1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа и европейцы

Национальные особенности предоставления гражданства

14.03.2006

Может ли членство в местном спортивном клубе или участие в церковном хоре служить доказательством любви иммигрантов к новой родине – Швейцарии? Почему мусульман, желающих получить гражданство Германии, просят с недавнего времени сообщить о своём отношении к многожёнству? По какой причине голландские болельщики так невзлюбили своего министра иммиграции? Поиску ответов на эти вопросы и посвящён сегодняшний выпуск радиожурнала «Европа и европейцы», речь в котором, как многие наверняка уже догадались, пойдёт о национальных особенностях предоставления гражданства.

В Швейцарии доля иностранцев одна из самых высоких в Западной Европе. Практически каждый пятый житель конфедерации – иммигрант или потомок иммигранта. Однако большинство из них не имеют швейцарского гражданства – слишком уж сложна процедура его предоставления. Подробности – в сообщении, которое подготовил Йоахим Шуберт-Анкенбауэр.

Когда Зине Мерино исполнилось тридцать, она решилась наконец подать заявление на предоставление ей швейцарского гражданства. Тянуть было в общем-то и нечего. Ведь хотя Зина и происходит из семьи иммигрантов, сама она и родилась, и выросла уже в альпийской республике. Тем не менее избежать трудностей ей не удалось:

- Что такое предоставление гражданства на швейцарский манер, я испытала на себе в полной мере. Снаружи мой дом тайно осматривал полицейский. Зная о том, что мужа у меня нет, он расспрашивал соседей о том, насколько упорядоченный образ жизни я веду. Об этом рассказал мне один сосед, который счёл подобные методы возмутительными. Я поинтересовалась у полицейского, зачем он всё это делал. На что он ответил: «Ну, знаете, у Вас, как у югославов, могли в трёхкомнатной квартире жить двадцать человек».

В том, что получить швейцарское гражданство совсем непросто, на личном опыте убедилась и Дорис Бьянки:

- Швейцария рассматривает право гражданства как высшее благо, претендовать на которое могут лишь избранные. И причина этого – в мировоззрении жителей альпийской республики. Швейцарцы часто воспринимают себя как народ избранных и считают, что принадлежать к нему достойны лишь немногие.

Решение о том, кто достоин получить швейцарский паспорт, а кто нет, принимается в Швейцарии на трёх (!) уровнях. Правом голоса обладают и община, и кантон, и конфедерация. Не стоит забывать и о том, что каждый кантон или полукантон (так уж сложилось исторически) – это в некотором роде государство в государстве. Неслучайно в сознании многих людей Швейцария ассоциируется не только с сыром и шоколадом, но и с федерализмом. А потому чуть ли не в каждом кантоне действуют свои правила. Это касается, например, налоговых ставок, принципов школьного образования, размера социальных пособий, предоставления гражданства. В одних общинах действуют очень строгие правила, в других процедура была в последние годы несколько упрощена. В городах получить гражданство обычно проще, нежели в сельской местности. Однако права на свободный выбор кантона (разумеется, того, где действуют наиболее либеральные нормы) в альпийской республике нет. Прежде, чем подавать на гражданство, необходимо прожить в Швейцарии 12 лет, из них – в зависимости от местных законов – до десяти лет в одном кантоне или даже общине. За общиной и закреплено право на принятие окончательного решения. А возможности обжаловать его в случае отказа просто не предусмотрено. Человек, ходатайствующий о предоставлении гражданства, должен доказать, что воспринимает себя как часть швейцарского общества. И расслабляться не стоит даже тем, кто живёт в Швейцарии уже много лет. Ведь специальная комиссия может нагрянуть и домой. К Гюлие Сезер, например, заявились с инспекцией сразу шестеро проверяющих.

- Я тогда кое-что изменила в обстановке. Компакт-диски с турецкой музыкой переставила на нижнюю полку, а с английской – на верхнюю. Я не хотела, чтобы у кого-то возникло ощущение, будто я не интегрировалась и зациклилась на Турции. И самое интересное, что люди, которые приходили ко мне с инспекцией, действительно смотрели в т.ч. и на компакт-диски.

Мало того, есть городки, где «доказательством» любви к Швейцарии служит членство в местном спортивном клубе или участие в церковном хоре. В некоторых деревнях вопрос о том, выдавать швейцарский паспорт тому или иному человеку, решается... голосованием жителей общины. Тем соискателям на получение гражданства, которым пришлось пройти подобную процедуру, не позавидуешь. Поскольку в некоторых случаях решение об отказе принималось на основе расовой или этнической принадлежности, федеральный суд подобные голосования запретил. Против этого вердикта выступила Швейцарская народная партия, которую возглавляет известный своими правопопулистскими взглядами Кристоф Блохер. По его инициативе было собрано свыше ста тысяч подписей, необходимых для проведения всенародного референдума по этому поводу.

То, что в альпийской республике так сложно получить гражданство удивительно ещё и потому, что иностранцы в Швейцарию на протяжении многих лет активно привлекаются. Доля иммигрантов и их потомков уже достигает 20 процентов. Но многие из них, испугавшись сложной процедуры, документы на получение гражданства даже и не подавали. 700 тысяч жителей страны (т.е. практически это каждый десятый) – это иммигранты во втором и третьем поколении, не имеющие швейцарского гражданства. Этим недовольны и многие швейцарцы. Попытки сделать процедуру предоставления гражданства более либеральной предпринимались в альпийской республике неоднократно. И все они закончились безрезультатно. Так, в ходе референдума в сентябре 2004 года швейцарцы отказались упростить правила натурализации даже даже потомков иммигрантов. Немалую роль сыграла здесь всё та же Народная партия Кристофа Блохера. В преддверие референдума она выпустила плакаты с фотографией Усамы бен Ладена на швейцарском паспорте. Противники либерализации законодательства ссылаются также на то, что число иммигрантов, которым гражданство всё же предоставляется, и так неуклонно растёт: с шести тысяч в 1990 году до сорока тысяч в прошлом. А существующие требования, дескать, не такие уж и драконовские: выучить один из государственных языков – немецкий, французский или итальянский; не иметь судимостей; пройти специальный тест для претендентов на получение швейцарского паспорта. На этом экзамене необходимо продемонстрировать, что ты знаком с историей своего кантона и конфедерации, особенностями политического строя Швейцарии, с обычаями и традициями альпийской республики. Как замечают острословы, тест настолько сложен, что далеко не все коренные швейцарцы сдадут его с первого раза.

В Германии действуют куда более простые правила предоставления гражданства. Даже слишком простые, тут же добавили бы некоторые политики. И указали бы на многочисленные случаи выдачи немецких паспортов людям, которые не могут объясниться на языке Шиллера и Гёте даже на самом примитивном уровне. В этой связи входящий в правящую коалицию консервативный блок ХДС/ХСС решил ужесточить условия предоставления гражданства. Речь идёт о том, чтобы сделать обязательным - помимо единого для всех федеральных земель языкового теста - посещение специальных интеграционных курсов. Но власти южногерманской земли Баден-Вюртемберг уже пошли дальше. Одной подписи под заявлением о признании норм действующего в Германии законодательства, как это принято в других землях, им показалось мало. Ещё в начале января чиновники, курирующие сферу миграции, получили специальные анкеты с тридцатью вопросами для соискателей на получение немецкого гражданства. Цель опроса - проверить, так сказать, благонадёжность того или иного иммигранта и выяснить, насколько его общественно-политические представления соотносятся с Основным законом ФРГ. Дескать, компетентные органы, вывод которых играет при предоставлении гражданства решающую роль, не могут взять на заметку каждого потенциального террориста и экстремиста. Несмотря на эту благородную вроде бы цель, в стране разгорелся нешуточный скандал. Оказалось, что вопросник задумывался прежде всего для проверки мусульман. Именно к ним адресованы вопросы об отношении к кровной мести или обычаю насильно выдавать девушек замуж. Подробности – в сообщении, подготовленном Ниной Веркхойзер.

Почин властей Баден-Вюртемберга журналисты тут же окрестили «тестом для мусульман». Все его пункты так или иначе касаются представлений о смысле демократии, лояльности к конституционному строю, терпимости по отношению к другим религиям, равноправии полов. При этом некоторые вопросы сформулированы так, что люди, слабо владеющие немецким языком, могут неозоснанно дать неправильный ответ. Т.е. это по сути т.н. «вопросы-ловушки». Среди них, например, есть такие:

- Вам должно быть известно об атаках 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке и 11 марта в Мадриде. Те, кто совершил их, являются в ваших глазах террористами или борцами за свободу? Обоснуйте свой ответ.

- Газеты иногда пишут о случаях, когда мужчины убивают своих дочерей или жён из-за их непристойного поведения, чтобы сохранить таким образом честь семьи. Как Вы оцениваете подобные действия?

- Что Вы думаете по поводу того, если у одного мужчины в Германии будет две жены?

- Некоторые люди возлагают всю ответственность за мировое зло на евреев и даже утверждают, что это они стоят за организаторами терактов 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке. Как Вы относитесь к подобным утверждениям?

- Представьте себе, что Ваш совершеннолетний сын сообщает Вам, что он - гомосексуалист и хочет жить вместе с мужчиной. Какой будет Ваша реакция?

Министр юстиции Баден-Вюртемберга Ульрих Голль считает, что этот тест может если и не исключить, то хотя бы уменьшить вероятность получения гражданства ФРГ радикалами или террористами:

- Мы не хотим предоставлять гражданство исламским экстремистам. Говорю совершенно открыто: мы не хотим сетовать постфактум, что нас обвели вокруг пальца. Мы за предоставление гражданства живущим в Германии иностранцам, но при этом они должны признавать нашу конституцию.

Тем не менее «тест для мусульман» приобрел такую скандальность, что даже стал предметом обсуждения в германском бундестаге. Возмущён был даже однопартиец Ульриха Голля Хартфрид Вольф:

- Ряд вопросов сформулированы так, что даже хорошо образованным немцам порой тяжело их понять. Что касается сути этих вопросов, то некоторые из них просто не могут являться предметом для обсуждения, т.к. являются дискриминирующими по половому признаку или предполагают возможность превосходства одной нации над другой по этническому признаку.

Есть в анкете и вопросы, ответить на которые сложно вне зависимости от религиозной принадлежности или воспитания. А кроме того, как отметил депутат от Социал-демократической партии Германии Михаэль Бюрш, чиновник, даже попросив соискателя на получение гражданства ответить на все тридцать вопросов, может не распознать человека, не приемлющего существующий в ФРГ конституционный строй:

- Разоблачить того, кто действительно является противником нашей конституции, с помощью этого теста невозможно.

Но самую главную претензию парламентариев сформулировал депутат от партии «зелёных» Йозеф Филип Винклер:

- Министерство внутренних дел (Баден-Вюртемберга – прим.ред.) априори подозревает всех мусульман, обратившихся с заявлением о предоставлении им гражданства, в антиконституционных настроениях. Это никоим образом не может рассматриваться как вклад в дело интеграции иностранцев, поскольку речь идёт о дискриминации целой группы по принципу религиозной принадлежности.

«Тест для мусульман» лишь поощряет существующие в обществе предубуждения. Тем не менее добиться отмены вопросника парламентарии не смогли, поскольку против столь радикального решения выступила фракция правящего консервативного блока ХДС/ХСС. Вот как объяснил это депутат бундестага от ХДС Клеменс Биннингер:

- Мы не должны равнодушно взирать на то, как кто-то создаёт здесь в Германии параллельное общество, становится гражданином ФРГ и – уже обладая всеми правами и свободами – борется с нашей системой ценностей. Тот, кто старается не замечать подобных явлений, ставит под угрозу мир и согласие в нашей стране, но мы закрывать глаза на эту проблему не станем.

Тем не менее другие земли, в которых у власти также находится консервативный Христианско-демократический союз, перенимать опыт Баден-Вюртемберга не спешат. Слишком уж одиозную известность приобрёл всего за несколько недель «тест для мусульман».

Между тем, даже в тех странах, в которых действуют предельно жёсткие правила предоставления гражданства, нередко делают исключения для выдающихся учёных, общественных деятелей, спортсменов. В преддверии чемпионата мира по футболу, до начала которого осталось менее трёх месяцев, об этом вспомнил тренер голландской национальной сборной Марко ван Бастен. Он надеялся, что молодой нападающий роттердамского «Фейенорда», уроженец Кот´д-Ивуара Саломон Калу сможет пройти упрощённую процедуру принятия нидерландского подданства. Но не тут-то было. Министр иммиграции и по вопросам интеграции Рита Вердонк на днях отклонила, причём уже в четвёртый раз, просьбу о досрочном предоставлении гражданства 20-летнему бомбардиру. Довод у неё при этом всё тот же. В ходе ноябрьского экзамена, сдавать который должны с недавнего времени все претенденты на нидерландское подданство, Саломон Калу сделал на две ошибки больше, чем было позволено. Тем не менее небольшой шанс надеть форму голландской национальной сборной у выходца из Кот´д-Ивуара всё же есть. В соответствии с решением Верховного суда, 10 мая - всего за пять дней до подачи заявок со списком игроков - Саломон Калу вправе пройти экзамен повторно. Правда, даже в случае его успешной сдачи министр иммиграции может если и не отказать молодому игроку в гражданстве, то в любом случае затянуть процесс его предоставления. Таким образом, возмущаются голландские болельщики, Рита Вердонк может забить мяч в собственные ворота. Причём в прямом смысле. Дело в том, что Саломон Калу, если он не получит гражданства Нидерландов, скорее всего будет выступать за родной Кот´д-Ивуар. По стечению обстоятельств, команда этой страны оказалась в той же группе C, что и голландцы.