрашивается вопрос: насколько безопаснее стал мир после окончания «холодной войны», если на смену одной оборонительной стратегии сразу пришло несколько?

«Противоракетная оборона является гарантией государства на тот случай, если не сработает стратегия ядерного сдерживания и превентивного удара. Здесь вступает в силу противоположный принцип – т.н. «запугивание отказом» от такого удара. Его смысл не в том, что вы угрожаете противнику нанести ему ответный удар во много раз сильнее того, что он нанёс вам, а в том, что у вас есть возможность адекватного ответа на атаку любой силы. Поэтому противник должен хорошо подумать, прежде чем вступать в конфликт».

В чем же заключается современное американское видение принципа ядерного сдерживания?

«Если Саддам Хусейн, Иран или Северная Корея будут осознавать, что у США есть оборонительный потенциал, которым они в свою очередь не обладают, то они никогда не посмеют противостоять американским интересам в регионе. Если Китай вдруг решит осуществить свою политику национального единства по отношению к Тайвани, либо начнет отстаивать свои территориальные претензии в Южно-Китайском море, то ему придется столкнуться с американской военной машиной».

Гётц Нойнек не согласен с мнением американского руководства, что совершенствование оборонительной системы способствует ограничению неконтролируемого распространения оружия массового поражения на планете.

«Стратегия национальной безопасности США, составленная в основном Кондолизой Райс, предполагает, что только и исключительно США имеют право нанесения превентивного удара. Таким образом они хотят ограничить распространение оружия массового поражения. Но как внедрение такой системы отразится, скажем, на Чечне или Кашмире, если другие страны не смогут ничего предпринять без позволения супердержавы США? На мой взгляд это типично имперские амбиции».

Ахиллесова пята американской политики глобальной противоракетной обороны заключается на сегодняшний день, кроме всего сказанного, еще и в том, что при самых оптимистичных прогнозах США понадобиться несколько лет для ее внедрения. В течение этого времени страны, не желающие вступать в «клуб песни и пляски под американскую дудку» будут продолжать активно (тайно или открыто) вооружаться. А это означает лишь одно: возрождение гонки вооружений.

Об этом мы поговорим в одной из следующих передач, а на сегодня все.

Автор: Сергей Мигиц