1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Таджикистан

Национальное согласие в Таджикистане как соблазн для Афганистана

В Таджикистане после кровопролитной гражданской войны в 1997 году удалось достичь национального примирения. Можно ли этот опыт перенести на Афганистан?

default

Теракт в Душанбе. 2007 год

В политической системе и в политической истории современного Таджикистана имеются специфические черты, которые побуждают специалистов к следующему вопросу: насколько опыт Таджикистана может быть применен в соседнем Афганистане?

"Юрчики" и "вовчики"

К проведению аналогий с Афганистаном побуждают такие моменты, как сильно выраженный регионализм в политической культуре Таджикистана и опыт кровопролитной гражданской войны, в ходе которой в числе основных факторов раскола общества был исламистский, поскольку именно исламистски ориентированные отряды составляли ударное звено Объединенной таджикской оппозиции.

Можно искать общность и в том, что в таджикском вооруженном конфликте принимали участие внешние силы - Россия, Иран, Узбекистан, отряды моджахедов из Афганистана. Как известно, эта война, начавшаяся в 1992 году, завершилась в 1997 году мирным соглашением, согласно которому в политической системе оказались представлены обе противоборствовавшие группы.

Так, в госаппарате 70 процентов получили так называемые "юрчики" из Народного фронта во главе с Эмомали Рахмоновым, сегодня Рахмоном, и 30 процентов - "вовчики" из Объединенной таджикской оппозиции, чьим лидером был Саид Абдулло Нури. (Имеются различные толкования происхождения этих слов. Согласно одному из них "вовчики" – это производное от "ваххабитов", а "юрчики" – от "сторонников юридической гражданской власти". Другое связывает "юрчиков" с именем бывшего главы КГБ СССР, а затем генсека ЦК КПСС Юрия Андропова).

Национальное согласие и "умеренные талибы"

Это соглашение привело к национальному примирению, которое – и в этом сегодня сходятся практически все наблюдатели – определило успешный переход к гражданскому миру в стране. Может ли подобный механизм быть перенесен на Афганистан, где сейчас центральная власть в Кабуле декларирует политику национального примирения, а на январской международной конференции по Афганистану в Лондоне было решено в центре этого процесса разместить концепцию примирения с умеренными талибами и их адаптации в общество?

Flash-Galerie Afghanistan Land und Leute Kabul Straße

Кабул. Королевский дворец Даруламан. 2010

В этой связи опыт Таджикистана привлекателен для политтехнологов, занимающихся "афганской головоломкой". По мнению российского эксперта по Афганистану и по кризисным ситуациям Льва Королькова, идея "перевоспитать талибов" не в последнюю очередь возникла на таджикском примере. "Но это невозможно. За движением "Талибан" стоят чисто геополитические цели Пакистана. Они никогда не снимались, ни при какой смене руководства. Основная база "Талибана" – это зона племен в пакистано-афганском приграничье. Она постоянно будет генерировать оттуда кадры , надо знать менталитет этих людей" .

Учитывать разницу

По словам Льва Королькова, при сравнении ситуации в Афганистане с Таджикистаном необходимо учитывать существенную разницу в исходных позициях. В том числе, размеры страны, ее окружение, действующие в ходе вооруженного конфликта основные силы.

"Гражданский вооруженный конфликт в Таджикистане возник на фоне всеобщего развала СССР. Однако в Таджикистане расположены стратегические военные объекты России, границу охраняли пограничные войска РФ. Кроме того, таджики ориентировались вовсе не на талибов, а на собственные исламистские организации и рассчитывали на поддержку из Афганистана от Ахмадшаха Масуда, который этой поддержки не оказал, это было не в его интересах. Кроме того, 201 дивизия Российской Федерации оказала поддержку правительству", - отмечает специалист по Афганистану и по кризисным ситуациям.

Поэтому война "юрчиков" и "вовчиков" закончилась, в принципе, военным поражением экстремистских исламских организаций Таджикистана на основном оперативном пространстве территории республики. Но, с другой стороны, учитывая, что у них и их полевых командиров была родоплеменная поддержка среди населения в ряде районов, было решено достичь гражданского мира путем предоставления оппозиции ряда постов в силовых структурах, в армии и во внутренних войсках, рассказывает Лев Корольков. С течением времени большая часть этих лиц была вытеснена из органов власти, а оставшиеся адаптировались, проявили лояльность к существующему режиму.

В Афганистане основную силу оппозиции составляют талибы

Что касается Афганистана, где основную вооруженную оппозицию правительству составляет движение "Талибан", говорить о поражении которого пока не приходится, то, как подчеркивает Корольков, там "движение талибов было выпестовано пакистанскими спецслужбами. Деятельность этих спецслужб на Таджикистан не распространялась. В Узбекистане с самого начала Ислам Каримов жестко подавил такую возможность, а в Таджикистане выступали свои полевые командиры, и это были в большей мере клановые и родоплеменные разборки, где все хотели власти и денег, а лозунги стояли на втором месте".

Taliban in Afghanistan

Афганские талибы

Тем не менее, возможно ли, по примеру Таджикистана 1997 года, в Афганистане посадить за стол переговоров основные противоборствующие группировки, предоставить им, в определенной пропорции, места в центральных и региональных органах власти, и рассчитывать на постепенную или немедленную демилитаризацию конфликта? Эксперт по Афганистану Лев Корольков считает: "Теоретически возможно, но при этом надо физически уничтожить наиболее радикальную часть движения "Талибан". А это очень сомнительно, она постоянно генерируется. Все равно будет новая поросль, и война для них - образ жизни".

Автор: Виталий Волков
Редактор: Михаил Бушуев

архив

Контекст